fbpx
6+

Протоиерей Александр Степанов. Беседы о Библии. Книга Бытия (8)

Беседы о Библии. Книга Бытия. Передача 8

Анна Павлович:
Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! В эфире «Беседы о Библии». В студии протоиерей Александр Степанов, здравствуйте, отец Александр!
Прот. Александр Степанов:
Здравствуйте, дорогие радиослушатели!
А. П.:
И Анна Павлович. Я напоминаю, что мы говорим о первых главах книги Бытия, о сотворении мира, о сотворении человека, и как раз в нашей последней беседе мы начали разговор о грехопадении. Мы говорили о том, что зло вошло в мир именно через человека, через свободную волю человека. И говорили о том, каким образом дьявол искушает человека.
Здесь вспоминается цитата из Владимира Лосского. Он говорит о том, что змей сказал человеку: «будете как боги», и в этом он не до конца обманывал Еву, потому что человек действительно призван к обожению. Но Господь предлагал человеку путь обожения именно как путь, путь совершенствования, возделывания райского сада, то есть восхождения, а дьявол предлагает человеку единовременно: съешьте этот плод, и будете как боги. Это ведь магизм, да?

А. С.:
Да, совершенно верно, так сказать, получить желаемое с черного хода, а не путем, действительно, каких-то усилий, а главное – находясь в единстве с Богом. Не столько даже человеческие усилия там требовались, сколько требовалась преданность Богу, верность, благодарность – в общем, любовь. И грехопадение – это, конечно, фиксация момента разрыва вот этой связи и любви между Богом и Его творением, человеком.
Мы говорили в прошлый раз о том, каким образом именно происходило искушение. Говорили о том, что искушение, описанное в первых главах книги Бытия – это такой типологический образ искушения как такового. И потом мы говорили о том, что образ искушения повторяется и в Евангелии, когда сатана подходит ко Христу и предлагает ему практически те же самые искушения, которые были предложены первым людям.
Мы также говорили о том, что Христос, собственно, приходит как новый Адам. Ибо от первого Адама пошло человечество, а пав, это человечество оказалось больным, и вот для того, чтобы создать новое человечество, которое есть Церковь, и приходит Христос. Если там, как мы видим, рождение стало некоторой необходимостью новых людей, уже после грехопадения, и тот способ рождения, который мы знаем, он именно связан с некоторой необходимостью, с действием инстинкта, который есть несвобода принципиально, то рождение нового человечества, во Христе, вступление человека в Церковь – это всегда акт свободной воли человека. Ничего инстинктивного в этом нет. А если и появляются какие-то магические же ожидания у некоторых людей, то, конечно, Церковь должна очень внятно человеку объяснять, что никакой магии здесь не происходит.
Действительно, мы иногда сталкиваемся с тем, что люди, приходя и желая получить крещение, крестить своих детей, делают какой-то жест, похожий на то, что сделали первые люди, когда вкусили от древа, то, о чем мы говорили. Когда человек хочет без каких-либо своих усилий, без какого-либо труда, который теперь уже является совершенно необходимым, в падшем состоянии человека, достичь чего-то большего, чем ему уже дано. И вот здесь надо объяснять, что вступление в Церковь – это не магия, не просто действие, которое какой-то жрец над человеком произвел – и человек переменил свое качество. Но, конечно, это начало пути, который человек должен пройти и употребить усилия.
Мы уже говорили о том, что первой пала Ева, мы обсуждали вопрос, почему именно Еве было предложено сатаной искушение, а не Адаму. И вот дальше мы видим, что она взяла плодов этого дерева и ела, и, как сказано в шестом стихе, и дала также мужу своему, и он ел. Мы говорили о том, что духовные дары, религиозность, более присущи были женщине, и в этом отношении Адам полностью полагался на свою жену. И тот факт, что если у Евы искушения, предложенные змеем вызывали большие сомнения, она пыталась как бы бороться, чтобы что-то этому противопоставлять, то Адам просто автоматически съел то, что Ева ему дала, полностью ей доверяя, подтверждает вот ту гипотезу, которая была высказанна нами раньше.
А дальше мы видим последствия: что же происходит с людьми после того, как они вкусили этого плода от древа познания? В седьмом стихе говорится: «И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья и сделали себе опоясание». Это очень важный момент, важный стих, который говорит о том первом ощущении, которые пережил человек, выпав из того образа бытия, в котором он находился до грехопадения. Что они ощутили? Хотели ощутить, что они станут как боги, знающие добро и зло, а открылись у них глаза, и узнали они, что они наги.
Что такое нагота? Это стоит обсудить. Нагота – это ощущение своей незащищенности, уязвимости. Человек одевается прежде всего, потому что холодно; от каких-то внешних невзгод, физических неприятностей жизни мы защищаемся одеждой. Второе, одежда – это попытка что-то скрыть, создать образ, который нам бы хотелось, чтобы мы имели в глазах окружающих людей. И в этом смысле, это как бы манифестация того, чем мы хотели бы быть. Отсутствие одежды – это именно ощущение того, что мы обозримы со всех сторон, и наша суть видна окружающим людям, а мы хотели бы ее скрыть.
Во второй главе подчеркивалось, что были Адам и жена его наги и не стыдились, то есть они пребывали в таком состоянии, в каком пребывает младенец, которому неведомы эти чувства, в силу его абсолютной чистоты, отсутствия того, что ему хотелось бы скрывать. Ему нечего скрывать, в силу безгрешности. Как только человек приобщается к греху, так у него появляется желание что-то скрывать.
Вот это первое ощущение совершенной незащищенности. Ну и что люди делают? Они пытаются сделать себе одежду. Второй момент тоже очень важный, почему Адам и жена его не стыдились друг друга? Потому что, как мы говорили, они были по существу как бы одним телом, одним существом. Человек не стыдится сам себя. Вот здесь уже мы видим, что обозначается разрыв, то есть они перестают быть едиными в том смысле, в каком они были едины до этого момента. Появляется объективированное отношение друг к другу. Есть я, а есть не я. Появляется взгляд на другого как на ценность, и желание эту ценность как бы присвоить себе, сделать ее своей. Это взаимно появляется у мужчины и женщины. Раньше этого не было, потому что они просто ощущали полное единство.
Что происходит дальше? Дальше мы видим, что Господь Бог обращается к людям. В восьмом стихе говорится: «И услышали голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня». Здесь допущен такой антропоморфизм: Господь Бог, прохаживающийся по раю в прохладе дня. Почему такой антропоморфизм появляется? В данном случае отчасти отсутствующий в тексте еврейской Библии. Опять-таки, для того, чтобы Бог не воспринимался читателем как некая безличная сила. Очень важная мысль, которую утверждает Библия с первых страниц заключается в том, что Бог есть Личность. Безличная сила, вселенский разум – он не может прохаживаться, да и голос подавать тоже.
Что же сделал Адам, когда услышал голос Бога? «И скрылся Адам и жена его от лица Господа Бога между деревьями рая. И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: Адам, где ты? Он сказал: голос Твой я услышал в раю и убоялся, потому что я наг, и скрылся». Так начинается этот диалог.
Во-первых, Бог обращается к Адаму с вопросом «где ты?». Наивно было бы предполагать, что Бог потерял Адама среди деревьев и не знает, где он. Так что вопрос скорее всего носит характер вопрошания о духовном состоянии – где ты, что с тобой, не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть? Опять-таки, Господь Бог, конечно, знает, что произошло, в силу Своего всеведения. Что же означают эти вопросы? Конечно, не выяснение того, что было, а попытка начать разговор, вступить в диалог с человеком, который отвернулся от Бога и предпочел жить своей собственной жизнью.
Что Он ожидает, собственно, от Адама? Естественно, Он ожидает признания своей вины и покаяния, такая возможность у Адама есть, как и у любого человека, в тот момент тоже. Эту разорванную Адамом связь с Богом можно в этот момент восстановить. Что отвечает Адам? Ответ Адама очень показательный. Адам сказал: «Жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел».
А. П.:
То есть виновата и жена его, и сам Бог, все кругом.
А. С.:
Да, совершенно верно, Адам абсолютно отрицает свою вину, и какую- то свою ответственность за то, что он совершил, и валит все на жену и, в конечном счете, на самого Господа Бога, выступая здесь как первый детерминист. Все на самом деле было предопределено уже тем самым, когда Ты сотворил жену, Ты мне ее дал, и вот пожалуйста: она дала мне, ну а что же мне оставалось? Я уже ел. Тем более Ты еще и дары эти распределил, ей дал духовных больше – может быть, это тоже подразумевалось в этом ответе Адама. То есть первый человек в этот момент полностью отказывается взять на себя ответственность, признать свою вину и покаяться. Он утверждает, что то, что он сделал, он сделал вполне осознанно.
Мы сказали только что о том, что связь между Адамом и Евой разорвалась в результате грехопадения, и подтверждением этому является следующий, 13-ый стих: «И сказал Господь Бог жене: что ты это сделала?» Как мы помним, раньше Господь Бог обращался всегда только к Адаму, имея в виду, что обращаясь к Адаму, Он обращается к двум, потому что они были едины. Теперь, после этого разрыва, Богу приобрело смысл обращаться к ним порознь, потому что это уже два разных существа. Каждый отвечает за себя. «И сказал Господь Бог жене: что ты это сделала? Жена сказала: змей обольстил меня, и я ела». Значит, если Адам все сваливает на жену и на самого Господа Бога, то жена все сваливает теперь на змея. Есть ли вина змея? Конечно, есть, но вина одного не снимает вины другого, поскольку человеку была дана свобода, и он имел возможность не принять это искушение.
Итак, оба человека, и вместе, и порознь, решительно отказываются от покаяния, и от предложенного Богом восстановления отношений. Тем, что Бог заговорил, Он обозначил, что Он готов к тому, чтобы эти отношения восстановить, но люди отказываются, как мы видим. И дальше, начиная с 14-го стиха третьей главы, начинается то, что называют судом Божьим. Что же Бог присуждает, каков теперь образ бытия людей и всего окружающего их мира после этого факта разрыва отношений между людьми и их Творцом?
Этот суд начинается как бы с обратной стороны, со змея. Если там разговор был начат с Адама, потом Евы, со змеем, мы видим, Бог не вступает в диалог. Почему? Мы с вами говорили, что для бестелесных духов, для ангельских существ, очевидно, этот путь покаяния, путь изменения невозможен, в силу их природы. Они не имеют тела, через которое можно было бы вообще что-то пережить, это чистый разум, который избирает одно или другое. Повлиять на него уже дальше невозможно, если только механически, так сказать, не нарушать его свободу. Мы видим здесь, тоже такой характерный, показательный момент, что Бог не пытается подобный разговор вести с сатаной, ибо это невозможно. Ему Он просто присуждает то место, которое он должен будет занять в мире после грехопадения. Что же говорит ему Господь? «За то, что ты сделал это, проклят ты перед всеми скотами, и перед всеми зверями полевыми, ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей». Можно предположить, что до этого он ходил как-то там на ногах, а теперь будет ползать на чреве, то есть змея становится змеей, так сказать, в физическом смысле, так как бы она творится. Но понятно, конечно, что смысл не в наказании животного. В конечном счете, змея довольно неплохо приспособилась к тому способу перемещения, который ей дан.
Смысл тут более всего в том, чем будет питаться сатана. Ему не дается питаться чем-то высоким, духовным, ему дается питаться прахом. Если говорить о человеке, это означает, что сатане не отдается как бы весь человек. Душа человека уже не есть просто прах. Значит, он будет главным образом паразитировать на физической стороне человека, на его плотском составе, вот что будет служить как бы пищей сатане.
