6+

«Богословие – это такая наука, которая формирует человеческое отношение к жизни вообще»

Образование: религиозное, богословское и духовное

Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

АУДИО

Программа записана в 2005 году

Текст: Качаева Ольга

 

Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев):

Итак, три вида образования – религиозное, богословское и духовное. Есть еще и четвертое – светское образование. Если мы говорим о религиозном образовании, то, скорее всего, мы должны понимать под ним то, что понимает под этим наша государственная образовательная система. Религия ведь не является какой-то определенной наукой. Религия – понятие слишком обширное. Существуют многие религии, и не существует одна религия. Религиозное образование, как понимают его сторонники, сводится к изучению истории религии, религиозного феномена в человеке с психологической, с физиологической,  систорической точек зрения. Но не более того. Или к перечислению различных религий и внешнему описание их свойств. Конечно, это вещь полезная и необходимая для образованного человека в современном мультирелигиозном и мультикультурном обществе. И в прошлом тоже. Ведь неприлично, когда человек, считающий себя грамотным, попадает, скажем, в среду мусульман, и просто не знает, как себя вести, как себя поставить в этой среде. Либо ты вообще старайся не попадать в подобные ситуации, ибо в чужой монастырь со своим уставом не ходят. А если уж ты попал в такую среду, тем более по своей воле, будь добр немного узнать о людях, к которым ты пришел в гости. Странно бывает видеть людей, которые заходят как туристы в православные храмы, например, или в другие церковные помещения, здания. И не знают, куда встать, как себя вести, стоят, раскрыв рот, иногда смущаются. И для них нехорошо, и тем, кто живет в этом храме, тоже не очень приятно. Поэтому, религиозное образование, наверное, нужно. Но ведь это же светское образование. Если мы говорим об образовании, то есть о формировании человека (ведь образование — это формирование человека, придание человеку какой-то формы, образа), то должны помнить, что формирование человека происходит в духовной сфере и богословской. Одно с другим очень тесно связано. Мы сейчас будем говорить о христианском, а именно православном образовании, духовном и богословском. Богословское образование подразумевает, безусловно, человеческую веру, принадлежность человека к Церкви Христовой, Православной Церкви. Иначе это будет образование лживое, ложное. Богослов отличается от простого верующего тем, что он больше знает об истинах веры, может их исследовать, разумно объяснить, истолковать. Это совершенно необходимо в любой религии и уж в христианстве тем более. А духовное образование – образование, необходимое всем верующим людям. Богословие необходимо только богословам среди верующих и лишь немного, в меру сил и возможностей, всем остальным. А вот духовное образование необходимо всем, ибо оно формирует в человеке верующего как такового.

 

«Образование – это придание человеку формы, образа. А формирование человека происходит в духовной сфере и в богословской».

 

—  Духовное и богословское образование. С каждым годом растет число образовательных учреждений, связанных с богословием. Большое количество курсов, духовных школ. Как сделать правильный выбор? Такое разнообразие приводит к растерянности. Вы преподавали и преподаете во многих образовательных учреждениях. Современный студент, изучающий богословие – какой он?

 

— Это разные студенты. Студенты, изучающие богословие в православных духовных школах, и студенты, изучающие богословие в школах внецерковной структуры или просто в государственных учебных заведениях, таких, как университет. А сегодня в некоторых университетах уже есть богословские факультеты либо специализация по богословию (теология, библеистика). Например, в Санкт-Петербургском университете есть такая специализация – библеистика. В духовных учебных заведениях, таких как семинария, духовная академия, молодой человек получает и образование богословское, плюс духовное образование. А лучше сказать, духовное воспитание. Что сюда включено? Во-первых, обязательное участие в церковной жизни, в жизни Таинственной, в жизни молитвенной, в церковных богослужениях. Это, пожалуй, основное, что отличает богословское образование в церковных школах от образования во внецерковных структурах. К богословскому образованию добавляется и духовное воспитание, которое, кстати, отнимает, или можно сказать — занимает очень много времени и сил и у преподавателей, и у учащихся. Может быть, иногда за счет полноценного богословского образования. Это проблема.

 

«Богословие – это наука об Откровении Божием, которое осознается рациональными путями. Богословие – это рациональный подход к Откровению».

 

Возможно ли получить богословское образование заочно?

 

— Я думаю, возможно, но с известными ограничениями. Насколько мне известно, церковные духовные учебные заведения не предоставляют возможности заочного образования людям, которые имеют основную занятость в светской сфере. Заочно могут обучаться священнослужители либо люди, занятые в церковной деятельности. Но существуют лицензированные высшие учебные заведения типа университета. Например, Свято-Тихоновский Православный Университет в Москве, который предоставляет возможность заочного обучения, правда, не на всех факультетах. Так что можно попытаться поступить туда. Кстати, этот университет дает прекрасное образование.

 

Светское образование и духовное образование. Их взаимопроникновение. Насколько уместно присутствие светских дисциплин в духовном образовании, и наоборот, присутствие духовных, богословских дисциплин в светском образовании?

 

— Что касается первой части вопроса, насколько уместно присутствие светских дисциплин в богословском образовании, то на этот вопрос очень легко ответить. Уместно и такое присутствие существует. И существовало, собственно, всегда. Что такое богословие? Богословие – это наука об Откровении Божием, которое осознается рациональными путями. Богословие – это рациональный подход к Откровению. Откровение воспринимается как факт сверхъестественный, но он осмысляется человеческим разумом. Помимо прочего, в состав богословских дисциплин входят такие науки, как библеистика, изучение Библии просто как литературного памятника, который открывает нам истины Божии. Или патрология – это изучение наследия святых отцов, что очень близко к литературоведению как таковому. Литургика, которая изучает историю богослужения. История Церкви – это уж совсем наука. Сами богословские дисциплины уже несут в себе светскую рациональную основу. А для того, чтобы эти дисциплины развивались, чтобы человек мог осваивать их, необходима философия, логика (относится к философии), разумеется, языки. Изучение языков нельзя назвать духовными предметами. Но древнегреческий, древнееврейский, церковно-славянский или латинский языки абсолютно необходимы для богослова православного.

 

«В семинарию приходят поступать почти на нуле богословских знаний».

 

— А основы экономики, к примеру?

 

— Это тоже нужно для церковной жизни. Конечно, это уже не будет входить непосредственно в богословское образование, а будет являться церковно-практическим образованием. Помимо богословских дисциплин в наших православных школах изучаются также практические дисциплины. И экономика. Кстати, до революции в духовных академиях изучали совсем уж, казалось бы, светские дисциплины. Азы высшей математики, естествознание. Сейчас этого нет. Предполагается, что в школе дается достаточный запас знаний по этим предметам. И они не изучаются в церковных школах. Хотя, в общем и целом какие-то хотя бы проблемные моменты в современном естествознании надо было бы популярно излагать и в духовных школах. Конечно, ведь это тесно связано. Например, этические проблемы современной генетики, клонирования и т.д. Во всем этом невозможно разобраться, если ты не знаешь естественной сути всего этого. А сколько вопросов поступает в связи с открытиями в сфере космологии или физики и т.д. Богослов должен знать и это. Хотя бы немного. Это вполне уместно.

 

«А ведь богословие – это такая наука, которая формирует человеческое сознание, отношение к жизни вообще. Ни физика, ни биология, ни медицина, ни филология, ничто так не формирует отношение человека к жизни, к своему будущему, к цели своего существования, как богословие».

 

Какие бы Вы включили дополнительные дисциплины в академическое духовное образование кроме высшей математики? Физику?

 

— Вы знаете, это вопрос настолько сложный практически. Ведь у нас образование занимает не так уж много времени. В Семинарии сейчас по новой программе молодые люди обучаются 5 лет. Это уже много. Раньше учились 4 года. И еще 3 года в духовной академии. Но в Академию далеко не все идут. Этого мало. Учтите, что, например, до революции образовательный уровень наших богословов и священнослужителей был гораздо выше, чем современный. До революции молодой человек, поступавший в духовную семинарию, помимо курса средней школы прошел еще и обучение в духовном училище. В семинарию он приходил уже с достаточным запасом знаний. Он имел примерно такой же объем знаний, какой сегодня имеет студент, заканчивающий семинарию. А у нас семинария считается высшей школой. Так вот, после училища молодой человек учился еще 6 лет в семинарии, а потом 4 года в академии. Образование было очень длительным. И была очень хорошая базовая подготовка. Сейчас ее нет. И приходится массу богословских, церковно-практических дисциплин, а также светских дисциплин, о которых я говорил – языки, философия и прочее, втискивать вот в эти несколько лет обучения. И студенты, и преподаватели настолько перегружены, что добавлять что-либо еще в программу будет означать сокращение, уменьшение богословских знаний. Если, к примеру, добавить физику или математику.

 

«В ваших словах прозвучал и хороший вопрос: «если бы я не слушала радио «Град Петров», то я и в церкви бы ничего не понимала» (в данном случае радио выступает как школа богословская). И это действительно так».

 

Тем не менее, с Вашей субъективной точки зрения, что можно было бы добавить. Ваши пожелания, предположения.

 

— Если быть очень оптимистичным, то желательно было бы, чтобы молодые люди приходили поступать в семинарию уже с достаточными минимальными знаниями хотя бы по богословию. Ведь в Университет идут же поступать с минимальными знаниями по русской грамматике и литературе, математике и физике. А в семинарию приходят поступать почти «на нуле» богословских знаний. Так что надо вводить в программу общеобразовательной школы курс богословия хотя бы в минимальной степени.

 

 

—  Ваше мнение, каким образом и в какой степени могут православные радиостанции, такие как «Град Петров», способствовать окормлению тех людей, которые не могут посещать храм?

 

— Увы, я сам довольно редко слушаю радио, но имею представление о его работе. Кроме того, я общаюсь с людьми, которые слушают эту радиостанцию. И я должен сказать, что с самого начала это радио было на достаточно высоком образовательном богословском уровне. И с каждым годом этот уровень повышается. Вы посмотрите, это радио предоставляет людям возможность (с повторениями) изучать Священное Писание, Церковное Предание. Затрагивается большой спектр тем. Человек, который находится дома, немощный, по каким-то причинам не имеющий возможности посещать богослужение в церкви и лекции в каких-то учебных заведениях, даже слушая это радио, может получать достаточный запас знаний. Но невозможно ведь все время сидеть и слушать радио. Каждый будет выбирать хорошие и интересные для себя программы. Я считаю, что радио хорошее.

 

«Обучать надо не столько богослужению. Богослужение – это праздник души. Это выражение своей веры и молитвенного отношения к Богу. Это праздник. А учиться надо между праздниками, по будням. И Вы правильно делаете, что используете возможность и учитесь хотя бы с помощью радио».

 

Какие богословские дисциплины должны присутствовать в светском образовании?

 

— Я считаю, что современный человек, не только выросший и воспитанный в десятилетия атеистического периода, но и современный молодой человек, оканчивающий учебное заведение сегодня, когда всякие религиозные ограничения, явные и неявные сняты, очень невежественен в богословских вопросах. Собственно говоря, невежество сегодня присутствует не только в вопросах богословия, но в богословии это особенно очевидно. Для человека церковного или для человека, имеющего хотя бы минимальное церковно-богословское образование, это заметно на каждом шагу. Достаточно включить радио или телевидение. Например, мы смотрим какой-нибудь американский фильм и слышим закадровый перевод. А в фильмах, особенно зарубежных, часто присутствуют религиозные моменты. И переводчики делают неправильные ударения, используют неправильное склонение, говорят какие-то просто безумные вещи. Например, часто переводят обращение к простым священникам как «святой отец». А вы послушайте, что стоит за этим переводом «святой отец» в английском тексте. Ничего подобного там нет. Откуда это выражение взялось? Ведь Святым Отцом на Западе называют только Папу Римского и больше никого. Почему же все переводчики делают одну и ту же ошибку? И никому не приходит в голову справиться, узнать, получить хотя бы минимум этических сведений о жизни Церкви. А что уж тут говорить о богословии? А ведь богословие – это такая наука, которая формирует человеческое сознание, отношение к жизни вообще. Ни физика, ни биология, ни медицина, ни филология, ничто так не формирует отношение человека к жизни, к своему будущему, к цели своего существования, как богословие. И этого-то и нет абсолютно. Так что богословие необходимо преподавать хотя бы в минимальной степени в школах. Но этого не осознают ни наши правители, ни наши учителя. Увы!

 

«…нехорошо, некрасиво – «Закон Божий». Это, конечно, не православное название. Что это за Закон Божий?»

 

Слушая радио «Град Петров», я очень много узнала и много чему научилась. Стала лучше понимать богослужение в храме, по-другому, вдумчиво стала читать Священное Писание. Для меня это замечательное образование.

 

— В ваших словах прозвучал и хороший вопрос: «если бы я не слушала радио «Град Петров», то я и в церкви бы ничего не понимала» (в данном случае радио выступает как школа богословская). И это действительно так. На протяжении долгих лет у нас церковное богослужение было единственной возможностью быть если не школой, то хотя бы маленьким просветом в образовании людей. Для немногих людей, увы. А вообще говоря, православное богослужение и не призвано давать знания. Это богослужение. Правда, Литургия состоит из 2-х частей. Это Литургия оглашенных и Литургия верных. И на Литургии оглашенных, от начала Литургии и до Херувимской песни приблизительно, читается Священное Писание и должна звучать проповедь. Но вы же понимаете, что с течением времени Литургия оглашенных утратила, так сказать, свой школьный характер и приобрела ритуальный характер. И, конечно, она не предназначена для обучения. Обучать надо не столько богослужению. Богослужение – это праздник души. Это выражение своей веры и молитвенного отношения к Богу. Это праздник. А учиться надо между праздниками, по будням. И Вы правильно делаете, что используете возможность и учитесь хотя бы с помощью радио «Град Петров». Но такое обучение должно быть и в школе.

 

— Существует ли богословское образование для женщин? Есть ли женщины-богословы? Что предлагается женщинам?

 

— Я не историк и не могу с цифрами в руках ответить на вопрос, сколько было женщин-богословов до революции и после. Ясное дело, что после революции их вообще не было долгое время. А сейчас это единицы. И до революции тоже не было официального богословского образования для женщин. Мне не известно ни одной серьезной и несерьезной статьи ни по библеистике, ни по богословию, ни по истории церкви, написанной женщиной. Разумеется, в женских гимназиях и впоследствии на Высших Женских Курсах богословие преподавалось. Но, увы, богословием у нас занимались и занимаются до сих пор мужчины. Положение меняется только в последнее время. В церковной структуре, в богословских и духовных школах женщины не обучаются традиционно. Этого нет в уставах наших школ. Исключение составляют регентские курсы, где даются элементы богословских знаний. Но оттуда выходят не богословы, а регенты – управляющие церковными хорами. И иконописные мастерские. Там тоже могут обучаться женщины. А собственно в семинарии, в академии женщины не обучаются. Но, во-первых, существует теперь уже и внутри церковной структуры (тот же самый Свято-Тихоновский Университет). Он имеет лицензию, то есть является одновременно и государственным учебным учреждением. Это единственное близкое Церкви учебное заведение, даже можно сказать входящее в церковную структуру, которое обладает и государственной лицензией. Там обучается очень много девушек и женщин, которые, будем надеяться, найдут себе место по богословской специальности когда-нибудь в будущем. Но сегодня очень трудно найти такое место. Существуют внецерковные структуры – богословские учебные заведения. Есть ряд институций, в которых женщины обучаются, имеют возможность получить богословское образование. А уж найдут они себе применение или нет, то это вопрос будущего, вопрос сложнейший для нашего общества сейчас.

 

«Конечно, называют себя верующими, может быть, и девяносто процентов населения. Но какие они верующие, если они «ни бе, ни ме», ни в православии, ни в чем не понимают».

 

Еще раз вернемся к вопросу о тех богословских дисциплинах, которые, на Ваш взгляд, было бы уместно включать в программу светского обучения.

 

— Я думаю, элементы. Так, как до революции изучали так называемый предмет «Закон Божий». Он назывался нехорошо, некрасиво – Закон Божий. Это, конечно, не православное название. Что это за Закон Божий? Существует Закон Моисея, правда? В Христианстве есть только один закон – возлюби Бога и возлюби ближнего своего как самого себя. Но существует и другое название – Катехизис. Катехизация, то есть обучение элементарным истинам православия. Начиная от понятия о Боге. Будешь ты верующим или не будешь, но тебе надо знать то, что думают верующие, как они понимают свою веру. Это надо знать, конечно. Потому что, как говорит апостол Павел, как уверовать, если не услышал, как услышать, если нет проповедующего. У нас проповедующих-то много, но им не дают проповедовать в школах. Поэтому никто и не слышит. Поэтому и верующих у нас мало в обществе. Конечно, называют себя верующими, может быть, и девяносто процентов населения. Но какие они верующие, если они «ни бе, ни ме», ни в православии, ни в чем не понимают.

 

 

— Протоиерей Георгий Флоровский говорил, что задача современного богослова состоит в том, чтобы излагать традиционную церковную точку зрения современным языком. Насколько богослову необходимо иметь наряду с духовным образованием фундаментальное светское образование? У Вас есть первоначальное светское образование. Какое?

 

— Я закончил физический факультет Ленинградского Государственного Университета имени А.А.Жданова. Я считаю, что фундаментальное образование никому не помешает, потому что оно дает человеку возможность быстро и хорошо ориентироваться в мировоззрениях, в современной науке. Если ты не получил этого образования, то приходится до всего добираться собственными силами. И это всегда очень трудно. Образование ведь – это когда в тебя насильно все-таки что-то впихивают, правда? Это понятно. В молодого человека всегда что-то «вкладывают». Светское образование – это хорошо, но не обязательно. И приличного школьного среднего образования было бы достаточно для получения очень хорошего богословского образования. Как это до сих пор и было. Ведь наши семинарии дают очень хорошее фундаментальное богословское образование. То, что вообще возможно в наших условиях. Но, к сожалению, молодые люди в семинарию приходят после нашей средней школы, которая с каждым годом обнаруживает все большее и большее падение образовательного уровня. Приходят замечательные молодые люди, добрые, верующие, хорошие, оптимистичные, чистые, но, увы, безнадежно безграмотные. Приходится их обучать буквально заново, как читать и как писать.

 

Святые отцы говорили, что богословствовать может только тот, кто просвещен Духом. Много ли сегодня богословов от Духа?

 

— Замечательный и правильный вопрос. Разумеется, какие-то настоящие богословские утверждения, высказывания могут делаться только в свете Откровения или по Откровению. А Откровение всегда исходит от Духа Святого. Имеется в виду, что богословствовать имеет право только человек любящий богословие, знающий богословие, главное, верующий человек. А если мы говорим, что верующий, крещеный человек просвещен Духом, то тут и разговоров больше никаких не может быть. А как мы скажем, что вот этот человек более духовный, а этот менее духовный? У этого больше харизмы, а у этого меньше харизмы. Где такие весы и такие меры, на которых мы могли бы взвешивать дары Святого Духа? Богословствуют, конечно, верующие. И в наших богословских школах, духовных, церковных школах, я имею в виду, разумеется, все молодые люди верующие. А уж насколько они верующие, не нам судить. Об этом будет судить история и практика.

 

— Кого бы Вы могли выделить из современных богословов? Кого Вы читаете?

 

— Я боюсь делать такие выводы. Я, вообще говоря, не богослов, а библеист. Библеистика – это наука, которая стоит примерно посередине между духовными и светскими дисциплинами. И поэтому она более методически научна с современной точки зрения, чем чистое богословие, догматическое богословие. И естественно, что я пользуюсь трудами западных ученых-библеистов, если не считать наших отечественных великих дореволюционных библеистов, которых было по пальцам пересчитать. Современные серьезные библеисты есть только на Западе. Что же касается богословия, то я не вижу среди современных православных богословов, возможно, я просто не знаю их, приношу свои извинения, великих ученых-богословов, которых я бы рекомендовал от всей души читать как возвышеннейшую и истиннейшую богословскую прозу и поэзию. Но если мы взглянем на недавнее прошлое, то, разумеется, к высочайшим образцам православного богословия можно отнести и Владимира Лосского, прежде всего, и, затем, протоиерея Георгия Флоровского. Вот высокий стиль человека образованнейшего, в том числе и по-светски, и с великой богословской интуицией. Если человек имеет склонность к богословию, обязательно надо изучать труды о. Георгия Флоровского.

 

— Какие существуют основные проблемы, на Ваш взгляд, сегодня в российском духовном богословском образовании?

 

— Проблем очень много. Прежде всего, проблема времени, проблема кадров. И, самое главное, и время, и кадры, все это теснейшим образом связано с материальной обеспеченностью. Дело в том, что богословие и богословское образование, как и всякая наука и научное образование, это дорогая вещь, материально дорогая. Но средства, которые отпускаются у нас на богословское образование, ничтожны. Хотя, возможно, этих средств немного больше, чем отпускаемых на светское образование. Тут я не могу судить, я сам не администратор, не ректор, не бухгалтер. Я не знаю просто. Но, во всяком случае, сравнивая с тем, что было до революции в императорских учебных заведениях высших, таких, как Университет или Духовная Академия, мы видим, что сегодня –нищета. И этим во многом определяются недостатки нашего образования. Недостаток времени, недостаток кадров, недостаток ученых, недостаток обеспечения их. Взять, например, меня. Я настолько занят преподаванием, что мне просто не до науки. Да о какой науке, о каком богословии, о каком развитии может идти речь, если человеку, скажем, профессору, доценту, надо кормить семью и для этого ему надо набирать часы, преподавать и здесь, и там. У него нет ни времени, ни сил на науку. Вечером только бы ножки протянуть перед телевизором. Какая там наука, какие там библиотеки и конференции. Если что-то и происходит, то только на великом энтузиазме – с помощью Духа Святого.

 

СКАЧИВАЙТЕ
ПРОГРАММЫ АРХИМАНДРИТА ИАННУАРИЯ
НА СЕРВИСЕ СКАЧИВАНИЙ
РАДИО «ГРАД ПЕТРОВ»

 

 

См. также:

«Изучать Библию – величайшее наслаждение и величайшая духовная польза»

«Много ли мы знаем слов Иисуса Христа, произнесенных Им на Его родном языке?» Беседа с архимандритом Ианнуарием (Ивлиевым). Передача из архива радио «Град Петров». 2006 г. АУДИО + ТЕКСТ

«Если же согрешит против тебя брат твой…»

Комментарий архимандрита Ианнуария Ивлиева к тексту евангелиста Матфея: «любите врагов ваших», «прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим», «не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы». АУДИО

Закон, пир, Царство. Новый Завет о браке

«Сам брак из земного учреждения как бы возвышается над землею, перестает быть чисто мирским учреждением, возвышается над этим светским горизонтом». Доклад архимандрита Ианнуария (Ивлиева) «Тема брака в Новом Завете» на конференции «Таинство брака – таинство единения». Репортаж из архива радио «Град Петров». АУДИО + ТЕКСТ

«Жить в Царстве Божием, то есть по воле Бога – это жить во вдохновении»

«Когда человек свободен, тогда он вслушивается. Да даже вслушиваться особенно не надо – он просто говорит и действует так, как ему повелевает Дух Святой». Беседа с архимандритом Ианнуарием (Ивлиевым) о прощении. Программа из архива радио «Град Петров». ТЕКСТ

Нагорная проповедь архимандрита Ианнуария

29 января 2018 г. — 40 дней со дня кончины архимандрита ИАННУАРИЯ (Ивлиева)

Крещение Господне. Богоявление

Предлагаем вашему вниманию комментарии на текст Нового Завета, рассказывающий о вспоминаемом в этот праздник событии Крещения Господа нашего Иисуса Христа. АУДИО

Рождество Христово по Евангелию от Матфея

Лекции архимандрита Ианнуария (Ивлиева) по Новому Завету. Евангелие от Матфея, главы 1 — 2. АУДИО

Рождество Христово по Евангелию от Луки

Лекции архимандрита Ианнуария (Ивлиева) по Новому Завету. Евангелие от Луки, главы 1 — 2. АУДИО

Лекции архимандрита Ианнуария Ивлиева

Программы архимандрита Ианнуария (Ивлиева), которые можно скачать на нашем Сервисе скачиваний

Памяти архимандрита Ианнуария

В вечернем радиоканале приняли участие главный редактор радио «Град Петров» протоиерей Александр Степанов, редактор программ «Беседы о Новом Завете» Ольга Суровегина и ученик архимандрита Ианнуария протоиерей Александр Сорокин. Прямой эфир 22 декабря 2017 г. АУДИО

Человек Нового Завета

Памяти архимандрита Ианнуария (Ивлиева) — несколько цитат из передач радио «Град Петров»

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru