fbpx
6+

О сектантском сознании внутри Православной Церкви
Участники: профессор, заведующий кафедрой Свято-Тихоновского Богословского института, президент Центра св. Иринея Лионского Александр Леонидович Дворкин, прот. Александр Степанов

Прот. А.Степанов: Здравствуйте, дорогие братья и сестры. У микрофона протоиерей Александр Степанов. Сегодня мы продолжаем беседу с нашим гостем из Москвы, профессором, заведующим кафедрой Свято-Тихоновского Богословского института и президентом Центра св. Иринея Лионского, который занимается также антисектантской работой, Александром Леонидовичем Дворкиным.
Здравствуйте, Александр Леонидович.

А.Л.Дворкин: Здравствуйте.

Прот. А.Степанов: Если в прошлой беседе мы говорили о сектантстве как таковом, о сектах в прямом смысле этого слова, то сегодня я хотел бы побеседовать о другом явлении, которое, может быть, покажется на первый взгляд странным, — о сектантском сознании внутри самой Церкви, внутри Православия. К сожалению, действительно, если анализировать действие сект, как мы это делали в нашей прошлой беседе, то мы можем прийти к печальному выводу, что какие-то элементы того образа поведения, которое мы наблюдаем в сектах, присутствуют и в Церкви. Это проявляется в очень разных аспектах и формах, и, конечно, это не может не пугать и не настораживать, потому что для Церкви и в первые времена опасности внешние, гонения, скажем, представлялись более страшными и опасными, чем опасности внутренние, когда есть свидетельства нездоровья самого Церковного тела, самого организма. Я думаю, примерами такого может являться и кампания по противодействию индивидуальным налоговым номерам, паспортам, переписи, кампании по канонизации, ну и так далее. Я думаю, мы можем еще какие-то назвать. Александр Леонидович, что бы вы могли об этом сказать?

А.Л.Дворкин: Вы знаете, изучать сектантство, тоталитарное сектантство, тоталитарные организованные секты, о которых мы говорили в прошлый раз, полезно, помимо действительно противодействия этим страшным человеконенавистническим организациям, потому что так мы учимся распознавать сектантские тенденции, которые могут проявляться повсюду. Они могут проявляться в самых разных обстоятельствах, в самых разных группах. Они могут проявляться в какой-нибудь фирме. Скажем, так называемая корпоративная этика, о которой сейчас только начинается разговор, которая приходит к нам с Запада, когда действительно фирма превращается в такую тоталитарную секту. Она может проявляться в семейных отношениях. И, конечно, она может проявляться и в Церкви. И тому есть несколько объективных причин. Можно поговорить об этом, а дальше уже поговорить о конкретных проявлениях.

Прот. А.Степанов: Ну, может быть, начнем с этого.

А.Л.Дворкин: Понимаете, с одной стороны есть люди, которые в принципе склонны к тому, чтобы ими руководили, которые ищут человека, чтобы переложить на него ответственность за свои деяния, за свои поступки, чтобы он решал все за них. И они бы с удовольствием вручили ему свою волю и подчинялись бы полностью ему. Такие люди есть, наверное, на каждом приходе и в каждом человеческом сообществе.

Прот. А.Степанов: К сожалению, в нашем в обществе таких людей довольно много.

А.Л.Дворкин: Это связано, во-первых, с тяжелой, так сказать, «ломкой», потому что опять же это люди, которые переживают стрессовые состояния, о чем мы говорили в прошлый раз. Люди, которые переживают стрессовые состояния, гораздо более внушаемы. Стрессовые состояния, скажем, когда человек потерял близкого человека, потерял работу, потерял смысл жизни, ориентиры в жизни, переехал в другой город и не может найти круг общения. У нас сейчас вся страна переживает стрессовое состояние. Китайцы говорили: «Не дай Бог тебе жить во время перемен». Вот сейчас у нас время перемен и, соответственно, гораздо большее количество людей дезориентировано и ищут, на что опереться. Плюс, конечно, все-таки мы меняемся, у нас 70 лет было тоталитарное общество, люди привыкли жить под жестким руководством, привыкли к «твердой руке», и многие зависят от этого, многие сформировались при «твердой руке» и ищут опять же «твердую руку», которая повела бы. Поэтому у нас таких людей больше, чем в стране, которая переживает, скажем, благополучный стабильный период своего развития.
Это первое. Второе — то, что у нас 10 лет назад в стране было лишь 3 богословских школы на весь громадный Советский Союз, и количество священнослужителей было крайне мало. Те школы, конечно, справлялись, выпускали то количество священнослужителей, которое было необходимо для тех немногих храмов, которые были открыты. Храмы начали массово открываться, нужны священники. А для того, чтобы воспитать грамотного образованного священника, требуется восемь лет – четыре года семинарии, четыре года Академии. Та норма, скажем, которую требует Римско-Католическая церковь. А у нас только эти три школы (в России сейчас из тех старых осталось только две школы – московская и петербургская школы), и пропустить такое количество людей невозможно, значит, нужно открывать новые школы. Для новых школ нужны новые кадры, которые опять же нужно где-то воспитывать. Храмы нужно заполнять, потому что если не начнешь служить там, то храм и не передадут, и появятся сектанты, и будет еще хуже. И поэтому выбор такой, между «плохо» и «еще хуже». И часто рукополагают священников без образования. У нас до сих пор много священников без соответствующего образования, и даже не обязательно богословского, но даже и без светского высшего образования, и людей, которые, скажем, в нормальной ситуации, в нормальной спокойной ситуации, могли бы образоваться постепенно, войти в эту ситуацию. И часто входят, это бывают совершенно замечательные люди. Но, к сожалению, гораздо чаще люди не выдерживают отсутствия необходимой духовной школы, и без образования не выдерживают такого искушения, как искушение властью, искушения теми людьми, которые требуют ежеминутного, ежечасного руководства, и начинают воспринимать самих себя, как неких гуру, как таких безгрешных учителей, которые все знают и все решают.

Прот. А.Степанов: Это своего рода «старцы», так сказать.

А.Л.Дворкин: Да, старцы. То, что называют «младостарчество».
Вот, тоже еще одна из объективных причин. И третья причина распространения различных суеверий — это очень быстрый приход в церковь большого количества людей, не прошедших воцерковления, не переживших воцерковления, не имеющих церковной школы, духовной преемственности. Они массово приходят, а физически просто не успевают воцерковиться, им негде бывает. Поэтому происходит своего рода эффект Курской магнитной аномалии. Если стрелку компаса, которая всегда показывает на север, поместить в район Курской магнитной аномалии, где все замагничено, она будет крутиться неизвестно куда, потому что неясно, где север. Так человек приходит в церковь, там всюду святыня, и которая из них больше святыня, человек просто не знает; кого слушаться, тоже не знает. То ли батюшку своего слушаться, то ли старшую дежурную левого подсвечника, то ли архиерея слушаться, то ли какого-то там старца, который с кавказских высот пишет гневные письма, то ли еще кого-то, совершенно непонятно. И есть еще общая привычка, с одной стороны, вот эта тоска по «сильной руке», а с другой стороны, привычка к диссидентству. Потому что, когда он сидел на партийном собрании, сначала проголосовал «за», а потом пошел домой к жене анекдоты рассказывать. И, соответственно, с одной стороны боишься, с другой стороны знаешь, что закон можно обойти. В этом смысле церковное священноначалие также очень многие воспринимают как некое партийное начальство, которое, с одной стороны, нужно слушаться, а с другой стороны жить по собственному разумению, совсем не так, как говорят. Потому что мало ли, что они говорят. Скажем, генсек ЦК КПСС. Он много говорит, но мы знаем как лучше, и сейчас уже должны добиваться своих прав, потому что все это должен решать церковный народ. И если церковный народ весь единодушно почитает Ивана Грозного, то кто такой Патриарх, чтобы нам препятствовать. Конечно, он Святейший Патриарх, мы его очень уважаем, но мы будем добиваться своих прав. Это тоже весьма типично. Это тот фон, на котором все это разворачивается. А дальше, понимаете, есть различные искушения, и наши внутрицерковные сектантские тенденции, они не исчерпываются кампаниями против ИНН или за канонизацию Ивана Грозного или Распутина. Потому что есть и другие тенденции слева, менее известные. Тем не менее, они собирают группы людей. Скажем, серьезные опасения вызывает община, сложившаяся вокруг священника Георгия Кочеткова, потому что я вижу там, несомненно, сектантские тенденции. Об этом у меня даже была статья опубликована. Это внушает серьезные опасения, но это все-таки некий ограниченный эксперимент, который имеет, скажем, ограниченный призыв, ограниченное количество людей, которые могут это услышать. В церковной массе все-таки у нас такие расколы слева не слишком прививаются, не характерны для нашей церковной истории. Скорее для западной церковной истории характерны расколы слева. Для нас более характерны расколы справа. Искушение справа.

Прот. А.Степанов: Так, это движение, оно в каком-то смысле более логично, более оправдано, по внешнему фону. И если, так сказать, разбирать то, что они говорят – я имею в виду «кочетковцев», по крайней мере, публично, то здесь даже трудно придраться бывает. Потому что говорят о необходимости катехизации, о необходимости воцерковления настоящего и глубокого. Это невозможно сделать в пределах большого храма, где все же надо как-то разбивать людей на группы, можно более активно индивидуально с людьми работать, и так далее. Но действительно я достаточно представляю себе практику…

А.Л.Дворкин: Доводится до абсурда.

Прот. А.Степанов: Да, доводится до абсурда.

А.Л.Дворкин: Доводится до абсурда, и на самом деле это очень серьезно, потому что в итоге очень хорошие идеи, которые высказаны на самом деле совсем не священником Георгием Кочетковым, присваивают себе, и просто, так сказать, убивают их. Это как прикоснуться и убить. Беда в том, что в этом случае и прекрасные сами по себе идеи и начинания компрометируются.

Прот. А.Степанов: Да. К сожалению, даже такое слово «катехизация», это, безусловно, уже понятие не из православного обихода. Что-то такое с привкусом сектантства.

А.Л.Дворкин: Да, это трагедия. Потом есть такой феномен книг протоиерея Анатолия Гармаева, которые также являют собой пример оккультного внецерковного сознания, но они крайне востребованы, поскольку там расписывается жизнь человека от и до. Опять же, «новопришельцы» в церковь требуют, чтобы им объяснили все: как поступать в любой ситуации. А вот в книге Гармаева как раз даются инструкции на все случаи жизни. С таким психологическим языком, с собственной терминологией псевдопсихологической, с привкусом псевдонаучности. Вера в науку у нас еще осталась непоколебимая с советских времен. Наука, в общем, заменяла религию, внушалась вера в науку, поэтому все наукообразное кажется крайне убедительным. В этом тоже один элемент, одна грань этого многогранного явления.
И, конечно, более шумные кампании противостояния: против ИНН, против новых паспортов. Лучше иметь советский паспорт «серпасто-молоткастый», которым еще Маяковский потрясал «из широких штанин», чем иметь паспорт с имперской символикой России. Есть такая, уже не внутриправославная, но околоправославная целительская секта Надежды Антоненко. Она говорит, кроме всего прочего, что все несчастья России оттого, что на гербе у России двуглавый орел, потому что это генетический мутант. И конечно, если принять эту логику, то тогда можно ее вписать в кампанию против новых паспортов. Люди боятся, как в детском мультфильме — «…меня посчитали», и что теперь из этого выйдет. И со стеклянными глазами доказывают, что в паспорте печать антихриста, что же теперь будет… Ставрогин в романе Достоевского говорил, чтобы сварить рагу из зайца, нужно для начала иметь зайца. Чтобы была печать антихриста, для начала нужно, чтобы был антихрист. Так сказать, печать уже появилась. Где антихрист – не понятно.

Прот. А.Степанов: Мне сказали, что в паспорте есть графа «Индивидуальный код» или что-то такое. Так вот там прочерк. И это следствие как раз успеха кампании против паспортов, что еще не вписали. Вот вы что-нибудь знаете об этом?

А.Л.Дворкин: Нет, не знаю, но это в общем-то очень похоже на логику автора книг про Анастасию, про которую мы говорили. Автор Владимир Кузаков пишет, как я уже сказал, под фамилией Мегрэ. И там одно из железных доказательств существования лесной красавицы Анастасии в том, что она силой духа и силой своего воздействия предотвратила несколько нашествий враждебных земной цивилизации инопланетян. Логика здесь железная. Были нашествия инопланетян? – Не было. Вот видите, это доказательство того, что Анастасия предотвратила. Против этого не поспоришь. Тут приблизительно логика та же самая.

Прот. А.Степанов: И, тем самым, это призыв к дальнейшим действиям. Видите, результатов добились, можно и дальше.

А.Л.Дворкин: Можно и дальше. Главное шуметь, главное действовать. Чего не видно в действиях всех этих людей, так это любви. Видна озлобленность, постоянное обличение, постоянное противостояние, — вполне сектантские. И постоянное желание вовлечь как можно большее количество людей. То есть логика раскола. Эти люди очень увлекаются конспирологией и ищут везде следы масонского заговора. Во всяком случае, если искать, то можно найти повсюду, все можно найти повсюду. Я не сторонник теории заговора, но, тем не менее, совершенно очевидно, что есть достаточно сил, которые заинтересованы в ослаблении Православной Церкви, как и вообще Вселенской Православной Перкви, и в расколе.
И поэтому у меня достаточно есть не только подозрений, но и явной убежденности в том, что во многом все такие группы инициируются извне. Интересно, что целый ряд статей «Руси Православной» с той или иной информацией появляются одновременно со статьями с такой же информацией в новопятидесятнических изданиях. Или в сайентологических советах в Интернете. И еще что-то. Поэтому, я думаю, это не случайно. Возможно люди, которые издают «Русь Православную» — будем надеяться на лучшее — не подозревают о том, что их инспирируют. Давайте будем надеяться на лучшее, что они не настолько циничны. Но во всяком случае, с одной стороны, незнание не освобождает от ответственности. С другой стороны, даже если они играют роль, которую навязывают другие стороны, все равно это крайне опасно, потому что роль эта несомненно деструктивна. «Русь Православная», или, соответственно, «Русский вестник». Два близнеца – московский и петербуржский, которые исполняют один и тот же фактически социальный заказ.
А дальше каким образом они будут добиваться раскола? Что они будут требовать? Потому что конца этому нет. Можно начинать с протестов против ИНН, потом паспорта, потом перепись, потом канонизация Ивана Грозного и Распутина. Этого мало, еще и Игоря Талькова непременно нужно канонизировать. И уже акафист существует, распространяется — «великому сыну России, от жидов умученному Игорю Талькову» со словами «радуйся, о Игоре, премудростью Иоанна Богослова превзошедый, Радуйся, о Игоре, на трибуну, аки на Голгофу взошедый…»

Прот. А.Степанов: На эстраду.

А.Л.Довркин: Да, на эстраду. И так далее и тому подобное. Дальше разговор о канонизации Василия Ивановича Чапаева, который на самом деле был, как нам сообщают, верующим православным христианином, и убит был объединенными силами белых и красных, потому что он боролся за русский народ. То, что он был комдивом, потопившим в крови множество людей, не учитывается.

Прот. А.Степанов: В этих случаях вообще никакие исторические факты не учитываются, и никто не пытается туда обращаться. Мифология создается совершенно произвольно.

А.Л.Дворкин: Рассказывают историю, про то, как Чапаев родился каким-то слабеньким, и как его выхаживали, и как был дан обет, что его Богу посвятят, и как обет этот не исполнился. И чудеса какие-то, которые с ним случались, которые заимствованы из Жития, прости Господи, преподобного Серафима Саровского. Потом как Чапаев с колокольни упал и остался невредимым…
Ну, а дальше, конечно, и Иосифа Сталина надо канонизировать. Увы, к сожалению, у нас даже священники встречаются, которые активно выступают с требованиями канонизации Сталина, и говорят о том, что он был верующим православным христианином, который крайне много сделал для Церкви, и если кого-то и казнил, то виновных без вины не бывает. Но если все же как-то случайно кто-то оказался без вины, то наоборот, он мученика создал.

Прот. А.Степанов: Но это логика Ивана Грозного. Вот в переписке с Курбским он прямо так и пишет: чего ж ты убежал, лучше бы я тебя убил, ты бы мучеником стал.

А.Л.Дворкин: Но это опять же они сейчас приписывают Иоанну Грозному. Что вот он убил Корнилия, ну и что же, он его сделал мучеником и отверз для него врата небесных обителей, и поэтому, так сказать, «создал святого».

Прот. А.Степанов: Александр Леонидович, как на Ваш взгляд, есть какое-то сходство между персонажами, все-таки это определенный ряд исторических личностей избирается для такой странной канонизации. Вот с чем связан выбор именно этих лиц?

А.Л.Дворкин: Император Павел I еще.

Прот. А.Степанов: Император Павел I, пожалуй, да. Все-таки, есть что-то общее?

А.Л.Дворкин: Общее, наверное то, почему многим это кажется привлекательным. О чем мы говорили в начале нашей беседы – это ностальгия по «сильной руке». Когда вокруг распад и развал, и когда кажется, что вот, наконец-то, должен прийти хозяин, который все восстановит. Восстановит и разрушающуюся империю, и униженный народ, и покажет всему миру, чтобы все нас боялись. Вот и особая привлекательность подобных лиц, конечно. А Распутин несколько из другой обоймы. Распутин – это, скорее, привлекательность какого-то старческого типа, чудотворец из народа, который на самом деле и тайный монах, и тайный священник, и еще что-то. Интересно, есть такая книга о Распутине, которая называется «Оклеветанный старец». Я думаю, что впору писать такую книгу «Оклеветанный старец», но не о Распутине, а о приснопамятном старце Николае Гурьянове, о котором сейчас распространяется такая разнузданная и гнусная клевета о том, что якобы он поддерживал канонизацию Распутина. О том, что он был на самом деле тайным схиархиепископом, даже тайным схимитрополитом. Женщины выступают, тоже называются схимонахинями. Вот сегодня уже, во время моего визита в Петербург, сообщили, что архиепископ псковский и великолукский Евсевий, со всей ответственностью заявил, что Татьяна Граян, которая именует себя схимонахиней Николаей, келейница в течение последних нескольких лет, вообще не имеет монашеского пострига. Вот, не только схимы, но и вообще пострига не имеют.
Вот эти самозванцы, самозванки, весьма истеричным тоном рассказывают небылицы о старце Николае, действительно омрачают его светлый образ в глазах очень многих людей, связывая его с Распутиным и подобными, темными персонажами нашей истории.

Прот. А.Степанов: Очень часто идеологичность лежит в основе таких предложений канонизации. Не историческая личность интересует, не внимание к свойствам этого человека как образа Божьего. А, скорее, какие-то социальные роли лежат в основе этих предложений.

А.Л.Дворкин: Совершенно верно, да. Вот эта старческая роль навязывается постоянно, есть такая, я бы даже сказал, болезнь, присутствует искушение. Я бы даже сказал – геронтолотрия. То есть, старцепоклонничество. Когда все время находятся в поисках старца, который решил бы наконец забрать все. И выбирают для этого старцев, выбирают самых старых, таких невероятных персонажей. В нормальных обстоятельствах часто это просто больные люди, которые действительно нуждаются в лечении. И вот этого больного человека еще искушают совершенно несвойственной ему ролью, и, таким образом, он не только губит себя, но и губит этих людей. Есть достаточно много таких примеров. С другой стороны, может быть тоже интересно напомнить об одной такой тенденции – поиск чудес и знамений. Когда люди, даже малоцерковные и маловоцерковленные, не думают о благодатной жизни в Церкви, только ездят, чтобы поглазеть на те или иные чудеса. Икона замироточила, еще что-то произошло. Там на фотопленке появилось что-то, то ли крест, то ли еще что-то. Едут смотреть на это место, и в общем, получается все по словам Спасителя. «Род сей лукавый и прелюбодейный, который ищет чудес и знамений, а не дастся вам знамения, кроме знамения Ионы-пророка во чреве китовом..». Забывают о самой церковной жизни. Главное – подтверждение теми или иными чудесами.
Интересно также, что почему-то не мироточит ни одна из старых чудотворных почитаемых икон. Все время это какие-то бумажные картинки и еще что-то, и народ толпами ломится, объезжая Россию. Эти странные «крестные лёты», когда на самолетах облетают, зачем, это же не магический амулет. Не икона же главное, главное — молитва человеческая, когда люди приходят и молятся, молятся Божьей Матери, которая там изображена на этой иконе, Спасителю, святым. А когда просто так облетают границы, что, какой в этом смысл? Это опять же, такое магическое восприятие, то же самое суеверие.
В общем-то, что касается чудес и знамений, не нужно думать, что они что-то подтверждают и что-то дают. Потому что, если взять секту «Богородничий центр», то у них прямо каждая статуя мироточит. Как они это делают, это другой вопрос, но они действуют на том же поле, и теми же самыми аргументами. В конечном итоге мы знаем, что могут совершаться чудеса и силами князя бесовского для того, чтобы мстить и отвести от Церкви многих. Конечно, Церковь – это передний край этой борьбы, и поэтому там где-то в миру бесам и делать особенно нечего, потому что там и так люди живут, повинуясь своим страстям. И где Церковь, там передний край борьбы, и искушения наиболее острые и наиболее опасные.
Дальше, что касается сектантских групп, есть одна очень странная группа, и в Петербургской епархии сталкивались с ее лидерами. Это некий схимонах Симон, схимонахиня Серафима. Симон – парализованный человек с ДЦП, которого возят на колясочке. Он мычит, а Серафима его толкует. Эта пара приписана к некоему монастырю в Ивановской епархии. Но судя по нашим сведениям и по жалобам очень большого количества пострадавших, это самая настоящая тоталитарная секта, которая действует на территории Ивановской епархии. Этот монастырь, собственно даже не монастырь, а сельский храм, и село вокруг него — все дома скуплены членами этой секты, значит, люди продают свои квартиры в больших городах, приезжают, покупают дома и там уже живут под полным контролем. Монастырь уже такой смешанный, мужско-женский, и те, и другие там живут. Есть у нас люди пострадавшие, которые расстались с большими суммами денег, которые просто вытребовали эти люди.

Прот. А.Степанов: Простите, этот монастырь имеет какое-то каноническое основание своего существования?

А.Л.Дворкин: Да-да, конечно. Он принадлежит Ивановской епархии. При этом Симон и Серафима там не живут. Они колесят. У них есть две роскошные квартиры в Москве, плюс вилла в ближайшем Подмосковье, в полутора километрах от кольцевой дороги. Это у двух схимников. Колесят, но я думаю, что сам Симон мало что понимает. Он просто больной человек, которому приписали такую роль. А колесят они все время по всей стране. Интересный у них ход, они заранее дают факс из монастыря, что приезжает схиархимандрит Симон, скажем, в Алтайскую епархию. Естественно, когда получают такую телеграмму, ни у кого не возникает вопроса, когда его привозят, проверить документы. И, соответственно, принимают его уже как священнослужителя, хотя он просто монах и приезжает он обычно с тремя-четырьмя крестами. Серафима также вся увешена крестами, пятью крестами, там, мощевиками, и чего там только нет. Но вот блаженненький и святой, мычит что-то там, что-то говорит, и, соответственно, люди отдают последнее для того, чтобы услышать, получить какой-то жизненный совет. Там очень большие деньги через них проходят. И есть у них такая очень странная практика, в Москве их знают хорошо и просто в большинство московских храмов их не пускают. Это сопряжено со скандалом, соблазном верующих, , какими-то обличениями и так далее. А то, что они ездят в храмы — сообщается, что их исповедь не действительна нигде. Что настоящая исповедь у них проводится раз в год, в Свято-Казанском монастыре. Туда надо приехать заранее, подготовиться, пожить там, поработать, подготовиться к исповеди, потом исповедоваться. Есть руководство к этой исповеди, более ста страниц текста с перечнем различных грехов. Ну, там, конечно, центральное место занимают грехи против седьмой заповеди, которые даже и перечислять стыдно, такое впечатление, что люди, которые составляли этот список, долго и целенаправленно смотрели всевозможные порнофильмы. Потому что то, что там написано, нормальному человеку просто в голову не придет. То есть на самом деле это сознательное развращение людей. А дальше там просто всевозможные грехи и поучения, которые рисуют картину полного контроля жизни членов вот этой секты. Грехи всевозможные. Скажем там, ездила на автобусе без билета, без благословения духовника. С благословения духовника, очевидно, можно. Или носила бюстгальтер без благословения духовника. Не будила ребенка ночью на молитву, потому что говорила, что он маленький, пусть поспит еще. Играла на музыкальных инструментах. Мылась в душе с осложнением. Спал больше семи часов. Ну и так далее. И перечислять можно очень много, и существует картина крайне жесткого контроля. Есть грехи совершенно абсурдные, крайне жесткие диетарные правила, которые заимствованы все из Ветхого Завета. Ела устриц, креветок, кроликов. Только насчет свиней исключение, написано: только неопаленную свинину. Что это значит, я не знаю, но вот все остальное буквально заимствовано из книги Левит… И соблюдение правила кошерности.

Прот. А.Степанов: Иудействующая секта.

А.Л.Дворкин: Да, в этом смысле вполне иудействующая. И много чего другого. Они же связаны с писаниями некоей Пелагеи Рязанской. Я был недавно в Рязанской епархии и спрашивал. И вот мне там рассказывали, что эта Пелагея была учтивая женщина, жила учтивой жизнью, и те писания, которые ей приписываются, не имеют к ней никакого отношения. Состояние, конечно, совершенно чудовищное, антицерковное, совершенно разрушительное, часто со сквернословием. Серафима, кстати, также матерится, часто со сквернословием расписывает, кто и за что пойдет в ад. И, кстати, правила, которые там четко расписаны против разных грехов. Скажем, вот против абортов что нужно сделать, нужно столько раз поклониться, столько раз прочитать «Отче Наш». И, так сказать, аборт этот будет прощен, можно будет новый делать, очевидно.
Во всяком случае, все расписано в этих писаниях, что Патриарх войдет в ад, ведя за собой Церковь, и духовная школа ведет народ в ад. Такая, заметьте, роль духовного просвещения, которую они играют. Также там есть еще очень интересная теория о мытарствах. Согласно этой теории, которую приписывают Пелагее Рязанской, сатана сидит в центре земли. И от земной коры до центра 6 тысяч километров. И каждый километр повышает температуру на один градус. Все мытарства расположены по градусам. Скажем, 382 градуса – мытарства зависти. Еще сколько-то там градусов и мы в центре Земли, температура 6 тысяч градусов, и там… Это показывает дикость и полное отсутствие духовного образования. Когда люди, казалось бы, здравые и способные готовы воспринимать и такое. Недавно пришел человек, бывший офицер, который закончил военное училище и поступил в Духовную Семинарию. Окончил Академию, и попал под влияние одного иеромонаха, этот человек с высшим богословским образованием, с кандидатской степенью таким вещам подчинялся, что непонятно, чему его учили? Он был помощником инспектора в Московской Духовной Школе. Как он воспринимал, когда старец развел его с женой? Старец запретил ему работать в церкви, старец женил его, а ему уже было за 30, женил его на 15-летней девочке. Сказал, что нужно на ней жениться, и обвенчал их, и зарегистрировал их брак только по достижении 16-летнего возраста. Потом, когда она забеременела, он запретил ей видаться с мужем. И тогда начали возникать сомнения у матери этой девочки. Отец служит дьяконом в другом месте, это все под Москвой происходит. Старец ему разрешает приезжать домой только на одну ночь в год, и когда он однажды заболел и приехал домой, старец не разрешил жене пускать мужа. Он простоял там ночь под дождем возле своей двери, и за это старец запретил ему священнослужение. Дьякон тоже пишет заявление, и пишет, что только через год я узнал, что запретить священнослужение может только протоиерей.

Прот. А.Степанов: Наверное, это человек нездоровый.

А.Л.Дворкин: Нет, это такое полное подчинение воли человека, который приходил к нам. Муж этой девочки, он пришел в себя тогда, когда старец потребовал, чтобы тот переписал на себя его московскую квартиру. Тут все-таки он опомнился.

Прот. А.Степанов: Сильный аргумент.

А.Л.Дворкин: Но он остался без жены. Это один из многих примеров. Но это малая секта. Иеромонах или игумен запрещают священнослужителям священнослужение без ведома архиерея, просто по своему капризу, происходит, конечно, полнейшее самоуправство. И это хотя и в канонических границах Церкви, на самом деле это совершенно не церковное явление.

Прот. А.Степанов: Но, как-то доводилось Вам слышать, что против этого принимаются какие-то достаточно решительные меры священноначалия? Вот, например, этот монастырь, который вы описали, в Ивановской области.

А.Л.Дворкин: В настоящее время, я бы сказал, нет ничего страшного, потому что нам в последнее время стало известно о совершенно чудовищном преступлении против нравственности, которое происходит также в этом монастыре, и об этом поставили в известность священноначалие, и, к сожалению, об этом узнала уже и светская пресса. И поэтому уже скандал разразился, и я думаю, к тому случаю меры будут приняты достаточно быстро.

Прот. А.Степанов: Дай Бог. Мы в то же время можем столкнуться с тем, что в церковных книжных магазинах, в храмах, продаются книги, которые прямо призывают к канонизациям того же Григория Распутина, Ивана Грозного. И все это продается, несмотря на то, что священноначалием уже не раз высказывались совершенно определенные мнения и позиции по этому поводу. То, что находятся какие-то светские люди, которые не обращают на это внимания, можно объяснить нецерковностью и невозможностью влиять на это. Но почему не обращают внимания настоятели, допускают продажу таких книг в своих храмах?

А.Л.Дворкин: Тут, знаете, есть несколько причин. Во-первых, у нас все-таки не тоталитарная секта, нет такой жесткой дисциплины. И слава Богу, конечно. Но вот в этом случае остается только пожалеть о том, что для священнослужителей нет такой дисциплины, они ее не ощущают, не чувствуют. Несомненно, некоторые священники придерживаются такой точки зрения и отстаивают ее, и даже дают интервью. Но часто священники просто перегружены, и часто они просто не успевают следить, что продают за их свечным ящиком. Священник не имеет какого-то злого умысла, а просто берет разные книги, которые пользуются популярностью. Такие книги, к сожалению, пользуются достаточно большой популярностью. Он не глядя их берет, и не задумывается о том, что он распространяет.
Можно это понять. Но тем не менее, требуется, конечно, чтобы священник, который назначает заниматься книжной торговлей, обращал особое внимание на то, что продается за свечным ящиком. Потому что, конечно, денежная прибыль – денежной прибылью, но тот вред, который может быть нанесен человеческой душе, никакой денежной прибылью быть оправдан не может.

Прот. А.Степанов: Это понятно. А не обсуждается ли вопрос о введении церковной цензуры? Церковная цензура, это гриф, который Церковь ответственно ставит на том или ином издании. Не просто «По благословению кого-то». А есть конкретный цензор, человек с достаточным образованием, достаточно подготовленный, который отвечает за то, что этот гриф поставлен. И скажем, нужно было бы уже жестко требовать, чтобы в храмах продавалась литература, только имеющая гриф. Другая литература тоже имеет право существовать, мы не можем этого запретить в современном обществе, и она будет продаваться, несомненно. Но люди должны ясно понимать, что есть литература, которая одобрена Церковью, а есть литература, которая пишется свободно, людьми, которые имеют свои какие-то мнения. Чтобы люди могли как-то ориентироваться в этом огромном пространстве. Почему такая мера не принимается?

А.Л.Дворкин: Вы знаете, есть целый ряд практических сложностей. Одно дело – духовная цензура до революции, когда издавалось гораздо меньше книг. Сейчас просто вопрос в том, где, скажем, достать большое количество грамотных людей, которые обладают таким количеством времени, чтобы вычитывать громадное количество книг, которые издаются. Пока просто таких людей нет.
У нас есть своего рода церковная цензура. Это Экспертный совет при Издательском совете Московской Патриархии, куда можно направлять книги и куда рекомендуется направлять книги для того, чтобы они получили гриф «С благословения Святейшего Патриарха и с одобрения Издательского совета». Но далеко не все посылают свои книги. И часто можно получить благословение какого-нибудь правящего архиерея, который также может придерживаться тех или иных пристрастий. То есть, просто архиерейский секретарь подписал. И это уже издается «С благословения правящего архиерея», пользуется доверием как одобренное Церковью. С другой стороны, можно и самому поставить гриф Святейшего Патриарха.

Прот. А.Степанов: Да, я думаю, это так и делается

А.Л.Дворкин: Да, и Святейший Патриарх неоднократно говорил, что большое количество книг, которые выходят с его благословения, он не видел и не знает об их существовании. Любой недобросовестный издатель может так сделать, не связываясь с Советом. Поэтому, может быть, здесь нужна цензура на уровне каждого храма, которая действительно отслеживала бы ту литературу, которая к ним поступает. Хотя бы с этого начать, чтобы смотрели, что можно и что нельзя продавать. Что говорить о храмах, когда даже в издательстве Московской Патриархии, заходя в магазин, я часто вижу книги, которые совершенно недопустимы к продаже. Ставлю руководство газеты в известность, и они тут же их изымают. Даже там не успевают отслеживать. И там же, я помню, пару лет назад на епархиальном собрании Святейший показывает книгу «Акафист царю мученику Николаю», которая была издана «левым» издательством, без благословения и совершенно самовольно. И на собрании говорится о том, что недопустимо, чтобы эта книга продавалась в церковных лавках. Но эта книга тогда же продавалась в храме Христа Спасителя, где проходило епархиальное собрание. Но тут, опять же, я не думаю, что это был какой-то злой умысел, а просто недосмотр от нехватки времени. Вот нужно стараться, чтобы этого недосмотра не было.

Прот. А.Степанов: Да, дай Бог, чтобы времени не хватало на что-нибудь другое. А вот на это времени нам нельзя жалеть.
Ну что же, спасибо, Александр Леонидович, за ваш рассказ, за эти, в общем, довольно грустные размышления о нашей церковной жизни, о ее темных сторонах. Конечно, мы понимаем, что наша Церковь отнюдь не живет только этим. Но всегда этот двойник действительно присутствует. Антихриста ждут, а он уже как бы присутствует, действует, лжет, подменяет то подлинное, чему учат Церковь и Евангелие.

А.Л.Дворкин: Конечно, можно было бы наш разговор вести и более предметно и вступить в конкретные споры с теми, скажем, кто требует канонизации Ивана Грозного, и говорить о тех фактах, которые они приводят, поговорить о подлинном смысле опричнины, потому что даже есть целая секта опричников с христианскими взглядами. Да, они существуют, и на ближайших Рождественских чтениях я буду делать доклад. Но даже не стоит подробно вдаваться во все их нехристианские учения. Тем более, что доклад действительно будет, а потом будет опубликован. А что касается самих исторических споров, то вот я в свое время писал диссертацию про Ивана Грозного, она называлась «Иван Грозный как религиозный тип». Она давно была написана, уже более 10 лет, она была на английском языке. Но вот сейчас, наконец, переведена на русский и выйдет отдельной книгой, наверное, к осени. И там будет для многих неожиданная оценка царствования Ивана Грозного, где я показываю, как я сам убедился на изучении источников, что Иван Грозный был на самом деле никакой не защитник Святой Руси. Первый западник на русском троне, предшественник Петра, он фактически отказывался от Византийского наследия, а вдохновлялся, в первую очередь, такой западной секулярной ренессансной идеологией. Вот это в моей работе показано достаточно убедительно. И возможно, работа сыграет свою роль в тех спорах, которые сейчас ведутся вокруг этого исторического персонажа.

Прот. А.Степанов: Видите, как промыслительно вы 10 лет назад задумались на эту тему.

А.Л.Дворкин: Задумался-то я намного дальше. Эта книга опубликована в 1991 году, а защитил я диссертацию в 1988 году.

Прот. А.Степанов: Спасибо, Александр Леонидович, еще раз. И надеемся, что мы с вами еще не раз встретимся в нашей студии.

А.Л.Дворкин: Всего доброго.

Прот. А.Степанов: Я напоминаю, что мы сегодня беседовали с профессором, заведующим кафедрой сектоведения Свято-Тихоновского богословского института, Александром Леонидовичем Дворкиным. И говорили мы об элементах сектантского сознания в нашей церкви. Программу вел протоирей Александр Степанов.
Всего вам доброго.


Материал для сайта подготовлен при поддержке православного общества "Азбука веры"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru