fbpx
6+

Ад – это остаться одиноким?

SHHegolev1-475x375-475x375

Программа Людмилы Зотовой

«Семья»

Гость: Альфред Александрович Щеголев

Тема: одиночество

часть 1    часть 2

АУДИО + ТЕКСТ

 

Одиночество… Почти наверняка человек рано или поздно встретится с осознанием своего одиночества. Иногда это ощущение объективно отражает ситуацию, а иногда человек страдает от одиночества, находясь в окружении близких ему людей. Пожалуй, чаще всего одиночество знакомо людям, проживающим в больших городах.

Одиночество можно условно разделить на вынужденный и выбранный способ жизненного устройства. Вынужденное одиночество наступает, когда у человека не остается близких, друзей. Но нередко человек сознательно предпочитает оставаться наедине с собой, не впускает в свой мир другого.

Можно ли одиночество считать признаком нашего времени? Почему люди остаются в одиночестве? Как можно помочь одиноким людям? Об этом и о многом другом мы спросим врача-психотерапевта, доцента Восточноевропейского института психоанализа, практикующего психолога Альфреда Александровича Щеголева.

 

Дело в том, что человек может оказаться в одиночестве и очень страдать от этого. Но когда он освободится от вынужденного одиночества, он снова вернет себе прежнее общение с людьми, которых он ценит.

А есть одиночество как состояние души, а не как отсутствие тех людей, с которыми хочется общаться. Вот такое одиночество – самое тяжелое. Человек психологически чувствует себя как бы замурованном в самом себе. Кто бы его ни окружал, с кем бы он ни контактировал, он все равно чувствует свою изолированность от людей. Формально он вроде бы в контакте, а в душе – одинок, не понят. Такое состояние души возникает не просто так.  Общительность или, как говорят, коммуникативность формируется не в одночасье. Многое зависит от опыта общения в раннем детстве в семье, в школе, в коллективах. Если у человека не было позитивных запечатлений в общении с кем-либо, то он может оказаться обреченным на одиночество. Причем на одиночество как привычное душевное состояние, которое может быть в нем глубоко укоренено.

Человек чаще всего страдает от невозможности выразить самого себя. Дело не в том, что он плохо адаптирован к своему окружению. Дело именно в этой неспособности раскрыть свой душевный потенциал. Он не способен быть понятым и принятым своим окружением или теми людьми, которые для него особо значимы.

Здесь возникает вопрос: а есть ли в нем то интересное содержание, которое может стать интересным другим людям? И вообще: интересен ли он самому себе?  Другим людям не интересен внутренне пустой человек. Чехов очень точно заметил, что никто не хочет любить в нас обыкновенного человека. Всегда притягивает в человеке что-то необыкновенное, некая тайна его души, а вовсе не банальность его суждений и интересов. Скучные люди очень быстро друг другу надоедают, один уже заранее знает, что скажет другой, как он себя поведет. От этого уже может быть и тошно, и уныло, и безразлично. То есть, нет живого тока общения. Контакт с другим становится как бы мертвым.

Надо сказать, что отношение к одиночеству у людей разное. Кто-то сказал: есть лишь одно страдание – быть одиноким. Да, есть такое мнение. А другой сказал: одиночество – лучшее общество. Все зависит, видимо, от душевного состояния человека, пребывающего в одиночестве. Если человеку явно не хватает общения, он будет страдать от одиночества. И напротив: человеку, уставшему от общения, одиночество будет представляться желанным отдохновением от общения, от контактов, нередко постылых. Поэтому сказать, что одиночество – это всегда плохо, нельзя. Так же, как нельзя сказать, что одиночество – это самое замечательное состояние человека, состояние, к которому надо бы стремиться во что бы то ни стало.

Позитивные стороны одиночества раскрываются размышляющему уму, философствующему уму. Чем глубже человек как личность, тем чаще он нуждается не в одиночестве, правда, а в уединенности. Уединенность, конечно же, не тождественна одиночеству, это очевидно. У уединенности нет тоски, нет надрыва, которые есть у одиночества. Уединяющийся человек – не всегда одинокий человек.

Но чаще люди относятся к одиночеству как к непривлекательному жизненному обстоятельству, делающему жизнь человека какой-то не достаточной, обездоленной, ущербной.

 

Альфред Александрович, но ведь даже и в Библии сказано, что плохо человеку быть одному. Наверное, неслучайно наступает такое ощущение тоски, когда человек остается один.

 

Да. Человек особенно остро чувствует одиночество, когда он хочет общаться, но по каким-то объективным или субъективным причинам не может этого сделать, лишен того, что другие, как ему кажется, имеют в избытке. Это гнетущее состояние может быть причиной невротической депрессии, при которой человек чувствует себя подавленным, всеми покинутым, забытым, никому не нужным, лишенным этого праздника жизни.

Надо понимать, что не всем людям дарованы особые таланты, раскрытие которых требует уединенности и общения с самим собой. Конечно, для большинства людей жизнь проходит во взаимодействии, во взаимоотношении с другими. Поиск общности с кем-то является очень важной жизненной деятельностью человека. Отсутствие такой общности в дружбе, в любви обрекает человека на переживание томительного одиночества, на ощущение изоляции от окружающего мира. Потому что отсутствие родственной души в мире делает непривлекательным весь этот мир. Все же должна быть какая-то персона, которая как бы олицетворяла собою этот мир. Любишь одного – любишь весь мир. Ненавидишь одного – и весь мир погружается во мрак.

Чувство одиночества знакомо, наверное, каждому человеку, и каждый переживает его по-своему. Конечно же, вынужденное временное одиночество будет переноситься не так, как постоянное душевное одиночество, такое безысходное.

Чувство одиночества не означает, что человек действительно одинок. Иногда он просто не способен к выстраиванию общения, в том числе и с самим собой. Он не общается и с самим собой, а уж тем более не выстраивает контакты с другими людьми. И не потому что эти люди для него плохи, а потому что он сам проблемен, и его коммуникативная функция оказывается очень слабо развитой. Такому человеку кажется, что окружающие его люди должны как-то по-особенному с ним общаться, чтобы вызвать его на общение. Если они этого не делают, он чувствует себя одиноким, непонятым. Но сам своего личностного дефекта он, как правило, не обнаруживает, виня во всем свою несчастную судьбу или своих родителей за то, что они вызвали его на этот белый свет.

Такое одиночество, базирующее на слабой или подорванной коммуникативной функции, являет собой ярко выраженное невротическое состояние, которое требует соответствующей психотерапевтической коррекции, если она возможна. В противном случае человек обретает крайне дезадаптивные, деструктивные черты характера. Ведь общение каждому из нас дает как бы обратную связь, организующую наше поведение в социуме. Как говорил известный немецкий психолог Альфред Адлер, если человек может плодотворно общаться с окружающими, он никогда не будет невротиком. Потому что в самом общении есть особая благость.

Можно быть одиноким из-за своей нелюдимости, неспособности к живым и взаимообогащающим человеческим отношениям. В этом случае незачем винить судьбу, но нужно искать причины одиночества в самом себе. Надо разрабатывать свою коммуникативную функцию в общении, как разрабатывают свои мышцы в физических упражнениях. Действенную помощь можно получить на курсах в психотерапевтических группах. Есть такие группы встреч при психотерапевтических центрах, где подобными проблемами занимаются вполне успешно. Там работа направлена на укрепление коммуникативной функции участников группы.

 

То есть человека можно научить общаться.

 

Для этого нужно только его желание общаться. Если он нелюдим или по своей личностной структуре он интроверт, ему может быть вполне комфортно и без общения. Интроверты обычно более глубокие люди, по-своему воспринимают окружающий мир, по-своему перерабатывают впечатления окружающего мира. Более того, они хорошо умеют сочувствовать другому человеку. Вообще можно сказать: если вам плохо, то вы, скорее, пойдете к интроверту, чем к яркому экстраверту. Интроверт сможет понять вас, разделить с вами печаль, в то время как экстраверт будет вас все время веселить.

Научиться общению наедине с самим собой не получится. Так же как для плавания нужна, по крайней мере, вода. Без этого вы будете делать пусть и самые правильные движения, лежа на полу, но если вас после этого бросят в воду, вы не поплывете. Так и общительность: ее можно развивать только в общении. При этом общительность при ослабленной коммуникативной функции не является сразу. Так же, как сразу не может появиться сила в нетренированных мышцах. Нужно время, настойчивость, терпение, выработка соответствующего качества.

Вообще-то в некоторых случаях одиночество очень даже полезно. Так же, как полезна и голодная диета в случае переедания. Из этого не следует, разумеется, что нужно постоянно пребывать в голоде. Но то, что время от времени нужна разгрузочная диета, так же, как время от времени нужен отдых от общения и пребывание с самим собой, это очевидно.

Живя в условиях современного городского социума, необходимо придерживаться определенной психогигиены, дабы сохранить устойчивое и уравновешенное психическое функционирование. Сознание современного человека слишком зашумлено, запачкано, загрязнено не столько информацией, которая идет на него со всех сторон, сколько информационными отходами, помоями, вроде этой рекламы. Потребление всех этих «отходов», конечно, чревато всякими психическими последствиями. Совершенно безумно потреблять всю продукцию средств массовой информации, внимать пропаганде, нередко просто клинической психопатологии на некоторых телеканалах, щекотать себе нервы всякими фактами «желтой прессы». Постоянное вынужденное общение с людьми, особенно с их большим количеством, тоже создает повод для изнуряющей нервной усталости, которая в свою очередь может стать причиной неадекватного поведения человека. Могут быть также и тяжелые психосоматические реакции: человек начинает болеть, у него возникает иммунодепрессия, на психических эмоциональных перегрузках ослабляется иммунитет человека. Поэтому, повторяю, время от времени человеку необходимо уединение, ему надо побыть с самим собой. Ему необходим отдых от социума, особенно от современного, какого-то полубезумного.

Но почему же люди, как правило, избегают одиночества? Потому что, как заметил один итальянский писатель, наедине с собой не многие наслаждаются приятным обществом. Кроме того, в одиночестве современный человек встречается со своими страхами, тревогами, опасениями, душевной пустотой. Но если человеку есть что сохранить в своей душе, ему необходим индивидуальный психогигиенический заслон против натисков социальных негативов, которые делают человеческую душу больной. Как говорил Марк Аврелий, задача жизни не в том, чтобы быть на стороне большинства, а чтобы не попасть в стан умалишенных. Памятуя обо всем этом, надо давать разгрузку своему душевному аппарату для его стабилизации, чего невозможно сделать в шумной суете социальной жизни.

 

Поэтому нормально, если человек ищет уединения и остается какое-то время в одиночестве. Это очень полезно для душевного состояния, да?

 

Для его душевной деятельности – да, для его внутреннего выравнивания. Человек – это такое существо, которое общается не только с внешним миром, не только с другими людьми, он общается обязательно еще и с самим собой. Отношение к самому себе во многом центральное, потому что из этого отношения к себе у него формируется и отношение к другим людям, и отношение к делу своему, и отношение к своей собственности. Вот эти четыре типа в характере человека – отношение к себе, к другим, к собственности, к делу – очень важный момент.

Вообще-то в одиночестве душа человека говорит с Богом, если только Бог есть в душе человека. В принципе, такой внутренний диалог даже нельзя назвать одиночеством. Как говорил Максим Исповедник, если я с Богом – нас уже большинство. Кажется, у парапсихолога Анатолия Мартынова мне пришлось прочитать очень интересное размышление. Он говорит, что слово «одиночество» происходит от слова «один» и может быть обозначен единицей. У древних единицей обозначался символ Бога. Да и само русское слово «единица» означает: единить ся, единить себя. То есть соединить себя с Богом. Одним и тем же символом мы обозначаем и слово «один», и слово «единица». Значит, если я один, то, следовательно, существуют и два, три, четыре… И это множество существует само по себе, а я – один. Я одинок, я страдаю в одиночестве. Но ведь в этом одиночестве я еще и един – я един с тем, кто во мне. Я – значимая единица, я не пустой ноль. Недаром говорят, что одиночество – это высшая ступень, ведущая к Богу. Поэтому человек может страдать от одиночества, если в душе пустота. А может стремиться к одиночеству как к уединению, в котором может произойти самая значимая встреча в этом мире. Как говорил Свифт, мудрец менее всего одинок тогда, когда находится в одиночестве.

Не раз было подмечено, что все, достойное уважения, совершено в уединении, вдали от общества. Поэтому для оценки одиночества следует знать, кто, какая личность испытывает это самое одиночество. Потому что одну личность одиночество опустошает, а другую обогащает.

Люди чаще всего страдают не от одиночества, а от отсутствия любви. Не любит человек никого на свете, вот он и одинок. Даже и самого себя, наверное, он не любит: ну, не находит он себя. Некоторым очень трудно, даже почти невозможно, заглянуть внутрь самих себя. Такие люди живут внешним впечатлением. Они все время гонятся за каким-то счастьем, которое, кажется, вот там, за углом: дойдет до этого угла, завернет за него – а счастья нет. Значит, за другим углом! И так всю жизнь он бегает. В неврологии это называется эскапической тенденцией невротической личности, от слова escape – бегство. Бежит человек от своей пустоты, от бессмыслия и от тревоги, которая все это в нем порождает. Ему кажется, что есть такие условия, есть такое место или человек, или такие люди, общество, в которое он попадет – вот все и изменится. А в этом избранном обществе, о котором он мечтает, там вообще только формальные отношения. Ждать, что там можно найти какую-то родственную душу, с которой возможен глубокий контакт – ну, это все фантазии. Человека туда привлекает некая эстетика, но в результате он чувствует себя там еще более опустошенным. От этого он страдает, делится своим страданием с другими, то есть заставляет и других страдать. Благостный человек, у которого внутри все достаточно гармонично, слажено, он наполнен смыслом или каким-то поиском смыслов. Человек, который идет путем личностного развития или творческого становления, несравненно более богатая личность. Там о таком одиночестве, грызущем человека изнутри, нет речи.

 

Альфред Александрович, Вы говорите, что человек творческий постоянно находится во внутренней своей работе, поэтому не ощущает одиночества. Может быть, это происходит оттого, что он всегда старается отдавать, а не брать?

 

Да. А что такое любовь? Это и есть отдача.

 

Именно отдача! А про поиски «счастья за углом», которые Вы упомянули, так современное общество как раз к ним нас и призывает.

 

Современное общество – это общество потребления. Это, можно сказать, «гроб с музыкой» для развития личности. Потому что личность формируется в преодолении сложностей, трудностей. Обязательно должен быть поиск и решение какой-то проблемы. Получить все в готовом виде, на полках магазина – для этого внутреннего развития не нужно. А человек богат как раз по своему внутреннему потенциалу. По сути дела, человек бездонен в этом плане. Человек – это микрокосмос. Есть макрокосмос – звезды, солнце, луна и все прочее, которые, несмотря на кажущийся хаос, являют собой сплошную гармонию. Так вот, внутри человека – свой космос. Как говорил Кант, есть две вещи, достойные удивления: звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас. А нравственный закон – это то, что упорядочивает человек, что вводит порядок, что вводит гармонию. И если этого нет, для человека все хаотично, то он мир воспринимает расколото, разрознено. Да и сам он становится только фрагментом самого себя, по слову Достоевского – тварью дрожащей, а не личностью. Только личность «право имеет». Потому что она обязывает сама себя к чему-либо. Все должно быть скоррелировано: если есть обязанности, значит, есть и права. Если нет обязанностей – нет абсолютно никаких прав. Вот, говорят: права человека, А что такое – права человека? Сначала надо стать человеком, а потом уже иметь свои права. Например, чтобы иметь водительские права, надо соблюдать определенные обязанности: соблюдать правила уличного движения, содержать свой автомобиль в надлежащем порядке. Так ведь? Есть обязанности – и есть права.

 

И обязанности первичны.

 

Да, конечно. Если ты не соблюдаешь правила, какие у тебя могут быть права?

Возвращаясь к нашей теме, хочу повторить: для оценки одиночества следует знать, какая личность испытывает это самое одиночество. Все индивидуально. Общение с другим, таким же пустым человеком абсолютно не спасает от одиночества. Также не спасает от одиночества целые сборища пустых людей, чем бы они ни занимались. И наоборот, человек, душевно содержательный, не чувствует себя в одиночестве душевно опустошенным.

Плохая компания от одиночества не спасает, потому что в ней общения, по сути, нет, хотя люди, вроде, и трутся друг около друга. Вообще, такое праздное времяпрепровождения, которое нередко становится основным занятием такой вот компании, делает душу еще более опустошенной.  Человек, занятый делом, творчеством, имеющий какой-то содержательный интерес, как правило, избегает всех праздных «тусовок», какого бы ранга эти «тусовки» ни были. Все эти сборища, собирающиеся по правилу «себя показать, других посмотреть», ничего не дают ни уму, ни сердцу и пригодны, в лучшем случае, для восстановления каких-то формальных контактов, не более. Значимого общения – душевного, глубокого, спасающего от чувства одиночества, эти контакты совершенно не дают. Лучше благородное одиночество, чем все это мнимое общение, непонятно с кем и непонятно для чего. У Омара Хайяма сказано:

 

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надо бы немало.
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.

 

Хорошо, если у человека есть друзья или даже один друг, но понимающий, сочувствующий, принимающий. Это замечательно! Не менее замечательно, если человек, имеющий вкус к чтению, находит себе подлинных друзей среди тех писателей, книги которых созвучны его душевному настрою.

 

А не будет ли уход в книги тем же самым бегством от реальной жизни?

 

Я думаю, это не бегство от жизни, а приближение к каким-то глубоким корням жизни. Это требует определенного погружения. Есть чтиво, такая, «трамвайная литература». Она развлекает, но абсолютно ничего не дает. А есть глубокая литература. Читать Достоевского – это труд.

 

Это уже не будет «бегством», это, наоборот, можно считать встречей.

 

Конечно. А великая поэзия?  Это всегда глубина. Поэтому у человека, приобщенного великой литературе, критерий оценки общения и людей совершенно иной. Так или иначе, но он выходит на ту глубину, которую он ценит в других, если она в этих других есть.

 

Получается, что человек, который много времени проводит в компании людей пустых, он, несмотря на то, что окружен людьми, одинок. А человек, который в одиночестве сидит с книгой Достоевского, не одинок. Парадоксально, кажется.

 

Да. Этот человек наполняется содержанием. Но избыток этого наполнения уже требует контакта, ему надо чем-то поделиться. Тогда и общение становится ценностным. А если собираются, чтобы «убить время», там общения нет никакого. И понятно разочарование. Что их может объединить? Ну, бутылка, допустим. Или кого-то обсуждают. А все пусто: удовлетворения душа все равно не получает. Все идет по поверхности, душа не насыщена общением, потому что не это общение нужно человеку. Надо насытиться, поэтому необходимо это насыщающее начало.

Надо сказать, что вовлечение в культуру (а чтение – это и есть вовлечение в культуру) во многом спасает человека от одиночества. Этого, конечно, нельзя сказать о развлекательном ширпотребе. Он оставляет в душе человека ощущение, что где-то есть этот праздник жизни, на него можно посмотреть лишь издалека, не будучи непосредственно приобщенным к жизни этих кумиров толпы. Там же все и направлено, чтобы рекламировать себя, свое окружение – все это полная пустота.

Мне не раз приходилось убеждаться в том, что более всего от одиночества страдают бездельники, не знающие, чем занять свое время. Для них, собственно, и существует этот ширпотреб со всей его крикливостью, дурновкусием. Сейчас эта бездельная праздная публика нашла себе еще одно развлечение, якобы спасающее от одиночества – выход в интернет. А надо сказать, что виртуальный мир компьютера стал для многих привлекательной иллюзорной реальностью, в которой не так остро чувствуется собственная внутренняя опустошенность, неустроенность, одиночество, жизненное бессмыслие.

Но в этих соцсетях, в которых сидят очень многие люди, нет настоящего общения. Там есть сообщения телеграфного стиля, но нет живого присутствия другого человека. Когда мы общаемся непосредственно с человеком, мы же не только вербально общаемся, но и попадаем в ауру этого человека: видим его глаза, видим его мимику, чувствуем его тепло. Вот как влюбленные: они даже могут не обязательно говорить друг с другом. Но они общаются, общаются на этих глубинных волнах. Это совершенно другое чувство общения. Вначале должно быть чувство: это мое, это мой человек, он меня понимает с полуслова. А в этих сетях уровень культуры, грамотности – сплошные слезы.

 

Значит ли это, что ощутить человека можно только при его присутствии, а через виртуальное общение его понять невозможно, чтобы он там ни писал.

 

Конечно. Надо быть гениальным писателем, чтобы его поняли. Вот гениальный писатель или поэт, абсолютно владеющий словом, может стать понятным. Так потому он и гениальный, что делает слово носителем этой вот энергетики. Так же, скажем, и нота: она же должна быть исполнена исполнителем, который извлекает эту ноту. Но она также должна быть проведена через душу его, одухотворена. Если мы возьмем гениальные сочинения Моцарта или Баха, введем это в компьютер, и он будет абсолютно точно считывать все эти ноты, эту музыку слушать будет невозможно, она мертвая. Он только ноты читает. А нужно, чтобы музыка была, чтобы Муза присутствовала. Муза – это наш глубинный архетип. Конечно, в душе исполнителя любое музыкальное произведение одухотворяется, одушествляется.

Поскольку в соцсетях общение сводится к перебрасыванию каких-то сообщений друг другу, там ничего подобного нет. Там выражено все очень куце, там много обозленности, злых осуждений кого-то или друг друга. И в этом они находят какое-то удовольствие.

 

Да, есть такой стиль общения. Но есть и другой: люди образованные, грамотные проводят много времени на работе. И они испытывают одиночество,  у них нет человека, которому можно все рассказать, нет близкого друга из-за их собственной занятости. Они дома выходят на сайты знакомств, чтобы найти там друга. А где им еще познакомиться? Людей затягивает такое общение, они там находят реальное отдохновение.

 

Да, их затягивает. Но затягивает их собственная фантазия в общении. Мне рассказывали молодые психологи, как они общались в интернете с девушками, ставили там опыты. А девушки верили. Когда вы вживую общаетесь с человеком, вы если не аналитически, то интуитивно чувствуете, что он врет. А там можно писать все что угодно и предоставлять любые фотографии. Это суррогат, общения-то нет.

 

Вот так избавляться от одиночества Вы не советуете?

 

Нет, это не избавление от одиночества, это уход в фантазию, в грезы. Это как папа Карло смотрел на изображение очага на холсте, и ему от этого становилось и теплее, и сытнее. Это самообман. Может быть, он какую-то нишу занимает в жизни человека: рождается надежда, можно выразить себя. Выражение себя – это тоже увлекательное дело. Выражаешься кому-то, а он тоже дает тебе обратную связь. Понятно, это происходит с людьми, которые неплохо чувствуют словесность, слово для них значимо. Поэтому женщины нередко становятся жертвами такого общения, для них очень важны слова, которые мужчина произносит, она получает через это обратную связь.

 

Если женщина втянулась в эту систему общения, ей там хорошо, она чувствует там понимание, наверное, правильно было бы как можно скорее выходить из виртуального общения и знакомиться с этим человеком?

 

Да. Но я знаю и такие случаи – полное разочарование при встрече. Они даже боятся этих встреч, готовятся к ним, хотят предстать в лучшем виде. Но оказывается – не то. Природу-то не обманешь, нет магнита и все. Не обязательно быть писаной красавицей или писаным красавцем. Это же душевное состояние: оно либо есть, либо его нет. Либо этот магнит включен, вас тянет к этому человеку, даже если он имеет какие-то изъяны чисто внешние, не важно. Но чаще всего встречается разочарование. И это разочарование делает человека еще более одиноким. Это одиночество надрывное, ужасное, к нему прибавляется жизненное разочарование во всем и во всех.

 

Крушение надежды.

 

Да. Возраст накладывает отпечаток на человека, а там можно чувствовать себя молодым, увлеченным, замечательным. Получается такой самообман.

Иногда возникает вопрос: а где человек чувствует большее одиночество – в большом городе или где-то за городом. Чем больше людей окружает человека, тем более стертой и размытой оказывается для него их индивидуальность. Чем примитивнее человек по своему развитию и содержанию, тем сильнее и прочнее он притирается к толпе, чтобы резонировать в ней с себе подобными.

В большом городе людей так много, что они утомляют своей вечной суетой, болтовней, толкотней, давкой в транспорте. Получается, людей много, а общаться ни с кем не хочется. Все молча едут. Скорей хочется бежать от этого всего в тихое уединение. Полноценное общение возможно с немногими, но обязательно со значимыми для человека людьми. А не с кем попало, без всякого различия, как, к примеру, в интернете.

В большом городе среди безликой массы человек ощущает одиночество острее, чем в деревне, где каждый житель знает других односельчан и часто разделяет с ними их невзгоды, их радости. Для городского жителя еще одна приманка – виртуальный мир компьютера, он туда убегает. Создается иллюзия вовлечения в контакт с кем-либо, хотя общаются они не видя, не слыша, не чувствуя живого присутствия своих «визави», ориентируясь исключительно на собственное, нередко воспаленное воображение.

Как говорят: сила любви – это мера предыдущего одиночества. Допустим, намаялся человек в одиночестве, и если ему кто-то знаки какие-то подает, выписывает ему какие-то значимые слова – все срабатывает. На этого человека сразу идет проекция всех несбывшихся фантазий, надежд, упований и всего прочего.

Активная виртуальная жизнь, вытесняющая все живые контакты – это не столько показатель востребованности и популярности человека, который заявляет о себе как о блогере, сколько свидетельство его досадной личностной недостаточности, которой он, по недомыслию, может даже гордиться, считая себя вполне востребованным блогером. Надо смотреть на человека в жизни. Может, он выйдет на трибуну и совсем забудет, что хотел сказать. А в интернете он негодует, чуть ли не лидером считается.

Уход в социальные сети становится своеобразным психосоциальным удовлетворением, которым тешат себя те, кто неспособен к живому общению. В изоляции, в одиночестве такая форма социальных контактов становится единственно удовлетворяющей унылого одиночку. Но для полнокровной жизни полноценно развитого человека это едва ли приемлемо, а в некоторых случаях даже позорно. Восприятие мира через виртуальные фильтры создает некое убожество отношений в реальной действительности. Строить отношения по образу и подобию виртуальных моделей – значит полностью обессмысливать свое существование.

Мы уже сейчас видим «компьютерных мальчиков», напрочь отгороженных от насущных реалий. Это такой мертворождённый плод самоубийственной технической цивилизации. Они отключены от внешнего мира, смотрят на него через компьютерный экран. Виртуальный мир заслонил для них мир реальный, в реальном мире они теряются: не могут войти в общение, в сочувствие, в сопереживание. У нас левое полушарие отвечает за абстрактно-логическое, концептуальное мышление. Правое полушарие – эмоциональное, эмоционально-образное, интуитивное, музыкальное. Правым полушарием человек непосредственно соприкасается с реальностью окружающего мира, он ее чувствует буквально на ощупь, на запах. А левое полушарие живет в некой отвлеченной модели. Это дает некоторые преимущества для широкого анализа реальности, но одновременно оно лишает непосредственного контакта. Человеку нужно развивать оба полушария, но представители современной цивилизации в основном левополушарные.

У нас очень много слов, причем слов неживых. Живое слово как бы объединяет в себе левополушарную логику с правополушарным чувством. Ведь слово не только обозначает предмет, но и служит его символом – осязаемым, ощущаемым, переживаемым символом. Когда ребенок очень рано приобщается к виртуальному пространству компьютера, он так по этому образу и подобию и строит свои отношения с окружающими. Современному человеку трудно выжить в условиях дикой природы, где необходима, прежде всего, правополушарная активность. Для правого полушария природа – это тоже некий текст, он его прочитывает.

Понятно, что в цивилизованном обществе, городском обществе надо регулировать свое левополушарное поведение. Сейчас же компьютер играет большую роль в жизни человека. Но через компьютер мы имеем однобокую модель мира. И современное искусство, современная музыка уж слишком искусствоведческие и музыковедческие. Там нет откровения, которое за душу берет – мелодия, гармония. Нет. Сейчас перед прослушиванием современной музыки вначале надо прочитать какой-то текст искусствоведческий или музыковедческий, а потом еще пытаться как-то отрефлектировать. А там ничего нет!

Также и общение с великими произведениями искусства – это тоже общение. Если читаешь захватывающую книгу, забываешь обо всем, ты там полностью, ты даже утрачиваешь технику чтения, ты весь в образе. Оттуда ты выходишь обогащенный общением с великой душой. А когда выходишь в виртуальный мир, ощущаешь, что он очень механический, машинный.

Современный человек очень любит машины, к которым относится и компьютер. Образ общения с неживыми машинами он переносит и на живое, на человека. Маленький ребенок полностью распахнут восприятием во внешний мир, ему нужны эти живые токи, исходящие из внешнего мира, он реагирует на живое соприкосновение. А ему подсовывают всякую ерунду, вроде современных западных мультиков. Идет переформатирование детского сознания. Все это откладывается в долговременной эмоционально-образной памяти. И это на всю жизнь. На это будут напластовываться все его последующие восприятия.

Поэтому, если мы еще хотим существовать в виде человека разумного, надо вводить какие-то жесткие регламенты в общение с техникой. А она сейчас превалирует настолько, что чувствуется угроза если не человечеству, то человечности точно.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

хорошее интервью но почему на религиозной передачи? раньше психология контролировалась партией сейчас церквью??!!!!! умопомрачительно!!!!!!!!!!!

Наверх

Рейтинг@Mail.ru