6+

Поговорим о счастливых семьях

Клещунова

Смысл брака в том, чтобы приносить радость. Подразумевается, что супружеская жизнь – жизнь самая счастливая, полная, богатая. Это установление Господа о совершенстве. Божественный замысел потому в том, чтобы брак приносил счастье, чтобы он делал жизнь и мужа, и жены более полной, чтобы ни один из них не проиграл, а оба выиграли. Если все же брак не становится счастьем и не делает жизнь богаче и полнее, то вина не в самих брачных узах; вина в людях, которые ими соединены. (Государыня Императрица Александра Федоровна. «О браке и семейной жизни»).

 

Л. Зотова: В прежних наших встречах, в разговорах об отклонениях в поведении детей мы подчеркивали, что такие отклонения чаще встречаются в деструктивных семьях. Счастливые семьи тоже не гарантированы от негативных проявлений в поведении детей, но там формы проявления не так тяжелы. Тамара Григорьевна, давайте поговорим о счастливых семьях. Какую семью можно назвать счастливой, и что нам, взрослым, надо делать, чтобы семья была счастливой и, следовательно, поведение детей – более правильным?

Т.Г. Клещунова: Вы имеете в виду, конечно, счастливую полную семью? Бывают ведь и полные семьи несчастливыми. Например, если отец занимает позицию статиста. А бывают просто неполные семьи, где отец или умер, или ушел после развода. Мы же поговорим о том, что представляет собой полная счастливая семья, посмотрим на основные черты этой семьи, на женское и мужское начало. Виток отношений отца и матери, мужчины и женщины в семье, состоит из трех этапов. Мы их сейчас даже и рассматривать не будем, мы только посмотрим на специфику мужской и женской энергии. Специфика мужской энергии – направленность на цель. И мы, женщины, когда добиваемся какой-то цели, используем эту мужскую черту: есть цель, направленность на нее, мы ее достигаем. В своей семье, будучи матерью, женой, мы используем (или не используем!) женскую энергию. Специфика женской энергии в большей степени характеризуется способностью оплодотворять своей любовью окружающих. Женская энергия проявляется в понимании, в сопереживании, в доброте, в устойчивости к рутинно повторяющимся делам, в способности найти в себе силы тогда, когда их, казалось бы, просто нет. И в то же время мы используем свою энергию и на социальном уровне: мы не только матери и жены, но и еще добиваемся каких-то успехов в социальной жизни. Женщине необходимо уметь всегда находить позитивный план в воспитании детей, то есть не бороться с недостатками, а находить возможность взращивания тех качеств, которые противоположны этому недостатку, а порой – пороку. Например, при вороватости надо воспитывать в нем честность; при лживости – правдивость. Направленность женского воспитания должна быть обязательно позитивной. Умение приласкать ребенка, наполнить, как говорят специалисты, его эмоциональный резервуар через объятия, через простые прикосновения, через свой взгляд, источающий любовь по направлению к нему. Но самое главное – формирование в ребенке дисциплинарных навыков. Хорошо, если матери удается действовать вот таким образом. Возможно, эти способности, особенности женской натуры передавались ей из поколения в поколение. А может быть, она сама в себе нашла то, чего не получила в родительской семье. По-разному это бывает. Но, тем не менее, если ей это удалось, то и ребенку живется хорошо, и мужу, отцу ребенка, тоже живется хорошо. Ведь зачастую наши женщины просто не готовы к той ноше, которая приходится на их долю. Особенно это касается воспитания детей до года. Надо женщин научать и помогать им нейтрализовывать накапливаемую усталость. Это особый разговор. А сейчас мне хочется поговорить о тех инфантильных мужчинах, которые не в состоянии брать на себя ответственность. Инфантильные мужчины – это не только беда нашего общества. Эта беда хорошо известна и в зарубежных странах. Об этом теперь громко заговорили и в Европе, немало написано диссертаций в США. У нас, правда, я таких работ еще не встречала. Инфантильным мужчина становится, как правило, потому, что мать его держит в большой зависимости от себя. Зачастую это наблюдается в неполной семье, когда женщина после развода видит смысл своей жизни только в этом мальчике. Она изо всех своих сил старается его воспитывать и окружает его, конечно же, большой тревогой: с этими не дружи, там не бегай и т.д. Более того, мальчик со временем начинает получать от матери на бессознательном уровне такой импульс, что если она ему жизнь посвятила, то и он должен посвятить ей жизнь. И тогда эта несамостоятельность, которую культивирует мать, переходит еще и в зависимость от нее. При этом сразу все это может быть и не заметно. Но когда он женится, оказывается, что все надежды он возлагает на свою жену, которая теперь должна ему заменить мать. Самое страшное то, что этот мужчина – глубоко не счастливый человек, потому что он не выполняет основное свое предназначение. Это не добытчик, это не хозяин, это не глава семьи. За что его уважать? За что его любить? Естественное желание женщины – по крайней мере, покритиковать его, а потом, может быть, даже и подать на развод. Потому что с таким человеком ей достаточно трудно воспитывать детей.

Л. Зотова: Тамара Григорьевна, мы говорим о полной счастливой семье. Если подвести итог сказанному Вами, для полного счастья в семье женщина должна быть женщиной, а мужчина, соответственно, мужчиной. Каждый должен выполнять свою роль, да? Женщина должна быть источником любви в семье, а мужчина – источником надежности. И Вы отметили, что часто мужчина не проявляет себя в качестве источника надежности. Не все, конечно, но такая тенденция в мире наблюдается. Если я правильно поняла, причина такого вот мужского несовершенства закладывается в детстве. Так вот, не могли бы Вы дать советы: как нам воспитывать наших мальчиков, чтобы в дальнейшем они смогли строить свою семью благополучно? На что следует обратить внимание и как быть матери, воспитывающей в одиночку своего сына?

Т.Г. Клещунова: Причины инфантильности мужчин кроются в нескольких аспектах воспитания. Прежде всего, это безответственность. У мальчика она проявляется по-разному. Психологи даже выделили четыре характерные маски. Первая маска – это маска такого «ангелочка», который на любое требование отца или матери может реагировать так, что родители чувствуют себя чуть ли не виноватыми, когда заставляют его что-то делать. Если его заставили что-то сделать, он потом будет неделю-две дуться, сердиться и, порой, сделает жизнь в доме невыносимой. Чаще встречается маска «хам». Ребенок на все реагирует эмоциональным шантажом. Мать иной раз говорит: «Лучше бы я сделала сама, так уж он начинает бурно реагировать на просьбы». Неприятно, конечно. Но надо помнить, что это – маска; это он так уходит от ответственности. Особенно советуем это помнить интеллигентным матерям. Третья маска называется «слепоглухонемой». Ребенок, опустив глазки, тупо говорит в пол: «Не знаю. Забыл» и т.д. Родители говорят: «Может его психиатру показать?» Не надо. Он совершенно здоров, такая у него особенность – уходить от ответственности. Четвертая маска называется «паинька». Этот паинька будет все время говорить: «Сейчас. Сейчас», возражать не будет, не будет никого обзывать. Ничего такого. Но делать в доме он тоже ничего не будет. Он может все сделать у мальчика-соседа, а здесь – нет. Как правило, такой тип взращивается в семьях, где очень мягкая, нетребовательная мама, а папа занят работой с утра и до вечера. Вот и взращивается безответственность. И тут, конечно, на первое место выходит наша задача по воспитанию в нем чувства ответственности, чувства самостоятельности. Вторая причина инфантильности мужчин – это тревожность ребят, особенно в подростковом возрасте. Она может возникать по разным причинам. Но глубинная тревожность появляется в результате неполноценных отношений между матерью и отцом. То ли родители разведены, и, соответственно, отец не принимает участия в воспитании. А может быть даже и мать постоянно борется с образом отца, старается «показать» мальчику, что собой представляет это «чудовище». Или родители живут вместе, но конфликтуют без конца. Семья для ребенка – самая важная часть его жизни, и ее неблагополучие порождает очень глубокую тревожность. Причиной тревожности могут быть и неналаженные отношения со сверстниками, или постоянные неприятности в школе, или неважные отношения с матерью. Но глубинно, повторяю, тревожность связана с плохими взаимоотношениями родителей. Очень важно видеть и понимать ситуацию плохих отношений мальчика со своими сверстниками, особенно, когда он находится в подростковом возрасте. В дошкольном и младшем школьном возрасте все эти трудности для ребенка не так значимы. В подростковом же возрасте сверстники становятся для него референтной группой. И если со сверстниками у мальчиков не складывается, то в личностном плане он может иметь большие неприятности. Такие моменты также способствуют развитию инфантильности мальчика. Потом у него, в результате этого, и в сексуальном плане все будет не очень благополучно. Ведь прежде, чем отношения с противоположным полом станут полноценные, он должен научиться взаимоотношениям на романтическом уровне: взаимопонимание, нежность и т.д. А если это не получается? Если со сверстниками у него все неважно? С противоположным полом – неважно? О каких полнокровных отношениях в дальнейшем, в его взрослой жизни, может идти речь? К сожалению, все эти моменты потом играют негативную роль.

Л. Зотова: Какова же наша роль – родителей, бабушек – в снижении этих негативных моментов при формировании ребенка? Вы назвали три уровня: безответственность в мальчиках, тревожность и конфликты со сверстниками. Как мы должны вести себя, чтобы этот негатив мы могли более или менее сглаживать?

Т.Г. Клещунова: Конечно же, если ребенок живет в семье, которая его мало ласкает, мало интересуется его делами, постоянно его одергивает, то есть не то что относится к нему наплевательски, но пытается воспитывать его на уровне дрессировки, безусловно, такой ребенок будет иметь эти комплексы, неизбежно. Подчеркиваю: не на уровне строгости, основанной на доброжелательности, а именно на уровне дрессировки. Важно знать: несмотря на то, что в семье растет мальчик, подросток, мы обязаны давать ему необходимый уровень и любви, и прикосновений. Конечно, если ребенка чересчур «залюбили», позволяют ему в доме делать все, что угодно, из этого человека тоже может вырасти правонарушитель, у него тоже могут быть отклонения в поведении. Все-таки ограничители должны быть в жизни каждого ребенка; он сам нуждается в этом, это делает его жизнь предсказуемой, понятной. Все дети нуждаются в таких дисциплинарных навыках. Но не в дрессуре. Во-вторых, уж если мы решили пожениться, решили родить детей, то именно мы должны вести себя соответствующим образом. Ведь преимущества полной счастливой семьи налицо. Я скажу о некоторых моментах. Например, для правильного воспитания ребенка, особенно в возрасте до 3 лет, необходимо в семье третье лицо. Ведь отношения между матерью и ребенком амбивалентны: когда-то бывают моменты агрессии по отношении друг к другу, чтобы сбросить эту агрессию, нужна помощь третьего лица. Ребенок может пожаловаться отцу, и отец его поддержит. При этом он не просто скажет, что мама такая плохая, а примерно так: «Ты знаешь, когда я был маленький, у меня тоже что-то такое было с мамой. Но никуда не деться, ведь мама правильно говорит. Мама устала» и т.д. С другой стороны, и жена может найти поддержку у мужа. Второе. Мы со стороны можем видеть ошибки в воспитании ребенка, а свои недостатки увидеть сложно: я вижу, со своей стороны, недостатки отца, отец видит недостатки матери. И, конечно же, в тот момент, когда эти ошибки совершаются, при ребенке об этом говорить не следует. Это гораздо хуже, чем просто не сказать ничего. Об этом надо сказать потом, деликатно, чтобы человек не обиделся, а принял к сведению. Очень часто мамы, педагоги и, в особенности, психологи, видя неправоту папы, тут же ему высказывают все, что они по этому поводу думают, пытаясь нейтрализовать его неправильное поведение. Таким образом, они обесценивают отца, и хорошая мать этого никогда не сделает. Она найдет путь, как научить отца. Ведь, к сожалению, отцам не всегда понятно, как надо поступать. Мы, матери, должны быть тоньше и иметь возможность все отрегулировать. Следующий момент. В 3-4 года у ребенка появляются любовные чувства: у мальчика по отношению к матери, у девочки – к отцу. Их невинные разговоры о том, что я женюсь на маме, я выйду за папу, имеют бессознательную основу. Тем не менее, дети, которые видят, что им нет места у матери или отца, что это пространство уже заполнено, что у взрослых существуют свои отношения, в дальнейшем выходят на уровень взаимоотношения со сверстниками и любить будет сверстников, а не привязываться к маме на всю жизнь. Эдипов комплекс у таких ребят отрабатывается вовремя. Кроме того, ребенок в полной семье видит стереотип отца, что особенно важно для мальчика. В будущем он будет вести себя с женой, с матерью своих детей, так же, как это делает отец. И если этот пример замечательный, то все получится само собой, не надо ему ничему научаться, он станет полноценным отцом.

Л. Зотова: Бывают такие ситуации в семье, когда отец, например, очень строго собирается наказать ребенка, мальчика, за проступок, который тот и не совершал. Вы сказали, что третье лицо не должно вмешиваться в данный момент. А если вопрос стоит так, что сейчас ребенок будет невинно страдать за несправедливое наказание? Как поступить матери: защитить ребенка при отце, и тем самым разрушить единство с мужем, или все-таки пожертвовать своим ребенком, и он получит незаслуженное наказание, а уж потом разрешать эту проблему.

Т.Г. Клещунова: Понимаете, когда я говорю о полной счастливой семье, я уже предполагаю, что единство в воспитании у родителей есть уже с самого момента рождения ребенка. Поэтому если даже отец действительно авторитарный (кстати, многие авторитарные отцы являются очень неплохими отцами), мама, понимая ситуацию, может все аккуратно спустить на тормозах. Если отец работает, занят, ему не всегда надо знать о кое-каких провинностях детей. Конечно, отцов как тяжелую артиллерию надо подключать в исключительных случаях, особенно для мальчиков. Поэтому, я думаю, это редкость, чтобы отец сгоряча так с мальчиком расправлялся. В принципе, если отношения между мужчиной и женщиной полнокровные, сам собой придет сигнал, каким образом все это сгладить. И потом, как правило, отцы начинают разбираться с детьми после того, как, вернувшись с работы, они поедят, мы их покормим, в глаза с любовью поглядим. Как вы думаете, будет бросаться на ребенка такой отец? Ведь иногда бывает, что отношение к ребенку плохое из-за несогласия между родителями. И сублимация недовольства женой может проливаться на сына, так что здесь тоже надо быть бдительными нам, женщинам.

Л. Зотова: Итак, мы поговорили о становлении мальчиков в семье. Можем мы теперь остановиться на девочках? Как воспитывать дочерей, чтобы они стали источником любви в дальнейшем?

Т.Г. Клещунова: Когда мы говорим о том, что неправильно воспитываем девочек, для некоторых это звучит непонятно. Смотрите: дошкольный возраст, детский сад – мы воспитываем того и другого так, как будто они – однополые существа. Изначально мы должны уделять внимание даже не интеллектуальному развитию девочки, как это сейчас делается, а именно тем основным женственным качествам, которые закладываются в этом возрасте. А ведь мы иногда еще девочек и поколачиваем, что самое страшное. Как вы думаете, каким образом она должна выстроить свою дальнейшую жизнь, если она постоянно должна защищаться? Идут наши дети в школу. Данные статистики говорят: к седьмому классу девочки становятся более агрессивными, чем мальчишки. Агрессия бывает не только деструктивной, но и конструктивной, и она в большей степени свойственна мальчикам. Если мы конструктивную агрессию мальчиков подавляем, подчиняя их, заставляя их делать что-то, мы растим из него паиньку. Конечно, такой мальчик становится зависимым от нас. Но мы довольны: мы с ним справляемся. В другом случае получается, что мальчики выдают очень высокий результат лжи, так как они должны все время защищаться – врать, изворачиваться. Наша ошибка в воспитании девочек как матерей заключается еще и в том, что мы не всегда даем им до года достаточное количество положительных эмоций. Это и для мальчиков важно, но для девочек – особенно. Кормить детей грудью нужно обязательно. Если не всегда получается сохранить молоко до 7-9 месяцев, но уж хотя бы до 4-х, хотя бы до 2-х месяцев, чтобы, по крайней мере, девочка почувствовала через грудь любовь матери. Если и этого не происходит, так насытьте ее жизнь эмоциями, больше берите на ручки. Сделайте все, чтобы она в будущем смогла выдать именно то, что нужно ее будущему ребенку. А если ей нечего выдать? Если не только в течение первого года, но и дальше она живет в такой жесткой атмосфере? Что она выдаст? Ведь так выхолащиваются все положительные эмоции. А девочка в них очень нуждается. Особенно ей необходима нежность со стороны отца. Рассмотрим следующий момент воспитания девочек. Когда девочки-дошкольницы играют с куклами Барби, в лучшем случае эта игра никак не влияет на развитие ее будущих материнских чувств. В худшем случае – оказывает отрицательное влияние. В этом возрасте девочка должна наиграться с куколкой-пупсиком, нянчить его, укачивать, укладывать. Зачатки материнских инстинктов развиваются именно в этом возрасте. Девочки становятся постарше. Хорошо бы было им о ком-нибудь заботиться: о младших братьях, сестричках. Конечно, добровольно. Родители не должны ее приневоливать, заставлять сделать больше, чем она может. Она же ребенок, она должна и побегать, и поиграть, и погулять. Все должно быть в меру. И самую главную роль в формировании девочек играет тот период, когда она становится подростком, когда начинается ее развитие как девушки. Вот тут тоже нужно быть очень внимательными. В этом возрасте девочки, неправильно воспитываемые в предыдущие годы, переосмысливают и каким-то образом в себе все это упаковывают. В конечном итоге, их материнский инстинкт может уйти в никуда, а на первый план выйдут именно сексуальные отношения. Тем более, что это сейчас в нашем обществе всячески приветствуется, к сожалению: сексуальный план стоит на первом месте. Отношения с родителями в этом возрасте ухудшаются. Понимания со стороны родителей нет. Родители, конечно, не должны следить за дочерью и контролировать каждый ее шаг. Она все равно, если задумает, найдет возможность и невинность свою потерять, и совершить массу других неразумных и опасных поступков. Задача родителей – говорить с ней в этот момент о том, что есть ценность вообще, и ценность тела в том числе. Ведь ее тело – это тело будущей матери. Конечно, если в предыдущие годы пил отец, в доме были безобразия, если девочка стеснялась свою пьющую мать и т.д., то о чем говорить! Естественно, у нее возникает брезгливость к себе, выходящая через чувство стыда. Вернее, изначально она переживает чувство стыда, потом этот стыд трансформируется в такое качество, как «я грязный», «я неприкасаемый», и появляется, в том числе, брезгливость к собственному телу. Когда говорят, что девочкам из алкогольных семей в дальнейшей жизни приходится трудно, так это можно понять. Она считает нормальным отношение к своему телу без всякого уважения. Важно предусмотреть все эти моменты. Отрицательные эмоции и чувства девочки из неблагополучной семьи необходимо выводить через определенные каналы, и мать или бабушка должны с ней много говорить о ее бедах. Или такую возможность надо находить в школе. Все проговаривать просто необходимо. У девочки должна быть возможность занятий творчеством, где она могла бы излить свою боль, возможность каких-то энергичных действий. Она не должна быть наедине с гневом, с агрессией, накапливающимися в ней, иначе создаются контейнеры злости, контейнеры гнева. Как вы думаете, разве все это не выльется наружу в определенный момент, когда она уже станет взрослой женщиной, матерью? К сожалению, насилие психологическое, физическое и сексуальное очень травмирует девочку, и в будущем мы можем ее потерять в качестве полноценной матери.

Л. Зотова: Что понимать под психологическим насилием: мы не должны давить на психику ребенка, а только смотреть, следить за ее развитием и немного корректировать, так?

Т.Г. Клещунова: Да дело-то не в этом. С нашей стороны должно быть уважение к личности, какая бы она ни была. Ведь иногда ребенок нарывается на такие замечания, когда мы с легкостью ему говорим: «У тебя руки не оттуда растут» или еще что-то подобное. Это все у ребенка накапливается, и, рано или поздно, его душа мертвеет. Поэтому важно уважительно относиться к ребенку, даже к имеющему некие отрицательные черты. Ведь многие дети проходят через неправильные беременность и роды, что-то там не ладно с питанием до года, могут быть и органические поражения ЦНС. Это влияет не только на интеллектуальную деятельность, у нас есть и другие сферы головного мозга. Например, эмоционально-волевая или мотивационная сфера. И, допустим, ребенок растет таким странным: ему хочется делать все, что нельзя. Или, например, у него взрывной характер. Создается такая ситуация, как будто это не ребенок, а Бог знает что. Да, может быть, у него есть какие-то элементы психопатии. Но ведь это же все можно отрегулировать.

Л. Зотова: А каким образом отрегулировать? Нужно обратиться к специалистам?

Т.Г. Клещунова: Мать – самый лучший специалист. Самое главное – любить этого ребенка, принимать его. Вот мы сейчас видим, что в дошкольном возрасте проблемных детей достаточно много. Отмечается высокий уровень детской тревожности, несмотря на то, что в доме все в порядке. Часто сталкиваемся с низкой самооценкой детей. Или такие явления, как гиперактивность ребят; или агрессия, непонятно чем вызванная. С такими детьми в хороших детских садах работают психологи. В школу ребенок приходит, уже имея некие навыки сотрудничества с другими детьми. В этот период чрезвычайно важны три момента: душевное здоровье детей, их умение сотрудничать и готовность учиться. Научить ребят учиться надо, конечно, еще в дошкольном возрасте. Речь идет не об оценках, а о том, чтобы в ходе познавательной деятельности они получали удовольствие. Иной раз им нужна способность получить удовольствие от того, что им удалось справиться и с неинтересным делом. В любом случае необходимо доброжелательное отношение родителей.

Л. Зотова: Вы говорили, что, для нормального формирования в дальнейшем материнских чувств у девочки, очень важно наличие рядом малыша, о котором можно заботиться. Важен ли этот момент в воспитании мальчика, чтобы он в дальнейшем стал полноценным отцом? Что ему дает общение с младшими детьми?

Т.Г. Клещунова: Вообще говоря, я знаю много хороших отцов, которые в детстве жили без младших или просто были единственными детьми в семье. Всякое бывает. Другое дело, что проще воспитать в нем чувство заботы о младшем или чувство ответственности, если ему, конечно же, дается такая возможность.

Л. Зотова: И еще у меня вопрос: Вы сказали, что сейчас в детях часто заметен высокий уровень тревожности. Как снижать этот уровень тревожности?

Т.Г. Клещунова: В психотерапии есть много методов, об этом надо поговорить со специалистами. Но я знаю очень хороший метод и предлагаю его всем: как можно чаще смотреть в глаза ребенку с любовью, а когда мы их ругаем – в глаза не смотреть. Да, отводить глаза в сторону, туда и поругать. И ни в коем случае не делать того, что мы иной раз делаем: «Смотри мне в глаза!» Смотрит. «Будешь еще?» – «Не буду». – «Что ты не будешь?» – «Ничего больше не буду» и т.д. Хорошо бы чаще обнимать ребят, и дети младшего возраста с удовольствием идут на это, особенно утром или вечером, на сон грядущий. Да и в течение дня. Если ребенок ведет себя агрессивно, не слушается, как правило, его эмоциональный резервуар истощен. Поэтому у него и высокий уровень тревожности. Надо сначала обнять его, а после этого, может, и поговорить о каких-то вещах. Детям постарше, особенно подросткам, которые, как правило, от объятий уходят, нужны наши прикосновения. Если они все-таки и их не допускают (а это чаще происходит, если есть психологический барьер между матерью и отцом), тогда есть четыре пути, по которым можно пробиться к нему, приласкать руками. Первый путь – когда ребята смеются. Вот сын смотрит мультфильм, смеется, а вы тут как тут: положите руку ему на плечо, в этот момент он допустит. Второй путь – когда он чем-то расстроен. Он приходит из школы, и видно невооруженным глазом, что он или подрался с другом, или оценку плохую получил. Ни слова не говоря, не расспрашивая, надо снять с него куртку, взять за плечи, отвести на кухню и молча, пока он сам не начнет рассказывать, надо ему выразить свое сочувствие, которое уже поделит пополам его тревогу. Третий путь – когда дети чем-нибудь гордятся. Сделали какое-то полезное дело. Например, всю посуду перемыли, при этом две чашки разбили. Ничего. Вот молодец, помощник мой! Так сказать или что-то еще подобное. И четвертый путь – когда ребята болеют. Если малыш болеет, так мы ему и ножки, и ручки разотрем, и грудку, и спинку. А когда болеет подросток, да если еще накануне он нагрубил, что мы делаем? Мы ему говорим: «Там есть мазь, натрись». А на самом деле, в этот момент мы должны объявить мораторий ссоре, забыть про то, что было вчера, натереть ему и спинку, и грудку, и на 43-й размер носочки надеть теплые. Надо использовать все эти пути. Отрегулировав поведение ребенка таким образом, мы будем уверены на две недели вперед, что все будет благополучно. Так можно наполнять эмоциональный резервуар и снимать тревожность с ребенка.

Л. Зотова:А если все-таки родителям не удастся снять тревожность с ребенка? Может, из-за невнимания или по незнанию они не заметят в нем признак тревожности, и ребенок выйдет в жизнь с высоким уровнем тревожности. Какие негативные последствия могут быть в дальнейшем в его семье?

Т.Г. Клещунова: Сейчас дети практически все тревожные. Если в 70-х годах говорили, что тревожными бывают двоечники и отличники, то сейчас – практически все. И причин для этого множество. Однако надо помнить, что есть конструктивный уровень тревожности. Вот, если на контрольной ребенок будет сидеть спокойно, без волнений, то он и контрольную может не написать. Он должен конструктивно использовать свою тревожность. Здесь идет фаза сопротивления, срабатывающая при стрессовых ситуациях. Следует различать тревожность стрессовую и личностную. Когда изо дня в день, без особых причин, все идет на фазе истощения, то, конечно, человек может стать глубоким невротиком. И ему будет очень трудно жить потом. Поэтому самое главное здесь – уважительность к ребенку. Надо дать ему возможность делать именно те дела, которые он хочет делать. Он не может хотеть делать нечто такое, что глубоко противно родителям. Уверяю, что нормальный ребенок хочет делать то, что ему можно разрешить. Мы к этому должны относиться так: да, ты можешь, но если что-то случиться, ты плоды будешь пожинать сам. Дать ему право слова, право выбора в зависимости от возраста. А если вдруг с ним что-то случилось, то мы – тут как тут, должны быть с ним. Нужно все пережить вместе с ребенком, и пережить так, чтобы он знал: если он не справится, близкие всегда придут ему на помощь.

Л. Зотова: Итак, чтобы ребенок был в дальнейшем счастлив в своей будущей семье, он должен чувствовать любовь родителей к себе и друг к другу. Для ребенка важен наш собственный пример. Все это и даст детям основные силы при создании их собственных семей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru