6+

Когда я буду бабушкой…

Клещунова

Отношения бабушек с внуками иные, нежели отношения детей с родителями. Родители, особенно молодые, часто бывают строги, требовательны. Старики же более снисходительны. С высоты их жизненного опыта очень многие вещи, кажущиеся родителям значительными, выглядят пустяком. А на первый план выходит понимание того, что ребенку важнее всего чувствовать себя любимым, защищенным, счастливым. Будет это – остальное приложится. (И.Медведева, Т.Шишова. «Книга для трудных родителей. Блиц- педагогика».)

Л.Зотова: Когда мы говорим о воспитании ребенка в семье, прежде всего мы предполагаем, что он воспитывается родителями. Но не совсем правильно было бы считать, что только родители в семье оказывают влияние на воспитание ребенка. На формирование наших детей оказывают влияние бабушки и дедушки, дяди и тети, сестры и братья. Сегодня мы поговорим о роли бабушек и дедушек в жизни ребенка. Тамара Григорьевна, Вы, кроме того, что являетесь преподавателем, психологом, Вы еще и мама, и бабушка. У Вас большой опыт общения с собственными внуками. Сочетая Ваш опыт и Ваши знания, что Вы можете нам рассказать о бабушках и дедушках в семье?

Т.Г. Клещунова: Это очень важная и больная тема в нашем обществе, поэтому я согласилась на этот разговор не то что с удовольствием, а, скорее, с душевным трепетом: вдруг это все дойдет до тех бабушек и дедушек, у которых не все складывается благополучно с семьями их собственных детей, где растут их внуки. И вот почему. Сначала поговорим о бабушках. В свое время они были прекрасными работниками. Но вот оказывается, что как бабушки они далеки не только от совершенства, но и просто от умения быть бабушками. Наше общество сейчас переживает кризис, последствиями которого становятся и положительные, и отрицательные изменения. Отрицательных сторон, к сожалению, больше. Отрицательной стороной является и серьезное конфликтное состояние между двумя старшими поколениями: поколением отцов и поколением дедов. Это связано с тем, что те ценности, которые в свое время исповедовало старшее поколение, перестают быть ценностями для поколения их детей, которые теперь живут по другим принципам. С точки зрения старшего поколения, их родные дочери, а в особенности невестки, настолько неправильны, плохи, что их надо постоянно ругать, винить во всем, и все это делается в присутствии детей, наших любимых внуков. Само по себе уже плохо, что мы, бабушки и дедушки, пытаемся изменить своих взрослых детей, ругая их бесконечно, борясь с их недостатками. Это всегда путь в тупик, в лучшем случае. В худшем случае – путь в пропасть. Здесь поможет только позитивная направленность на стороны, противоположные этим недостаткам. Но когда мы их начинаем ругать, и, может быть, справедливо, все это детьми, нашими внуками, переживается не просто как унижение родителей, а как унижение самих себя. Это идет на уровне растления души ребенка. А бабушки этого не понимают. Речь идет о бабушках, потому что, к сожалению, чаще всего именно женщины воспитывали в неполных семьях своих дочерей и сыновей; они неполны как родители. Поэтому они многое не видят и не понимают. А уж если понимают, то ради любви к своим внукам, многие готовы пересмотреть линию своего поведения. Еще раз повторяю: именно конфликты, унижение матерей и отцов, являются самым серьезным видом унижения для ребенка; даже сильнее, чем унижение нищетой. От этого страдает и самооценка ребенка, и тревожность повышается. А это все – путь в отклонения: и правонарушения, и неврозы, и плохая учеба. Это все результат тревожности, эмоциональной нестабильности, а то и депрессии наших детей. Что же делать? Каким образом старшее поколение должно помогать детям, чтобы не навредить внукам? Я очень хорошо понимаю, почему старшее поколение стремится изменить что-то в жизни родителей своих внуков. С одной стороны, их дети выросли инфантильными, безответственными, работать не хотят, выпивают, порой уходят в алкоголизм, а то и в наркотики. Ведь делать-то что-то надо! Но как часто толчком для этой ситуации становится неправильное поведение старшего поколения, когда они совершили множество ошибок, воспитывая своих детей еще в подростковом возрасте. Кто ж виноват, что они выросли инфантильными, безответственными, не могут соответствовать хотя бы относительным родительским нормам? Ведь девиантное материнство сейчас очень распространено. До 40% семей не могут дать своему ребенку ощущение благополучия в семье. И кто виноват, что мы вырастили таких несовершенных родителей? Значит, сейчас, когда звонок прозвенел, когда мы увидели, что они несовершенны, а то и вообще дочь-подросток родила нам внука, что нам делать? А сделать мы должны все, чтобы влюбленные глаза внука каким-то образом поднимали эту молодую мать или молодого отца до каких-то норм, возрождали бы их из пепла. Если даже мы подхватываем ребенка на руки, даже занимаемся им, потому что наша душа трепещет при виде того, что он обездолен, но ведь когда-то нам все равно придется отдать ребенка в руки родителей: мы не вечны! А если этот ребенок смотрит на родителей ненавидящими глазами, то о каком шансе восстановления этого человека может идти речь? Естественно, будет еще большее падение.

Л.Зотова: Итак, мы поговорили об отрицательном влиянии старшего поколения на воспитание детей. Бабушки иногда могут сильно навредить внукам, сами того не желая. А путь этого – конфликт с родителями внуков. И очень хочется обратить внимание бабушек на этот факт, не с целью их обидеть, а с целью дать им возможность посмотреть на себя со стороны. Если они стараются унизить, отругать своих детей, ставших родителями, им надо остановиться и подумать, откуда взялись эти недостатки. А давайте посмотрим конкретный пример: молодая пара создает свою семью. Допустим, мать воспитала своего сына приличным, с ее точки зрения, человеком: он не алкоголик, не совсем уж инфантильный и т.д. А вот невестка, по ее мнению, не совсем хороша. И эта мать может спросить: а почему я должна отвечать за эту девушку, пришедшую в нашу семью? Я отдала достаточно сил своему сыну, почему я должна терпеть все неправильные поступки невестки, воспитанной другими людьми? Что Вы можете здесь порекомендовать? Женщина недовольна своей невесткой или своим зятем. Как ей не конфликтовать?

Т.Г. Клещунова: Самое-то главное: конфликтовать всегда хочется. Вот приходит этот человек, как из другого мира. И порой сил не хватает, чтобы сдержаться и не сделать, пусть даже в интеллигентной форме, какое-то замечание. Допустим, это почти норма. Но речь идет о том, что мы должны создать своим внукам какое-то благоприятное поле для их развития. Предположим, эта невестка очень жесткий человек. Да, действительно; она пришла из такой семьи, где недополучила сама этой нежности, может быть, ее не кормили грудью, и она не знает, как быть ласковой. Хорошая мать должна пройти много этапов в период своего взросления для формирования материнского инстинкта. Для этого, прежде всего, она должна была получить от своей матери на первом году жизни очень много тепла и привязанности. А она, возможно, ничего этого не получила. У нее и в голове не сформировано, что это должно быть, я уж не говорю о сердце. Если это так, то бабушке просто необходимо подхватить на руки этого малыша, потому что ему необходима привязанность где-то с двух месяцев до трех лет. Очень важно, чтобы малыш в этом возрасте был привязан к кому-то. Лучше всего – к матери. Но она по какой-то причине не может дать ему то, что нужно для привязанности: или он отторгнут матерью, или сам он не может к ней привязаться. Значит, ее в этом плане должен заменить или отец, или бабушка. Но вместе с тем бабушка не должна делать плохо этой женщине. У матери появится такое чувство: это мое дите, и я тебе не разрешаю вмешиваться в мою жизнь. В моей практике сколько угодно было таких примеров, когда молодая мать ставила заслон между бабушкой и ребенком, даже при их совместном проживании: это мое, как хочу, так и воспитываю. Тут нам, старикам, нужно быть мудрее, сделать все, чтобы молодая женщина сама захотела доставить удовольствие этой бабушке. Может быть, даже и убедить ее в чем-то. Чем чревато то, что ребенок не привязался к кому-то в период от 2 месяцев до 3 лет? Ведь многие дети из домов ребенка, из приютов несамостоятельны, инфантильны; психологи говорят, что у них полевое поведение. У них нет мотиваций, нет планов на будущее; они живут сегодняшним днем. Они идут куда-то, вот остановились, чем-то заинтересовались – и тут же забыли, куда идут. Любить, как правило, они не умеют. Но ведь если бы только детдомовские дети так страдали! Многие домашние дети так же инфантильны, несамостоятельны, безответственны, любить не умеют, отдавать себя не умеют. По теории привязанности причиной этого является тот факт, что в свое время у ребенка не было родного человека, к которому он был привязан, который научил его, что плохо, что хорошо, что можно, чего нельзя; который отдавал бы ему любовь. И замечательно, если эту роль играет бабушка. Это от нас требуется в любом случае. Если мать хорошо