И дальше Бог говорит очень важную вещь, 15-ый стих: «И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее. Оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту». Этот 15-ый стих, третьей главы киги Бытия называется еще «Первоевангелие», настолько он содержателен, что содержит в таком свернутом виде все дальнейшее евангельское повествование. А Евангелие – это благая весть о боговоплощении, по сути дела. «Вражду положу между тобою, между сатаною и между женою». То есть жена будет главным твоим врагом, и между семенем твоим, то есть потомством твоим, под потомством сатаны, конечно, понимается не потомство в прямом смысле, потому что ангелы не воспроизводят себе подобных, они все сотворены Богом, но потомством, так сказать, в духовном смысле – тем ангельским воинством, которое сатана увлек за собою, то есть бесовское все воинство. Итак, вражда между этим всем сатанинским воинством, всеми духовными падшими силами, и между семенем жены. Это довольно странная мысль, потому что семя, как мы знаем, при рождении человека – это, что дает мужчина. Здесь – «семя жены». Что это значит? Это уже некоторый намек на то самое бессеменное зачатие, когда жена рождает безмужно, как во многих песнопениях Богородичных поется. Бессеменное зачатие. Рождается как бы от семени жены. Кто рождается? Рождается Христос. Значит, вражду положу между вот этим бесовским воинством и Тем, Кто воплотится бессеменно от жены, то есть Богочеловеком, Мессией.
«Оно будет поражат тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту». Что значит поражение в голову? Это смертельное поражение. А жалить в пяту? Это значит уязвлять как бы низшую часть. Значит, что было позволено сатане? Ему было позволено убить в Богочеловеке человека. И действительно, Человек погибает на кресте страшной смертью, но это поражение Богочеловека, оно неокончательно.
Таким образом, действительно, в таком чрезвычайно кратком, сжатом виде, в одном стихе дается основная мысль, основная идея всего того, о чем будет повествовать Евангелие.
Далее, как я сказал, продолжается вот этот суд в обратном порядке. Начинается суд со змея, которому просто определяется, каков будет его образ жизни, какое будущее ожидает его, а следующая – жена. «Жене сказал: умножаю, умножу скорбь твою в беременности твоей, в болезнях будешь рождать детей, и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою».
Итак, во-первых, рождение детей, которое заповедовано было Богом первым людям еще в райском состоянии, которое, очевидно, было бы безболезненно, теперь изменяет свой характер. Именно вследствие грехопадения рождение детей связано со скорбью, с болезненностью тела женщины. Почему, собственно, делается так? Тоже можно понять. Вообще надо иметь в виду, что суд Божий по отношению к людям – это не средство только лишь наказать. В божественном наказании все равно присутствует любовь. Бог не изменил человеку. Человек разорвал узы любви, со своей стороны он обрубил то, что связывает их с Богом. Но божественная любовь, она осталась такой же, как была. Бог неизменен в Себе. Бог есть любовь. И потому, вот то, что мы называем наказанием Божьим, судом Божьим, преследует собой цель помочь человеку.
Человек выпадает в новый модус бытия, и в этом модусе страдание оказывается абсолютно неизбежным, и Бог принимает меры для того, чтобы это страдание, во-первых, все-таки уменьшить, а во-вторых, сделать его созидательным.Чтобы человеку открыть возможность для покаяния. Поэтому все то, что мы воспринимаем как очень неприятные моменты, аспекты своей жизни, на самом деле служат именно для того, чтобы наше существование облегчить. Как мы увидим и дальше.
Итак, первое: женщина рождает в муках. Почему это делается? Если мы зададимся вопросом, каким образом этим действием Бог улучшает как-то положение человека? Мы знаем, что то, что достается нам с большим трудом, то мы и ценим намного больше. Поэтому, если мы рождаем детей такой, в общем-то, серьезной ценой, такими большими мучениями, которые, в каком-то смысле продолжаются и дальше, когда мы воспитываем детей, то здесь тоже довольно много усилий, а иногда и переживаний, а иногда и мучений. Через это в человеке, оскудевшем любовью, пробуждается подлинное чувство. Женщина начинает ценить свое дитя в гораздо большей степени, чем если бы оно досталось ей просто так, с неба бы упало – вот, пожалуйста. Как посторонний ребенок для нас. Его можно полюбить, но, тем не менее, здесь в самом этом акте рождения ребенка уже заложены такие усилия, такие страдания и муки, которые определенно сообщают рожденному значительную ценность в глазах женщины, и это рождает ту самую связь матери и ребенка, которая так особенно сильна в первые месяцы-год их совместного бытия.
А. П.:
Но женщины спасаются еще чадородием, да? Как говорит апостол, наверное, имея в виду именно вот это?
А. С.:
Ну тем, что, на самом деле, действительно, очень большие труды затрачиваются при воспитании, а человек призван трудиться, как мы увидим дальше. Исполняя свой материнский долг, и в рождении в муках, и в воспитании этого ребенка, в заботе о нем, выковывается то самое любящее сердце, которое и нужно Богу.
А. П.:
Как один мой знакомый священник сказал, что женщины хорошо устроились, они спасаются чадородием. Мужчины придумывают всяческие аскетические подвиги, как бы им не поесть, как бы им не поспать, как бы им потрудиться, а женщине не надо ничего придумывать. Она родила ребенка, ей необходимо делать все, что необходимо этому ребенку, и вот тебе все подвиги. То есть ты не ешь, ты не спишь, ты все время в заботах, ты не принадлежишь сама себе, то есть действительно это так.
А. С.:
Да, женщина в каком-то смысле начинает забывать себя в своих детях. Мы увидим, что для Адама будут свои задания в этом же смысле.
Второе, что женщине определяется: «И к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою». Когда-то этот вопрос у нас, я помню, возникал, об иерархии в этой паре, кто будет над кем господствовать, и так далее, почему жена должна слушать своего мужа. Действительно, до грехопадения этой иерархии, в общем-то, не было. Они были единым, как мы говорили, существом, и не требовалось, чтобы кто-то господствовал над другим.
Почему мужчине дается господство? Я думаю, здесь несколько причин: первая – потому что, действительно, женщина не оправдала своего доминирующего положения в этой паре, в духовном смысле. Теперь духовное отходит немножко на второй план, вперед ставится задача просто выживания в мире, который тоже, как мы увидим, сильно переменился. И людям теперь нужно именно выживать в этом мире. И вот для этих целей как раз у мужчины больше способностей, больше даров. Именно поэтому женщина, не оправдавшая возложенных на нее божественных ожиданий, становится в подчиненное положение к мужу, которому теперь дается возможность утверждать себя в этой паре как лидера.
И второе, у мужа действительно больше способностей, которые позволяют выживать, то есть здесь уже нужен разум, нужно здравое рассуждение, как управить их совместной жизнью для того, чтобы она просто не погибла. Именно поэтому мужчине Господь дает господствующее положение.
Еще отмечен тот момент, что «к мужу твоему влечение твое». В этой паре женщина оказывается зависимой от мужчины в большей степени, чем мужчина от женщины, что, в общем, до некоторой степени мы и наблюдаем на опыте. Мужчина, известно, несколько легче переносит, скажем, свое одиночество, не так от него страдает, как женщина, которая не имеет мужа, и которой, конечно, в связи с этим гораздо труднее жить. Мужчина более в каком-то смысле самодостаточен оказывается, а женщина – более зависима. То есть испытывает влечение к тому, что бы быть замужем, «за мужем», то есть как-то за что-то спрятаться. Мужчина более в этом смысле независим.
Вот таким образом распределены между членами этой пары, так сказать, дары и обязанности.
А. П.:
Давайте на этом закончим, я напоминаю, что мы говорим о первых главах Библии, и в наших дальнейших программах мы продолжим наш разговор. Всего доброго! У микрофона был протоиерей Александр Степанов и Анна Павлович. До свидания!
А. С.:
До свидания!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru