6+

Неделя — о.Димитрий Симонов

Программа Александра Крупинина
«Неделя»
События прошедшей седмицы комментирует иерей Димитрий Симонов

«Когда сейчас говорят о любви к Родине, очень важно, чтобы Церковь напоминала обществу, что такое любовь, учила людей самой любви. Потому что прежде, чем говорить о любви к Родине, нужно научиться любить. Иначе мы получаем таких патриотов, которые уверены, что патриотизм – это негативное отношение к своим оппонентам»

Прямой эфир 30 марта 2014 г.                            АУДИО

Александр Крупинин: Сегодня у нас в гостях настоятель храма во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла при Российском государственном педагогическом университете им. Герцена (РГПУ) иерей Димитрий Симонов. Нынешний год является годом празднования 700-летия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского. В епархиальном оргкомитете состоялось совещание, посвященное тем мероприятиям, которые будут проходить в нашем городе, и центром этих событий станет Троице-Сергиева пустынь. Вы бывали там, отец Димитрий?

Иерей Димитрий Симонов: Конечно, бывал, и неоднократно. К сожалению, многие люди не знают об этой замечательной обители, а она находится в непосредственной близости от города, туда можно доехать на трамвае. Там очень красивый храм, построенный по образцу древних базилик, с очень красивой фреской Христа Пантократора. Замечательный монастырь имеет удивительную историю: на протяжении долгого времени настоятелем этого монастыря был святитель Игнатий Брянчанинов, это было место, любимое многими Романовыми, это был центр монашества. История монастыря прервалась в большевистский период, долго там располагалась школа МВД, которая теперь практически все корпуса полностью вернула монастырю. Эта обитель вносила большой вклад в духовную жизнь Петербурга. Сергий Радонежский – это знаковая фигура нашей Церкви, он положил начало целой духовной монашеской школе, породил огромное количество учеников. В обители проходили свое духовное служение очень многие замечательные личности, подарившие свою жизнь Небесному Отцу. Идея владыки Амвросия сделать Троице-Сергиеву пустынь центром празднования 700-летия Сергия Радонежского – большое приобретение не только для обители, но для всей епархии. Там много святынь, в результате этих мероприятий о ней многие узнают. Троице-Сергиева пустынь еще интересна и тем, что она очень петербургская. Монастырь появился в 18 веке и большое значение имела непосредственная связь монастыря с городом. Тем более, что находится она на одной из самых уникальных трасс, до сих пор Петергофское шоссе после Автово – сплошные дворцы направо и налево. Поэтому паломничество в монастырь можно дополнить культурно-исторической программой.

АК: У меня вопрос по поводу мироварения. Управделами Московской Патриархии, новый митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий совершил водосвятный молебен и окропил освященной водой подготовленные для мироварения ингредиенты, затем все благовония были смешаны с елеем, так они будут настаиваться в течение двух недель. Это необычный обряд, который происходит только в Москве? Почему это так делается и для чего?

ДС: Это довольно древняя традиция, идет из Византийской эпохи. В Церкви есть таинство миропомазания, в котором человеку даются дары Духа Святого сразу после крещения. При этом каждый христианин сподобляется особого статуса от Бога: помазание в Духе Святом – поставление на служение любви и истине. Христианин получает благодать и особые дары от Бога в этом таинстве, дары, которые нам нужно научиться реализовывать, приумножать. И это свидетельство Благой Вести, Евангелия. Сейчас в Русской Православной Церкви есть традиция: готовится особый состав, много разных благовоний, особых веществ, они соединяются с елеем, настаиваются (это сопровождается определенным молитвенным обрядом), и уже в Великий Четверг Святейший Патриарх освящает большие емкости со святым миром, и потом миро развозится по всем епархиям, а в епархиях раздается по храмам. В этом есть символ единства Церкви, сохраняется это глубокое переживание, которое выразилось в пословице: «Мы одним миром мазаны». Хотя теперь пословица приобрела почти обратный смысл. Прямой же – это то, что мы получаем помазание в одной Церкви, помазаны одним миром, живем в одной традиции.

АК: У меня вопрос по поводу популярной сегодня идеи, что у России особое предназначение в мире и что Россия должна дать пример миру. Как это можно прокомментировать?

ДС: Здесь важно не увлечься каким-то самолюбованием. Когда сейчас говорят о любви к Родине, очень важно Церкви напоминать обществу, что такое любовь, учить людей этой самой любви. Потому что прежде, чем говорить о любви к Родине, нужно научиться любить. Иначе мы получаем таких людей, которые себя позиционируют патриотами, но их патриотизм – это, как правило, просто негативное отношение к своим оппонентам. Церковь может и должна об этом свидетельствовать, потому что то, что мы открываем миру в Завете Христа – включает, вмещает в себя все и вся. Если люди живут по заповедям Христовым, то произойдет принципиальное, коренное изменение мира вокруг. Серафим Саровский дал самое патриотическое правило для любых условий и на все времена: стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся. Это требуется от нас в первую очередь.

Вопрос слушателя: Если Россия – особенная страна, то чем именно мы особенны?

ДС: Периодически всегда звучат такие мысли. Дело в том, что у Бога – все особенные. Бог любит всех, и каждого по-особенному. Если говорить о наших национальных качествах, было бы логично правильно увидеть свои лучшие качества (традиции, характерные черты того или иного народа), осмыслить их и постараться в себе их развивать. Это должно быть тем, что побуждает нас становиться лучше, а сделать нас лучше может только Бог. А вообще для христиан всякое отечество – чужбина, и всякая чужбина – отечество. Для нас Небесный Иерусалим – это самое вожделенное отечество. Бесспорно, у нас есть свое культурное пространство, есть какие-то веяния эпохи, но есть вещи незыблемые, и для христиан, что бы ни происходило – мы всегда должны находиться в состоянии неспокойствия, не размышлять о собственном мессианстве, иначе можно повторить ошибку, которая была совершена в Палестине две тысячи лет назад – просто пройти мимо Христа. Мы должны понимать свою ответственность перед Богом и перед теми людьми, которые рядом с нами.

АК: Я вот что еще хотел добавить по поводу нашей особенности. Россия в ХХ веке пережила грандиозную катастрофу, в первую очередь духовную. И эта катастрофа не осмыслена в нашей стране. Прежде чем говорить о своей особенности, нужно понять, что мы разрушили страну, уничтожили Церковь, священников, миллионы людей. Мы об этом как бы забыли, и опять мы особенные, опять мы самые лучшие и можем всему миру преподносить какие-то уроки. А ведь стоило бы задуматься над этим, потому что все это не пережито нами, не отрефлексировано.
И поэтому у нас чуть что – и возвращается всё то, отчего, кажется, мы уже ушли. Например, мы снова начинаем собирать подписи против какого-то актера, который как-то высказался по-другому, чем требуется, чтобы его лишить государственных наград, которые ему даны за его творчество. Или выгоняют с работы профессора Зубова, одного из авторов Социальной концепции РПЦ, только за то, что он высказался по-другому, чем требует начальство. Это же все оттуда идет, из тех времен, и вот мы видим, что по-настоящему ничего не изменилось, это то же, что было у нас раньше. И пока мы не поймем, что произошло с нами в ХХ веке, пока мы внутренне не покаемся и не переживем это, у нас будет то же сааме повторяться каждый раз.

ДС: Да, покаяние – очень важно, и не потому, что мы должны созерцать собственные недостатки. Покаяние (метанойя) – изменение ума, и значит, что я не просто покаялся, не просто сегодня высказал свои сожаления о том, что не хватило моих сил остаться верным Христу. Это значит, что я принял решение сделать все, что в моих силах, и молю Бога о том, чтобы Он восполнил недостачу моих сил, чтобы подобного не повторилось. Действительно, я сталкивался с такими пророчествами, что храмы будут восстанавливаться, но если люди не покаются, может случиться что-то еще худшее. Такие ощущения были у ветхозаветных пророков и народ Израиля его пророки – Иеремия, Исайя, Иезекииль призывали изменить коренным образом свой жизненный строй, который никогда никому менять не хочется, т.к. это требует внутренних усилий. Христиане в Церкви должны наиболее остро ощущать это, глубоко переживать и свидетельствовать, что мы не должны повторять ошибок прошлого, тем более, что у нас есть такие свидетели, как новомученики, исповедники, они должны быть нашей памятью о том, что произошло с нами.
Я представляю себе общество конца XIX — начала XX века: Петербург, Москва, мужчины в «тройках» (пиджак, брюки, жилетка) или в военных мундирах – люди, которые через небольшой промежуток времени будут участниками Гаагской конференции, люди, обсуждающие вопросы статуса человеческой личности, вдруг оказываются в состоянии ГУЛАГа, террора. И в этой самой стране будут звучать лозунги, что религия должна уйти как факт. А если ты не согласен, если хочешь быть священником, то в лучшем случае – ты уже неполноценный член общества, а вообще тебя могут посадить в тюрьму и даже лишить жизни. Мы не должны об этом забывать, потому что, если мы не сделаем выводов, то эти искушения будут порождаться снова и снова, и человек снова может наступить на те же грабли. В этом для нас большая опасность.

Текст: Н.М. Лукьянова

Наверх

Рейтинг@Mail.ru