fbpx
6+

Неделя: о.В.Сорокин

  • День памяти новомучеников и исповедников Российских: «Ты испытал нас, Боже, переплавил нас, как переплавляют серебро» – панихиду на Левашовском мемориальном кладбище возглавил о. Владимир Сорокин.
  • Принятие Архиерейским совещанием документа «Об участии верных в Евхаристии»: как часто рекомендуется причащаться Святых Христовых тайн?
  • Издание нового «Катехизиса Русской Православной Церкви»: для чего он нужен священнику и мирянину?
  • Ношение религиозной одежды в школах: нужно ли запрещать ношение хиджабов школьницами?
  • Епитимья для сделавших ЭКО или сменивших пол
  • К событиям на Украине: дает ли священник благословение идущим на войну?

Темы новостей недели комментирует протоиерей Владимир Сорокин.

В программе «Неделя» события прошедшей седмицы обсуждают Александр Крупинин и настоятель Князь-Владимирского собора, протоиерей Владимир Сорокин.

Прямой эфир: 8 февраля 2015 г.                               АУДИО

 

Александр Крупинин: У нас в гостях профессор, настоятель Князь-Владимирского собора Санкт-Петербурга, протоиерей Владимир Сорокин. Надо сказать, что отец Владимир сегодня совершил настоящий подвиг: он служил литургию в своем храме, потом поехал в Левашово, там отслужил панихиду (сегодня День новомучеников и исповедников российских), и оттуда приехал к нам на нашу передачу. Я просто восхищен.

Протоиерей Владимир Сорокин: Еле успел. Сегодня действительно день дорогой для нас, памятный. Новомученики – это теперь наши заступники. Я с радостью констатирую, что умножается с каждым годом количество людей, приезжающих туда в этот день: сегодня от нашего собора было 3 автобуса (один из них с детьми), автобус из Феодоровского собора, отец Вячеслав Харинов со своими прихожанами, много людей на машинах.

Мы всегда возим туда, по традиции, пирожки: привезли 600 штук и все разошлись. Так дружно и так молитвенно совершили литию, а вокруг так красиво: ели и сосны в снегу, солнышко светит. Мы сейчас делаем помянные синодики для Левашово. Мы уже сделали такие синодики для храмов ЗАКСа и Эрмитажа. А в Левашово захоронено почти 50 тысяч, и мы уже сделали 20 листов синодика – это около тысячи человек.

Вот пришли сегодня помолиться, раскрепили листки синодика, раздали всем по нескольку листков, люди помянули, и помянули каждого поименно: с именем, отчеством и фамилией. Поименное поминовение создает и укрепляет преемственность поколений, священное Предание. За каждым именем стоит конкретный человек. Это великий день. Когда-то это место было страшным, тяжелым – 47 тысяч лежит людей, безвинно пострадавших!

А вот теперь это место под влиянием молитвы, церковного понимания, что нас всех объединяет Господь, и что у нас всегда есть страдания, но есть и Пасха — стало таким, что едешь туда уже не с чувством давящего страха прошлого – как плита лежит на тебе. Для меня уже ясно, что Господь страдания наших новомучеников соединил со Своими страданиями, и когда начинаешь служить панихиду, наступает чувство победы. Господь побеждает, прославляет же их Церковь, она не забыла новомучеников, хоть власть предпринимала все способы, что бы уничтожить всякую память о них: до сих пор не можем получить сведения, где хоронили, где расстреливали, архивы в основной своей части закрыты. А все равно Господь открывает эти имена.

Идешь туда с духовным подъемом, в это место молитвы, и чувствуешь себя вместе с ними, с их победой. Да, время им выдалось тяжелое, пугающее, но и назидательное. Нужно помнить уроки прошлого и не допускать его повторения. Все, что делается – это Господне испытание. У нас в соборе на помяннике слова из пророка Давида: «Ты испытал нас, Боже, переплавил нас, как переплавляют серебро». Испытания, посланные человеку – это его переплавка, и если он это выдерживает, если он выстоял, он закалился так же, как серебро в огне. И новомученики всегда нам помогают, когда мы к ним обращаемся.

Александр Крупинин: Что ни говори, а Церковь воспряла в последние годы: сколько храмов построено и восстановлено, сколько людей приходят в храмы, и это победа новомучеников.

Протоиерей Владимир Сорокин: Слава Богу!

Александр Крупинин: На этой неделе прошло Архиерейское совещание, и был принят документ «Об участии верных в Евхаристии». Может быть, теперь станет легче, потому что существовало несколько традиций: и частого и редкого причащения, а документ ставит определенные рамки в этом вопросе. И первое, что подчеркивается в документе: Евхаристия – это неотъемлемая часть литургии, и если человек приходит в храм на литургию, то в идеале он должен причащаться. Как это происходит у Вас в храме?

Протоиерей Владимир Сорокин: Хорошо, что сейчас вырабатывается такой документ, который носит, конечно, рекомендательный характер, он еще должен быть утвержден Синодом, потом принят на Соборе в окончательной редакции.

Рекомендации очень полезные. Почему возникали проблемы с причащением верующих (например, на Пасху). Мало, очень мало было храмов в советское время, и на Пасху нужно было причащать чуть ли не до обеда. И было даже так: например, в Кировограде (я тогда служил там иподьяконом) на Пасху вообще никого не причащали.

Сейчас у нас в храме на Пасху священник читает разрешительную молитву и причащает тех, кто исповедовался накануне, или в течение страстной недели, а часто батюшка знает уже своих прихожан: они чуть ли не каждый день в храме, и допускает их до причастия.

До революции практиковалось редкое причащение – четыре раза в год, а то и реже. Только Иоанн Кронштадский практиковал частое, ежедневное причащение, но и его воспринимали по-разному. Правильно говорит наш Патриарх: хорошо бы, чтобы храмов было побольше, а приходские общины – поменьше. Документ этот нам сейчас просто необходим, и нужно активно внедрять его в жизнь, причем как священниками, так и мирянами.

Александр Крупинин: Главное, что не должно быть исповеди во время литургии. Я был в одном храме на Пасху, и исповедь длилась на целый час дольше, чем литургия. Уже прозвучал возглас «Христос воскресе!», а потом целый час пели «Христос воскресе из мертвых..», пока не закончилась исповедь. Большие приходы – просто беда!

Протоиерей Владимир Сорокин: Да, людей много и в Великий пост, и в праздники. Я рекомендую тем, кто может, приходить в будни. Но Христос сказал «Грядущего ко Мне не изжену», и Церковь принимает всех.

Вопрос слушателя: Обычно православные спрашивают благословение у батюшки на всякое дело, а вот когда идешь на войну, священник дает свое благословение? Например, на Украине, там же тоже православные люди?

Протоиерей Владимир Сорокин: Нет, священник на войну не благословляет, он благословляет защищать мир. И есть благословение защищать свои святыни от какого-нибудь покушения. Мы каждый день молимся за литургией об Украине, молимся за всех, независимо от того, на чьей стороне они воюют. Просим Господа, чтобы Он успокоил людей, просим мира для всех. То, что там происходит – это большая боль для нас всех. Сейчас, как будто, появилась надежда, что там все скоро прекратится. Дай Бог!

Александр Крупинин: Еще один важный вопрос – это катехизис. Нужен он вообще?

Протоиерей Владимир Сорокин: Одно дело, когда вы руководствуетесь своим знанием и опытом или знаниями, полученными от общения со священником, богословом, в интернете (если есть такая возможность). Много разных источников, и каждый имеет свое толкование. В катехизисе же есть ответы на важные вопросы практического богословия: таинство крещения, тема веры, евхаристии, Воскресения Христова. Церковь дает короткие и точные ответы, чтобы легче был духовный путь человека.

Есть известный катехизис Филарета Московского, были и после него катехизисы, и очень неплохие. Но время идет, и перед нами встают такие вопросы, о которых мы раньше и понятия не имели: это и эвтаназия и ЭКО и многое другое.

А вообще у нас очень низкий общий богословский уровень, поэтому это очень полезное пособие и для мирян, и для священников. Люди хотят иметь такое пособие, чтобы простым языком, понятно и доступно, но в святоотеческой традиции, были собраны основные богословские понятия. Нынешний катехизис готовили три года, и это не догмат, а попытка дать ответы в свободной форме по вопросам православной веры.

Александр Крупинин:  Каково Ваше мнение, отец Владимир, по поводу ношения религиозной одежды в школах? На этой неделе муфтий обратился в правительство, чтобы разрешили девочкам в школе носить платки – хиджабы (это соответствует религиозным традициям ислама). Отец Всеволод Чаплин поддержал его: есть у нас и религиозное и светское мировоззрение, и в соответствии с тем или другим можно и ходить. Министр образования сказал – нет: в школе светское образование, и показывать там свою религиозность не нужно.

Протоиерей Владимир Сорокин: На нас сейчас давит груз других стран: во Франции из-за этого проблема целая возникла, и в Англии тоже. Это вопрос очень непростой, тонкий. Если стоять на той позиции, что вера и неверие (атеизм) одинаковы, то почему неверующие могут ходить в той одежде, в которой они хотят, а верующие, будь они православные или мусульмане – не могут?

В советское время запрещали заключенным и солдатам носить крестики. Солдаты даже умудрялись зашивать крестик в воротник, но если командир находил, то солдат получал «губу». Я одним из первых начинал служение с заключенными в Металлстрое, и тогда запрещалось иметь и Библию, и молитвослов, и крестик, и вообще креститься (осенять себя крестным знамением). А сейчас другая проблема, и если так пойдет дело, если стоять на точке зрения запрета, то будут и крестики изымать – в Англии изымают крестики (случай со стюардессой, которую сняли с работы, обнаружив, что она носит крестик).

Я с отцом Всеволодом в принципе согласен: если одни могут ходить и со своими прическами, и одеждой всевозможной, то почему верующий человек в своей скромной одежде не может. Хеджаб – это же платок, который закрывает волосы, и все. Я не считаю, что это такая уж большая проблема. Наши православные женщины ведь всегда в платочках.

Александр Крупинин: Но в школе-то они не в платочках.

Протоиерей Владимир Сорокин: В православных школах – в платочках.

Александр Крупинин:  А в общей школе? Представьте: по улицам будут ходить дамы в паранджах – это же тоже ненормально.

Протоиерей Владимир Сорокин: Но ходят же в Европе, и ничего хорошего из этого не получается: ни от того, что они ходят, ни от того, что они не ходят – все равно проблемы остаются. Я прямо ответь на этот вопрос не могу. Я не могу сказать: давайте требовать, протестовать или наоборот.

Александр Крупинин: Кроме религиозных, существуют общегражданские традиции: в Петербурге в паранджах не ходят.

Протоиерей Владимир Сорокин: С другой стороны, причесывать всех под одну гребенку, как в советское время? Я боюсь, когда начинают что-то запрещать, что-то сильно разрешать.

Александр Крупинин: Главное, что такие вопросы имеют привычку перерастать во что-то глобальное, в противостояние между людьми. Начинается с хиджаба, а потом начинают друг друга резать.

Протоиерей Владимир Сорокин: Нужно вовремя наладить взаимообщение, обсуждение и найти какой-то компромисс.

  Текст: Надежда Лукьянова

Наверх

Рейтинг@Mail.ru