fbpx
6+

В поисках Тани Савичевой

Программа Марины Лобановой

«Встреча»

Гость: Ирина Александровна Карпенко, кандидат исторических наук, ученый секретарь Государственного музея истории Санкт-Петербурга.

Тема: блокадная история семьи Савичевых

Дата эфира: 22 января 2020 г.

АУДИО

 

 

Самый известный блокадный документ – это «дневник» Тани Савичевой. Но «документ» – это совсем не только лист бумаги, это история человека, его близких – целой семьи, и только тогда он действительно «рассказывает» историю своего времени, историю блокадного города и историю войны.

 

Таня Савичева со старшей сестрой Ниной. 1930-е гг.

 

На самом деле эти знаменитые записи – не дневник в прямом смысле, это записи в записной книжке родной сестры Тани – Нины Савичевой. Записи 12-летняя Таня делала под соответствующими буквами записной книжки:

 

Ж – Женя умерла 28 дек в 12.00 час утра 1941 г.

Б – Бабушка умерла 25 янв. 3 ч. дня 1942 г.

Л – Лека умер 17 марта в 5 час утра в 1942 г.

Д – Дядя Вася умер в 13 апр 2 ч ночь 1942 г.

Л – Дядя Леша 10 мая в 4 ч дня 1942 г.

М – Мама в 13 мая в 7.30 час утра 1942 г.

С – Савичевы умерли

У – Умерли все

О – Осталась одна Таня

 

Ирина Карпенко: «Савичевы умерли не все. Таня писала помянник для своих родных»

 

Таня Савичева (справа) с племянницей. Саблино

Таня Савичева — старшая девочка на фото.

 

Кто нашел этот дневник?

 

Как записная книжка попала в музей блокады Ленинграда?

 

Что узнала Нина Савичева о судьбе своей младшей сестры, когда вернулась из эвакуации?

 

Почему брат и сестра долгие годы не могли найти Таню?

 

Как искали Таню Савичеву?

 

Когда и благодаря чему о ее судьбе стало известно?

 

Об этих и других фактах самой знаменитой, но, как ни парадоксально, до сих пор мало известной «блокадной истории» рассказывает один из авторов проекта «Побратимы» (коллективный труд по истории блокадной эвакуации под редакцией д.и.н. Ю.З. Кантор, вышедший в издательстве РОССПЭН), специалист по истории реэвакуации блокадников в Ленинград, ученый секретарь Государственного музея истории Петербурга Ирина Александровна Карпенко.

 


 

Марина Лобанова:

 

«Этот дневник стал символом блокады, но известна ли нам история человека, который его создал?»

 

Ирина Карпенко:

 

«Дневник хранится в нашем музее – Музее истории Санкт-Петербурга. Это, действительно, один из самых известных предметов, связанных с блокадой.

 

 

Мы, когда о Тане Савичевой вспоминаем и говорим, представляем себе такую трогательную фотографию – совсем маленькая девочка, с белым бантиком… Эта фотография принадлежала Нине Савичевой. Они сфотографировались вместе – сестры Нина и Татьяна. Они сфотографировались в конце 30-х годов, когда Таня была еще совсем маленькой. А предвоенные снимки показывают ребенка совершенно другого.

 

 

В 1944 году Таню сфотографировали последний раз – в поселке Шатки. Это групповой снимок эвакуированных детей. Тане на нем уже 14 лет. И этот снимок очень редко публикуется и вообще мало кому известен. Это последний снимок Тани Савичевой.

 

 

Таня не умерла в блокадном городе, она была эвакуирована в 1942 году и умерла через два года от целого комплекса болезней, которые были вызваны голодом.

 

 

Когда мы представляем себе эвакуацию, особенно детскую, как-то сразу возникает такая картинка, что детей привезли куда-то в очень хорошее благоустроенное место, они там учатся, их там очень хорошо кормят, и у них продолжается нормальное довоенное детство. На самом деле это во многом было не так.

 

 

Таня Савичева выпала из всех списков: ее нет среди умерших в блокаду, ее нет среди находящихся в эвакуации, ее нет среди вернувшихся…»

 

Сестра — Нина Николаевна Савичева. Фото Олега Пороховникова.  ТАСС.

 

Почему в семье Савичевых умерло так много людей?

 

Ирина Карпенко:

 

«В Ленинграде погибло, к сожалению, очень много людей. Мы не знаем до сих пор точного количества погибших в городе. Мы не знаем точного количества погибших потом – когда они уехали из Ленинграда. И невозможно посчитать – а сколько ленинградцев, которые выжили в блокированном городе, погибли после снятия блокады вследствие того, что они перенесли – как Таня.

 

В Петербурге энтузиасты сделали программу для смартфона, которая на карте показывает, сколько человек умерло в блокадном городе – можно протии по Невскому и увидеть своими глазами. Эта программа сделана на основе данных, собранный Анатолием Яковлевичем Разумовым. Вот вы можете пройти так по Петербургу. Впечатление: это – ужасно! Найдите в интернете этот проект. Тогда абстрактные цифры дают вам наглядную картину».

 


 

 

ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ КРЕПОСТЬ. УЗНИКИ 1917-1918 ГОДОВ: ПРОПАВШИЕ И ВЫЖИВШИЕ. Ирина Карпенко
ПАСХА. ТРАДИЦИИ ДОРЕВОЛЮЦИОННОГО ПЕТЕРБУРГА. Ирина Карпенко
ИСТОРИЯ РОЖДЕСТВЕНСКОЙ ОТКРЫТКИ. Ирина Карпенко

 

Понравилась статья? Поделись с друзьями.

 

 

 

Блокада Ленинграда. Кто не забыт и что не забыто

Весной 1942 года в Елисеевском магазине продавали траву, собранную на городских газонах. Лекция доктора исторических наук Юлии Кантор в лектории «Щедрая среда». 13 сентября 2017 г. АУДИО + ТЕКСТ полностью

Новая книга о блокаде, новые постановки вопросов: «Оборона Ленинграда»

«Назад – в архивы!» В программе Марины Лобановой «Встреча» – интервью с директором Российского государственного архива социально-­политической истории (РГАСПИ) Андреем Константиновичем Сорокиным. Эфир 8 февраля 2020 г. АУДИО + ТЕКСТ

«Мама поняла: всех спасти нельзя»

«Коля был десятым ребенком в семье, которая проживала на Тележной улице… остались лишь трое». В программе Людмилы Зотовой «У нас в гостях» о своем блокадном детстве вспоминает Николай Иванович Любшин, автор воспоминаний «Осколки блокадного детства», «Блокадная баллада». Прямой эфир 27 января 2020 г.

Наверх

Рейтинг@Mail.ru