занимается ребенком, мы все равно должны быть на подхвате. Но чаще всего мы видим: ребенок один, мать не может ему дать необходимого, потому что сама ничего не получила. А бабушка занимает такую позицию: я воспитывала сама, пусть и они воспитывают сами. Вот что страшно. Ведь внук или внучка – любимые! Значит, надо им давать то, что требуется, и постепенно передать в руки матери. А иной раз приходится подстраховывать мать, когда ей приходится до года выходить на работу. Я знаю такую женщину, скрипачку, которая через четыре месяца после рождения ребенка впала в депрессию. И бабушка, женщина 45 лет, ее мать, бросила свою работу и отпустила дочь на работу. Ей важно было сохранить для любимого внука мать на будущее. Бывает, что молодые женщины впадают в такую депрессию в течение первого года. Им не помогают, у них большое утомление; и от ребенка они не получают того, что ожидали. Они занимаются чисто внешней стороной: стирают, моют, готовят, перетирают ему еду, с ним гуляют. А дать то, что ребенку надо – на это не хватает сил и времени. Тут надо подстраховать мать, помочь ей: постирать, дать ей время поспать, в том числе и днем, чтобы у любимого внука было грудное молочко. Чаще всего и не кормят грудью от сильного переутомления, о каком молоке может быть речь?

Л.Зотова: Мы теперь можем сказать о положительной роли бабушки. Бабушка может дать тот поток любви своему внуку, который по каким-то причинам ребенок не получает от родителей. Мы говорили о совсем маленьких детях, и здесь роль бабушек трудно переоценить. Мамы в это время усталые, и именно бабушки должны «долюбить» внука за маму. А как, на ваш взгляд, разумнее поделить хозяйственные и воспитательные обязанности, если бабушки приходят в семью или живут с ними? Бабушкам лучше сделать что-то по хозяйству или, наоборот, понянчить внука, рассказать ему сказку?

Т.Г. Клещунова: Это зависит от семьи. Я знаю бабушку, у которой трое детей, и в каждой семье она бывает один раз в неделю. Она с утра приходит и полностью все берет на себя. Дети и внуки все время ждут бабушку: она придет, и мы хоть немножко передохнем. Она печет, жарит, командует. День в неделю дает отдых своим дочерям и невестке. Так у них было принято. Сейчас внуки у них уже выросли, но они до сих пор вспоминают те дни, когда бабушка приходила к ним в дом. Она настолько щедра душой, что везде, не унижая и не обижая, она отдавала себя. Она давала поток любви. А ведь внукам бабушка нужна еще для того, чтобы она их не осудили ни за что, чтобы они могли ей рассказать все-все, а она выслушает. В прошлом были именно такие бабушки, я-то их помню. И от строгих родителей, которые требуют определенных норм, вдруг попасть к такой бабушке, которая принимает тебя любым, – это, конечно, замечательно. Далее. Не надо лезть к молодым со своими критическими замечаниями. Можно подумать, что мы в молодости были совершенны! Я вот себя помню молодую. Тогда считалось, что я была идеальной матерью, идеальной женой, многие мне так говорили. Но сейчас, с высоты своего возраста, я вижу, что я была далеко не совершенной. Поэтому все к молодым придет! А уж если что-то нам кажется не так, лучше не делать замечания, а исправить это самой, как-то подправить. Или крайние варианты: развелась, допустим, дочка или невестка. Ребенок в семье растет обездоленным, без отца. Приходит бабушка. И не надо критиковать мать, что она такая-сякая. Нужно просто ей сказать: «Таня, давай-ка я в пятницу заберу малыша из садика, а в понедельник обратно отведу. Ты хоть немножко отдохнешь». Ведь если женщина потерпела крах в супружеской жизни, ей же хочется как-то устроить личную жизнь. Она устраивает. И, конечно, обездоливает ребенка. Но надо давать ей возможность и выехать на природу, и в театр сходить, и встретиться с друзьями. И здесь бабушка должна помочь, но так, чтобы не унизить эту молодую женщину.

Л.Зотова: Вот Вы затронули важный момент. Хорошо, если бабушка – родная мама этой женщины. Но если это мама ее бывшего мужа? Разводясь с мужем, женщина как бы «разводится» и с его родителями. И встречается много ситуаций, когда бабушки перестают общаться с внуками именно потому, что сын развелся с матерью ее внука. И обиду по этому поводу бабушка частично переносит и на внуков, хотя не всегда это осознает. Вот совсем недавно я была свидетелем беседы двух пожилых женщин, одна из которых говорила: «У моего внука день рождения, но я к нему не поеду. Что мне скажет Таня? Спросит, зачем я пришла в ее семью?» А ее собеседница на это возражала: «Но ты же придешь к своему внуку! Так и скажи – хочу поздравить внука». Как преодолеть пожилой женщине свою обиду от развода сына или дочери и как, несмотря на обиду, поддерживать отношения с внуком?

Т.Г. Клещунова: Разумеется, обида на невестку может быть, особенно, если инициатором развода была женщина. Статистика говорит, что женщины сейчас в четыре раза чаще подают на развод. Бабушки, которые очень переживают за своих сыновей, действительно, могут занять такую позицию. Но это неестественно, это порочно. Если она идет в гости, чтобы только поздравить внука, она будет там чувствовать себя неловко. А вот если она все время поддерживает связь с той семьей, и скажет невестке, что она готова ей помочь в любом случае, несмотря на этот развод, потому что у нее есть внук, она там всегда будет желанным гостем. Я это не только в теории знаю. Я помню, когда ко мне пришли два зятя и одна невестка, они воспринимались мной как чужие люди. Но когда появились внуки, а они к тому же были все похожи на этих «пришельцев», а не на моих собственных детей, то у меня к «пришельцам» появилась нежность. Только потому, что они похожи на моих внуков. Если даже что-то и случится, то внук или внучка остается моей. И пусть не все время со мной, но я буду позванивать, ходить туда, помогать строить дальнейшую судьбу невестки. Помогать не в смысле поиска другого мужа, а в смысле освобождения части ее времени, чтобы мой внук жил в более благоприятной обстановке. Очень может быть, что бабушка и не видит недостатков своего любимого сыночка. Вроде бы он порядочный человек, вроде бы и не пьяница; если алкоголик – так там все понятно. Ей кажется, живи да живи с таким мужем. А как жить, если он, допустим, инфантильный, несамостоятельный человек? Это значит – еще один ребенок в доме. И молодая женщина может пойти на разрыв. Хотя лично я эти вещи не приветствую. Но, допустим, развод состоялся. Бабушка должна преодолеть все свои обиды и изначально сказать ей: «Таня, что бы там ни было – я всегда к твоим услугам. Конечно, жалко, что так получилось. Но внук остается моим внуком, и ты уж, пожалуйста, не сердись на меня, даже если я где-то ненароком обидное скажу что-то». И любая «Таня» пойдет навстречу. Потому что хочется, особенно, когда ребятишки подрастают, и в гости их отправить. Но вот тут важно: ни слова худого о матери внука, какая бы она ни была. Иногда мне молодые женщины рассказывают такие истории: семилетняя дочка поехала к бабушке в Псков, прожила там целое лето и вернулась, как ощетинившийся зверек; а все это из-за того, что мать девочки очень не нравится свекрови, и она дала внучке понять, что собой представляет ее мать. И так каждое лето. А зачем она отправляет ее туда, в Псков? Ведь бабушка каждое лето вносит свою долю в растление души ребенка. Надо раз и навсегда сказать свекрови: «Елизавета Федоровна, я Вас единственно о чем попрошу: ничего худого обо мне. Я – несовершенная, я плохая, с Вашей точки зрения, но – пожалуйста! Если только это будет, я вынуждена буду сделать так, что ребенок к Вам не поедет». Кто защитит в данном случае ребенка, как не мать? Или, допустим, бабушка живет в этой семье, а может быть, просто приходит, и постоянно она недовольна зятем, постоянно ворчит: «Вот и гвоздя-то твой не забьет, и вообще он такой-сякой». Разводится дочь с ним. Выходит замуж вторично, там рождается еще ребенок. И снова мать недовольна. Женщина, верующий человек, недоумевает: «Как я могу маме возразить? Ведь надо чтить отца и мать своих». А кто бабушке должен сказать то, что должна сказать мать этого ребенка? Не надо копить обиды на мать, но сразу ей сказать в спокойной форме: «Что же, ты хочешь, чтобы мои дети снова остались без отца?» И остановить надо бабушку, которая ведет себя таким вот образом. Остановить, потому что она совершает великий грех. Ей же надо будет за него отчитаться, когда она умрет. И мы таким образом можем помочь своей матери. А то ведь как распоясываются некоторые бабушки, это известно. Иногда молодая верующая дочь говорит: «Несу свой крест». Почему? У вас же есть дети, которых вы должны защитить; может быть, и следует пойти на меньший грех, чтобы не совершился больший грех. Тут надо поразмышлять. Л.Зотова: Тамара Григорьевна, из этой части беседы можно сделать вывод: бабушки должны любить родителей своих внуков, невзирая на то, родные они дети или это невестки и зятья, – хотя бы потому, что это матери и отцы их внуков. Ведь что помогает терпеть человека? Любовь. Значит, надо в себе взрастить эту любовь. А источником любви служит внук. Посмотрите на него и скажите: «Да он похож на моего зятя! Да он похож на мою невестку!». И за одно это уже попытаться их полюбить. И тогда легче станет терпеть их недостатки. И вот еще один важный момент Вы затронули: родители оказывают влияние на своих детей в отношениях между супругами. Такого влияния, наверное, вообще быть не должно, ведь сказано же: «Оставит человек отца своего и мать свою, и будут двое плотью единой». Люди, вступающие в брак, должны уметь разрезать эту невидимую пуповину между собой и своими родителями и меньше обращать внимания на те негативные моменты, которые родители пытаются открыть своим детям в их избраннике. Наверное, в этом и заключается инфантильность: неумение оторваться от родительского влияния и самостоятельно заботиться о выбранном супруге.

Т.Г. Клещунова: Совершенно верно. Но хочу сказать несколько слов о «любить». Вот мы должны любить зятя или невестку. Честно говоря, бывает трудно полюбить. Но быть справедливыми, принимать и, по крайней мере, уважать – это возможно и необходимо. Потом, может быть, придет и любовь, хотя это сложно. А вот что касается молодой семьи и старшего поколения: действительно, хочется теще или свекрови сделать замечание избраннику своего дитяти, и не только. Часто мать говорит своей дочери, вот он такой, ты давай, меняйся или его как-то приструни. А молодая женщина делает следующую ошибку: она говорит мужу: «Вот мама говорит то-то и то-то». Конфликты после этого неизбежны. Или дочь говорит: пусть сами разбираются, пусть теща сама напрямую все выскажет зятю. Неправильно. Или: «Мама мне плохого не посоветует, она же мне желает добра». Неправильно. Единственно правильный ответ: «Мама, это наша семья, мы разберемся». Это правильная позиция молодых супругов. На первых порах бабушка будет вести себя обиженно, но ничего страшного, привыкнет. Но у молодых должна сохраняться позиция «мы», «наши» родители. Не твои родители, мои родители – наши родители. А вот мы – это отдельное «мы». И не переходить территорию, не вмешиваться в царство другого «я», другой семьи. Это мы, старшее поколение, должны соблюдать.

Л.Зотова: А вот еще встречается такое: молодые супруги ссорятся. Родители живут отдельно. Обиженный супруг – муж или жена – бегут к родителям, жалуются, остаются у них ночевать; и мама принимает. Когда говоришь такой маме, что не надо его принимать, надо отправить его к жене, чтобы там все налаживать, она не понимает: ведь это же ее сын, его жалко, ему плохо; как же его выгнать? Допустимо ли это?

Т.Г. Клещунова: Честно говоря, я не понимаю, как она может сказать: «Иди и разбирайся». Но другое дело, если ребенок пришел, с ним надо поговорить о том, что так не делается, чтобы это было в первый и последний раз, потому что я оказываюсь в неловком положении. И вообще, твой дом – там. Там и решай проблемы. Но если мама сама потерпела фиаско в супружеской жизни, она и не сможет его научить. Ведь в своей семье она не смогла разрешить конфликт должным образом. Иной раз пожилой человек не умеет чему-то научить. Но одно она должна четко чувствовать: не ладно, если в молодой семье за конфликтами следует уход из дома. Она обязана дать понять своему взрослому ребенку, что вопросы эти надо как-то решать: читать литературу, найти человека, который может объяснить все, как полагается. Но тема разрешения конфликтов – это отдельная тема. В неполной семье ребенок не научается часто разрешать конфликты, когда кроме мамы нет другого человека. Хорошо, если появляется отчим. Ребенок видит, что все у них хорошо, и хотя мама в свое время потерпела поражение, но ей все это удалось наладить, построить новые отношения. Ведь этот стереотип взаимоотношений старшего поколения очень важен для молодых. И, конечно, в свою семью они привносят то, что было в их семье. Так что надо им советовать разрешать свои конфликты. А то ведь всякое бывает. А в семье есть дети. Еще в советское время был случай, когда женщина поссорилась со своим мужем и уехала к маме в Пушкин, забрав двоих старших детей. Муж тоже ушел куда-то, думая, что она его просто припугнула и вернется. И трое малышей, трех лет, 1,5 года и 5-месячный ребенок, на трое суток остались одни в доме. И когда соседи, слыша плач детей, взломали с милицией дверь, младший уже и плакать не мог. А мама думала, что отец там с детьми. Так вот бывает. Семья очень неблагополучная, аморальная, даже пришлось этих детей изымать из семьи.

Л.Зотова: Давайте вернемся к вопросу влияния бабушек на детей. Ребенок растет. Встает вопрос: отдать его в ясли, садик или, если есть бабушка, оставить его дома с бабушкой, когда мама выходит на работу. Понимаю, что это очень индивидуально, в разных семьях решается по-разному. Но все-таки, что предпочтительнее: отдать ребенка в детский коллектив или оставить с любящей родной бабушкой?

Т.Г. Клещунова: До 4-х лет желательно, чтобы он лучше был в руках бабушки. После 4-х лет, когда он нуждается в ролевых играх, во взаимоотношениях со сверстниками, в дальнейшем развитии, которое он может получить в саду, хорошо бы его отдать в сад. Правда, дети бывают разные. Некоторые ребятишки очень застенчивы, замкнуты, тревожны. Им в саду очень тяжело, они много плачут и потом, естественно, болеют – соматические заболевания у таких детей встречаются часто. Тут бабушка может и забрать его пораньше, и погулять с ним, возместить ту любовь, которую не имеет возможности дать мама, потому что работает. Но тот факт, что перед школой ребенку необходимо походить в сад, у меня не вызывает сомнений. У меня старшие дети практически не ходили в сад, но я с ними занималась сама. Я их подготовила к школе сама, и они учились нормально. Но не всегда это возможно. Ребенку в среде детей в саду легче научиться взаимодействовать. Часто домашние ребятишки, приходя в первый класс, не умеют ладить со сверстниками, по разным причинам. А ведь это может стать негативным фактором в деле приобретения знаний, переработки и выдачи знаний. Ведь при приобретении знаний на первом месте стоит то, что собой представляет эмоциональное состояние ребенка, как он взаимодействует со школьниками. На третьем месте – как он умеет учиться. Это все – предпосылки для нормальной учебы. Так что сад – не всегда плохо.

Л.Зотова: Дальше – ребенок идет в школу. Какая положительная роль может играться бабушками в этом возрасте?

Т.Г. Клещунова: Конечно, очень здорово, если есть бабушка, которая и отведет в школу, и приведет ребенка из школы. Другое дело, что не стоит чрезмерно опекать ребенка, как это делают некоторые бабушки. Ребенок, порой, выше ее, а она его за ручку ведет. Так мальчик или девочка даже чисто внешне выглядят инфантильно. Тут тоже очень важно чувство меры. Хорошо, если в начальной школе у ребенка есть человек, который может последить за ним. Другое дело, что и бабушки тут нужны мудрые. Иногда ведь они переходят границы, критикуя матерей, вставая между матерью и ребенком. А ребенок, допустим, уже в предподростковом возрасте. Вот какие бури он будет переживать, открывая, что его родители – плохие люди? И отец плохой, значит, он рожден от гнилого семени. И мать не такая, как надо. А это все – бабушка привнесла в его душу. Я иной раз думаю: не организовать ли специальный факультет для бабушек, чтобы научить их помогать, но в то же время не переходить границы. Это важно!

Л.Зотова: Тамара Григорьевна, а какую роль играют бабушки и дедушки в формировании детей старших классов, когда ребята вступают в юношеский возраст? Здесь вообще наблюдаются сложности в отношениях детей со взрослыми, часто вспыхивают бури. А что с бабушками?

Т.Г. Клещунова: Вообще есть бабушки, которых подростки просто видеть не хотят. Хотя все это начинается задолго до подросткового возраста. Потому что бабушка без конца, по словам подростка, только ворчит и ворчит, ругает и ругает. Это нонсенс. Эмпатия не означает, что мы обязаны всегда видеть в ребенке только хорошее и не замечать недостатков. Эмпатия предполагает, что мы понимаем проблемы подросткового возраста: у него процессы возбуждения преобладают над процессами торможения, у него возникает смысловой барьер – он ничего не слышит, он начинает нам грубить. Ведь поколение бабушек может все это понимать даже гораздо лучше, чем родные матери и отцы. Надо мудро подходить к подростку, понимать его и принимать его. Ну, нагрубили нам, естественно, не переходя границы, без оскорблений. Мы эту грубость можем принять, переработать внутри себя, смягчить и научить их говорить не так грубо. Ведь смысл еще и в том, каким образом мы можем помочь ребенку отработать этот гнев, эту агрессию. С кем еще он может это сделать? И подростки очень благодарны тем бабушкам, которые эти вещи понимают. Они это помнят. У меня был один мальчик, правонарушитель, который сел в тюрьму. Его родители были достаточно жесткими людьми, воспитывала его до определенного времени бабушка; потом она умерла. Вот, он выходит из тюрьмы, мы его спрашиваем: «Как, домой хочется?» – «Нет, домой не хочется. Была бы бабушка жива, может, я к ней и пошел бы». Куда ж это годится, что в родном доме ему нет места! И слава Богу, что этой бабушке удалось зародить в его душе нечто, что позволило душу не омертвить; где-то искорки проблескивают.

Л.Зотова: Тамара Григорьевна, а можно личные вопросы? Когда Вы стали молодой мамой, у Вас родилось трое детей, помогали ли Вам бабушки?

Т.Г. Клещунова: К сожалению, я была совсем в другом положении. Мы тогда жили в Норильске, бабушек рядом не было. Я знаю, что это такое, когда никто не может помочь. Конечно, приходилось брать няньку. Но что такое нянька? Она отработала и ушла. Приходилось еще и на няньку работать. Но сейчас я помогаю всем своим детям. Во всяком случае, когда моя невестка с двухмесячным внуком приехала ко мне на дачу, на первом месте у меня было: накормить ее послаще, дать днем поспать. И я первая ей предлагала: «Иди, поспи». Мне хотелось, чтобы у невестки было чем кормить моего внука. Кстати, вот иногда старики говорят: «Меня попросят – тогда я сделаю. А раз не просят, что ж я буду вмешиваться». Но есть вещи, о которых не попросят. Разве моя невестка попросила бы меня: «Тамара Григорьевна, Вы посидите с Темочкой, а я пойду посплю»? Разве попросила бы? Конечно, нет. Это нам, бабушкам, надо предлагать помощь. Или вот сейчас я подстраховываю семью моей младшей дочери, потому что они во мне сейчас нуждаются больше других детей. И внуками мы занимаемся. У младшего внука лучше, чем бабушка и дедушка, по-моему, никого нет.

Л.Зотова: И это все Вы делаете, несмотря на то, что Вы работаете, занимаетесь дачей, домашним хозяйством, откликаетесь на различные приглашения с лекциями, в частности, к нам на радио? Вы не считаете внуков чрезмерной нагрузкой для себя?

Т.Г. Клещунова: Абсолютно нет! Это настолько вдохновляет! Даже мой муж, он в прошлом – крупный руководитель, говорит теперь: «Как бы мы без них жили?»

Л.Зотова: Значит, не только Вы даете внукам свою помощь и любовь, но Вы еще и получаете что-то для себя?

Т.Г. Клещунова: Конечно. А любовь эта! Что Вы, это такое счастье! А те внуки, которые живут не с нами, один вообще в другом городе? Когда он появляется, это такая великая радость встречи!

Л.Зотова: Есть мнение, что своих внуков люди любят больше, чем детей. Это правда, по-вашему?

Т.Г. Клещунова: Конечно. Шлюзы любви открываются бесконечные. Когда моя старшая дочка увидела, как я вожусь с первым внуком, она сказала с завистью: «Ведь ты меня не долюбила, мама». Конечно. Вот потому и надо восполнить то, что недополучили. Другое дело, что и неприятности от внуков горше переживаются.

Л.Зотова: Мы поговорили, в основном, о роли бабушек. И это естественно: в нашей стране многочисленные разводы и ранняя смерть мужчин зачастую приводят к тому, что дети не знают дедушек. Но все-таки некоторым детям, как, например, Вашим внукам, повезло: они имеют дедушек. Роль дедушки должна отличаться от роли бабушки?

Т.Г. Клещунова: Конечно. Во-первых, бывают такие семьи, неполные семьи, где у ребенка нет отца. Но если с ребенком вместе живут бабушка и дедушка, ему уже проще. Роль мужчины для них выполняет дедушка. И, кстати, отношения бабушки и дедушки для него станут образцом семьи. И тут нам тоже надо держаться на высоте. Внук будет учиться, каким должен быть мужчина, как относиться к женщинам, на нашем примере. С другой стороны, деды все равно выполняют роль отцов, пусть в смягченной форме, но, тем не менее: я принимаю тебя за то, что ты оправдываешь мои ожидания. Не просто принимать любого, а сделать, где надо, замечание; применить строгость. Строгость, конечно же, должна быть основана только на глубочайшей доброжелательности. И, самое главное, когда в доме есть дедушки, они должны их научать творческому труду. Это зависит во многом от дедушек. Например, у нас на даче дед выстроил специальный детский домик, из бревнышек, где все для них сделано. Они там играют, проводят время. Это по образцу того, что было когда-то на Руси: деды с внуками, мальчиками, в давние времена делали срубы; девочки заполняли пространство домика так, как это должны делать будущие хозяйки. И так, в игре, они обучались своему будущему творческому труду, труду родителей. И деды в этом плане были просто незаменимы. Когда отцам было этим заниматься? Они работали! Так что дедушки могут хорошо помочь в развитии творческой активности внуков. Или это рыбалка, или походы в лес, если дело происходит на даче. А вот если живут в городе – можно вывезти внука за город. Роль мужчины, особенно для мальчика, хотя для девочки это тоже важно, просто невосполнима. Об этом нельзя забывать.

Л.Зотова: Спасибо, Тамара Григорьевна!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru