fbpx
6+

СВЯТОЙ ПРАВЕДНЫЙ АЛЕКСИЙ ЮЖИНСКИЙ

Программа Людмилы Зотовой «У нас в гостях»
Священник Георгий Пименов о святом Алексии Южинском

Фреска-в-Преображенском-храме-в-Бюсси-ан-От

Л.Зотова:
Добрый вечер, дорогие радиослушатели! У микрофона ведущая передачи Людмила Зотова.
16 января 2004 года пятеро представителей русской эмиграции были причислены к лику святых Константинопольской Православной Церковью. Это протопресвитер Алексей Медведков, монахиня Мария (Скобцова), священник Димитрий Клепинин, иподиакон Юрий Скобцов и мирянин Илья Фондаминский. Все они выходцы из России, окончившие свой земной путь в изгнании. С одним из этих святых, святым праведным Алексием Южинским, тесно связана судьба нашего края, нашего города и нашей области, и именно ему будет посвящен наш сегодняшний эфир. У нас в гостях священник Георгий Пименов. Добрый вечер, отец Георгий!

Священник Георгий Пименов:
Добрый вечер!

Л.Зотова:
…и его матушка Елена. Добрый вечер!

Матушка Елена:
Здравствуйте!

Л.Зотова:
Итак, дорогие друзья, я знаю, что в нашем эфире многие наши слушатели уже слышали и репортаж, и передачу, посвященную святому праведному Алексию Южинскому. И вот сегодня у вас будет возможность узнать не только некоторые новые детали, открыть с другой стороны житие этого удивительного святого, но и лично задать вопросы или поделиться своим мнением.
Первый мой вопрос будет к Вам, отец Георгий. Почему лично Вы обратились к житию этого святого? Ведь святой Алексий Южинский у нас не так хорошо известен, и Вы узнали о нем отнюдь не через наше радио. Как Вас судьба свела с ним?

Священник Георгий Пименов:
Надо вспомнить, что лет десять назад наш храм Воскресения Христова у Варшавского вокзала имел под своим попечением храм Воскресения Словущего в селе Яблоницы Волосовского района. А когда ты едешь в село Яблоницы Волосовского района, то ты сворачиваешь как раз около села Вруда. И Успенский храм села Вруда волей-неволей приходилось иногда посещать. А священник, служивший тогда там, отец Иоанн Рейпольский, с которым мы познакомились, иногда приглашал в свободное от моей службы время на службу к себе. И вот таким образом я познакомился с этим храмом и узнал, что там жил и трудился двадцать три года, вел подвижническую жизнь ученик Иоанна Кронштадтского святой праведный Алексий Южинский.

Л.Зотова:
То есть Вы узнали о святом Алексии от настоятеля храма?
И что же было дальше? Как дальше судьба стала Вас сводить с этим человеком? Вы сами стали о нем узнавать, доставать какие-то сведения?

Священник Георгий Пименов:
Вы знаете, молодежь нашего храма нашла в Интернете акафист и житие святого Алексия Южинского. Я их попросил, потому что хотелось узнать, что это за святой, о котором никто не знает. И молодые наши прихожане напечатали акафист и житие святого Алексия Южинского в виде маленькой брошюрочки. Однажды мы поехали во Вруду приложиться к иконе, потому что нам отец Иоанн Рейпольский сказал, что привезли икону с мощами святого Алексия. И мы сели в машину одного из наших прихожан с этим акафистом и прямо в дороге читали акафист, приехали и приложились к этой иконе. Это такой второй шаг, второе соприкосновение со святым праведным Алексием Южинским.

Л.Зотова:
Что-то изменилось в Вашей жизни после этого соприкосновения? Вы почувствовали большую близость к этому святому?

Священник Георгий Пименов:
Да, приложиться-то мы приложились, но мы ехали не просто приложиться к его иконе. Дело в том, что прихожанка Валентина, царствие ей Небесное, которая в этих Яблоневицах нас всегда хорошо принимала, она в это время лежала в больнице во Вруде. И фактически ее причащение – это было ее единственное предсмертное причащение в этой больнице во Вруде. И я думаю, что это тоже благодаря тому, что мы читали акафист отцу Алексию, и что молилось несколько человек в машине. Она согласилась причаститься, будучи человеком, можно сказать, советским, нецерковным человеком. А через несколько дней она умерла. Поэтому святой – это не просто воспоминание, а это действие совершенно реальное в нынешнее время.

Л.Зотова:
То есть Вы столкнулись с его реальной помощью в нашей жизни, в жизни наших людей, в наше время.

Священник Георгий Пименов:
Да, вот мы читаем акафист, приезжаем, приходим к Валентине, она соглашается причаститься, причащается – и через несколько дней умирает. Хотя бы ради этого уже стоило гнать туда машину, ведь мы даже не знали, может быть, эта бабушка и причащаться-то откажется? Но наш прихожанин, который эту машину вел, сказал: «Ради такого дела ничего не жалко». И мы всю дорогу читали акафист – и вот так все случилось, что наша Валентина почила в Бозе, ушла с миром.

Л.Зотова:
Ну что ж, мы начали как бы с конца. Мы начали с Вашего знакомства с житием святого Алексия, но теперь для тех радиослушателей, которые не слышали передачи, посвященные святому Алексию Южинскому, и для тех, кто слышал, может быть, с другой стороны, мы рассмотрим все-таки его жизненный путь.
Отец Георгий, расскажите, как Вы этот жизненный путь воспринимаете, как Вы видите человека, может быть, Вам понятен его путь к святости?

Священник Георгий Пименов:
Вообще по каноническим нормам житий святой рождается в благочестивой семье, у него хорошие отношения с домашними, он трудится не покладая рук на своем месте, всех спасает, чудотворит. Здесь можно сказать, что его отец – достойный человек, раз породил такого святого, но тем не менее он умер в Вяземском монастыре Иоанна Предтечи, находясь там под церковным наказанием. Я тоже был в этом Вяземском монастыре, это красотища необычайная. И оказалось, что он там был под наказанием. И через три года после рождения сына отец праведного Алексия Иван Медведков умер. Остается мама Неонилла Михайловна, которая сопровождает его всю остальную жизнь. И с мамой у него как раз всегда были благополучные отношения.

Л.Зотова:
Отец Георгий, давайте напомним: где родился Алексей Медведков?

Священник Георгий Пименов:
Он родился в Смоленской губернии, село Фомищево Вяземского уезда. Он выходец из Смоленской губернии, из русской глубинки. Закончил Смоленское духовное училище и пошел по стопам отца-священника, это традиционный путь русского духовенства XIX века. В этом нет ничего необычного. Но необычно то, что он отстает в учебе, Санкт-Петербургскую семинарию с великим трудом оканчивает. Обладает он только единственным даром – прекрасно поет, у него бас, уникальный слух. И вот что его роднит с Иоанном Кронштадтским – для того, чтобы пропитать свою мать, он ищет место псаломщика. Он понимает, что недостоин быть священником, он вроде и окончил семинарию, но окончил ее плохо.

Матушка Елена:
Да, но здесь можно вспомнить преподобного Сергия Радонежского, у которого тоже были трудности с учением… Он плохо учился и очень молился, чтобы ему Господь послал дар учения и разумения, и он стяжал этот дар.

Священник Георгий Пименов:
Да, но Алексий Медведков пять лет в храме святой Екатерины на Васильевском острове – это храм не в Академии художеств, а на Первой линии, – служил псаломщиком. Там сейчас настоятель отец Иоанн, мы были у него в гостях, он знает о святом Алексии; и он нам показывал книгу «Ангел над островом» об этом храме.

Матушка Елена:
А почему она называется «Ангел над островом»? Это получается, что он покровитель Васильевского острова?

Священник Георгий Пименов:
Ну, прежде всего потому, что над куполом храма крест держит ангел. Сейчас там идет ремонт, и ангел пока находится на земле. Но тут интересная получается такая, можно сказать, аллегория, что ангелом над Васильевским островом сам отец Алексий является.

Матушка Елена:
Да, вот я тоже об этом подумала.

Л.Зотова:
Да, замечательно. Итак, будущий отец Алексий закончил духовную семинарию и служил просто псаломщиком – это тоже по благословению отца Иоанна Кронштадтского?

Священник Георгий Пименов:
Дело в том, что он очень любил Иоанна Кронштадтского, приезжал к нему в Кронштадт, неоднократно у него говел и исповедовался. Но только через пять лет после окончания семинарии и после пятилетнего служения псаломщиков он дерзнул спросить его, решаться ли ему на священство или нет. И отец Иоанн Кронштадтский похвалил его за страх Божий перед таким ответственным решением, но благословил принимать сан. И теперь, насколько я знаю, во Франции если перед тем или иным молодым человеком стоит вопрос, становиться священником или нет, молятся именно святому праведному Алексию, потому что он сам пять лет размышлял об этом перед Богом, насколько он готов, насколько он может это служение принять.

Л.Зотова:
Итак, пять лет на нашем Васильевском острове провел тогда еще Алексей Медведков. Как дальше складывалась его судьба?

Священник Георгий Пименов:
В 1890 году он получил место псаломщика в храме святой Екатерины, а в 1895 году был рукоположен в сан диакона, два дня был диаконом, а со 2 января 1896 года он был назначен в село Вруду Ямбургского уезда Санкт-Петербургской губернии – это нынешний поселок Вруда Волосовского района. Этот храм сохранился, и удивительным образом этот храм возрождается. Ведь чаще всего деревенские храмы сейчас разрушаются, потому что нет благотворителей, нет денег. А здесь – каждый раз приезжаем и видим: то дорожки новые, то отец Иоанн Рейпольский поставил купол с золотым крестом. Значит, нашлись какие-то люди, благотворители, а это просто так не бывает, и за этим можно увидеть руку Божию. Не отходит от храма староста храма Владимир Яковлевич Дрокин. Когда мы приезжали к нему, мы спросили, можно ли снять икону, мы потом издадим акафист с иконой. Так ему пришлось слезать с лесов, и он прямо в этой рабочей одежде сфотографировался, потому что он работает постоянно. Люди любят свой храм, любят своего святого. И это удивительно для глубинки, что храм живет.

Л.Зотова:
Отец Георгий, а знаете ли Вы что-нибудь о самом периоде служения во Вруде в Успенском храме священника Алексия Медведкова?

Священник Георгий Пименов:
Как написано в жизнеописании, у священника Алексия было приписано к Успенскому храму во Вруде тринадцать деревень, около полутора тысяч прихожан и четыре разнокалиберных школы, и во всех школах он был законоучителем. Вы представляете, чтобы сейчас священники после всех треб еще бы в ближайшие школы ходили учительствовать? Это очень тяжело, я не представляю себе этого. Но тогда это было так. Причем все это было в беднейших условиях. Просфорницей была мама, диакона не было, был только чтец-алтарник. И как самый бедный приход он получал помощь от казны, но на еду этого не хватало, и отец Алексий пахал, сеял, молотил своими руками, чтобы как-то хватило на пропитание. Вот что значит сельский священник у себя на приходе.

Матушка Елена:
Да, а по ночам он еще готовился к проповедям.

Священник Георгий Пименов:
По ночам он читал святых отцов, духовные книги, готовился, чтобы сказать хорошую проповедь – видно, благодать Божия так его укрепила, что он мог еще и по ночам работать. И еще нужно сказать, что он очень умел раскрыть детские души, и прихожане очень любили слушать его именно детские уроки Закона Божьего.
Такой путь он прошел до 1917 года. А в 1917 году произошел арест отца Алексея, избиения, угроза смерти, расстрела. Он был избит, изуродован. А дочка – в одном житии старшая, в другом младшая – отдает себя в заложницы за него. Его выпускают, и он с другой дочкой, с матушкой и со своей мамой уезжает в Эстонию, в Кохтла-Ярве. Лет десять работает в Кохтла-Ярве на рудниках. Это тяжелая изнурительная работа. Это страна не православная, хотя там есть православные церкви, но в гораздо меньшем количестве. Отец Алексий старается окормлять как священник тех рабочих, тех беженцев, тех русских эмигрантов, которые вместе с ним трудятся на рудниках. Некоторое время он служил в Йыхви, в храме Богоявления – в том храме, где служил после будущий Святейший Патриарх Алексий (Ридигер). И в этом храме мы тоже бывали проездом, и там есть запись о том, что святой Алексий Медведков служил в этом храме в Йыхви.
Но, видимо, все-таки это был самый трудный период его жизни, – во всех житиях так написано, – самый изнурительный. В это время умирает его жена, и он подает прошение в Париж митрополиту Евлогию (Георгиевскому). Все-таки там церковная жизнь устраивается, там русская эмиграция, ее цвет. И владыка отвечает ему согласием. Отец Алексий приезжает в Париж, некоторое время без штата, без содержания служит в храме Александра Невского на рю Дарю. А потом владыка Евлогий отправляет его на самостоятельный Никольский приход в город Южин, где опять-таки работают, можно сказать, русские гастарбайтеры – русские эмигранты, которые бежали от советской власти, которые вынуждены были устраивать свою жизнь на чужбине. И начали они устраивать свою жизнь, естественно, с прихода. С маленькой церкви, сделанной из какой-то сараюшки, где иконостас был сделан из портьер. Он был даже не фанерный, он был просто тряпичный, и на этом тряпичном иконостасе как-то они пришили бумажные иконы. И уже только после смерти отца Алексия, в 1935 году с одного русского военного корабля, распиленного на металлолом, был пожертвован иконостас. Но его не видел отец Алексий. Он служил с тряпичным иконостасом. И вот эта простота сама по себе потрясает.
Это был храм в Южине во имя святого Николая Чудотворца.

Матушка Елена:
Я хотела добавить, что для церкви изначально использовался барак – такая была нищета. И такой был подвижник отец Алексий, что не смушался этим.

Л.Зотова:
Да, везде путь его был непростой. Сначала Большая Вруда, где, хоть и был настоящий храм, но там было очень много работы, много прихожан, и как мы уже слышали, отдыха у него практически не было. Затем – Эстония, очень тяжелый период. И Франция – не менее тяжелый период, но вокруг много русских людей, людей, изгнанных из своей Родины и занимающихся тоже тяжелым трудом. Там ведь было много шахтеров?

Священник Георгий Пименов:
В Южине были металлурги, там был металлургический завод.

Л.Зотова:
Дорогие друзья, может быть, нам удастся связаться по телефону с Марией Васильевной Зубовой, которая пишет жизнеописание и собирает материалы о святом Алексие Южинском, и она нам расскажет о некоторых подробностях его жизни. В частности, о судьбе его дочек – вот, как отец Георгий уже сказал, одна из них эмигрировала вместе с отцом Алексием, а следы второй дочери, которая отдала себя в залог, чтобы выпустили отца Алексия, утеряны.
А мы пока продолжим наш рассказ. Служение отца Алексия в Южине было нелегким. Условия были такие, что нам сейчас трудно себе и представить, мы люди уже избалованные.
Что же можно отметить в этот период в жизни и служении отца Алексия, на что бы Вы обратили внимание, отец Георгий?

Священник Георгий Пименов:
Очень важно, что отец Алексий всегда избегал церковных расколов, раздоров и споров о том, в какой юрисдикции благодать есть, а в какой – нет. Потому что в тот период это был острейший вопрос. Политика Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия выражала просоветскую линию. Карловацкий Синод имел свою точку зрения. Константинопольский Патриархат держал свою линию. И можно было настолько обострять эти отношения, дойти до того, что просто предать друг друга анафеме, разойтись и молиться каждому в своем углу. Я вижу, что что-то подобное есть и в нашей Церкви сейчас. Одни говорят, что давайте канонизируем Распутина; другие говорят, что давайте канонизируем Сталина; третьи говорят, что нельзя ИНН ни в коем случае принимать, кто-то говорит, что на русский язык надо переходить – и множество разномыслий даже в нашей Русской Церкви есть, и каждое из них достаточно агрессивно, достаточно непримиримо друг к другу и ко всей Церкви. И в этом смысле мне кажется, что стояние отца Алексия в такой тихой верности Православию как таковому и Христу, кроткому и смиренному, приемлющему всех и положившему жизнь Свою за мир всего мира, это очень важно в наше время.

Л.Зотова:
Спасибо, отец Георгий. А нам удалось связаться с Москвой, и у нас на связи сейчас искусствовед Мария Васильевна Зубова. Добрый вечер, Мария Васильевна!

М.Зубова:
Добрый вечер! Спасибо за очень интересную программу, которую я сейчас слушаю.

Л.Зотова:
Мария Васильевна, Вам как никому другому известно много подробностей из жизни отца Алексия Южинского. Не могли ли Вы для наших радиослушателей рассказать о потомках отца Алексия? Что известно, что Вам удалось узнать? Кто сейчас жив?

М.Зубова:
Я уже больше тридцати лет связана, можно сказать, дружбой с монастырем Покрова Божией Матери во Франции, где сейчас покоятся мощи святого праведного Алексия Южинского. И монахиня этого монастыря мать Анна часто говорила мне: нужно все узнать об отце Алексии после прославления, после того, как чудом были обретены мощи – чудом, потому что в современной Франции, у современных французов нет почитания мощей. И в тот день, когда переносили мощи в монастырь, до последней минуты было неизвестно, отдадут мощи или нет. Потому что рабочие говорили: мы вот сейчас отсюда их выкопаем, а куда их теперь закопать? Поэтому все это было напряженно, и, наконец, эти мощи теперь покоятся в храме, который тоже чудом построен, потому что ни средств, ни опыта не было, и это был храм как бы преуготовленный, большой, светлый, для того, чтобы теперь в нем находились мощи святого праведного Алексия.
И было много переживаний – и из жития известно, что были две дочери, и никаких сведений. Дальнейшая их судьба неизвестна, и также судьба тех родственников, кто остался в России. И вот молитвы матери Анны были услышаны. Вдруг раздался звонок из России, и это звонила правнучка праведного Алексия, которая тоже долгое время не знала, что ее прадед прославлен. И когда ей было очень плохо, и сын болел, и многое другое – у всех свои трудности – кто-то посоветовал ей посмотреть в Интернете по поводу Южина. И тут она с радостью узнала, что ее прадед прославлен, рассказала об этом своей маме и на радостях позвонила в монастырь. И вскоре, через полгода ей удалось вместе с больным сыном Кириллом приехать вначале в Южин на пасхальную службу, а затем и поклониться мощам праведного Алексия в Покровском монастыре в Бюсси-ан-От в храме Преображения Господня.
И здесь некоторое участие по благословению матушки игумении приняла я, потому что перед тем, как приехать, она остановилась у меня и привезла замечательные фотографии. Когда у меня было послушание написать образ святого праведного Алексия Южинского для иконостаса, у нас почти не было никакого материала, только две известные фотографии. А здесь появились его фотографии в молодости, очень интересные, которые, я надеюсь, и в книге будут опубликованы, и очень прошу у всех молитв, чтобы весь этот материал собрать и завершить. Потому что, конечно, и судьба, и скромность, и смирение святого праведного Алексия трогают до глубины души. И поразительно, как Вы говорили, о примирении разных юрисдикций, а тут то же чудом произошло с католиками. Несколько лет назад была конференция в Москве, на которую приехал француз Бруно, который написал замечательную книгу об эмигрантах в Южине. И вот он рассказывал о святом праведном Алексии, и как три католика, три француза восстановили этот барак, потому что на этом месте завод, которому принадлежал этот барак, хотел построить стоянку для машин. И это все было на грани сноса, и только по молитвам святого праведного Алексия эти три католика, три француза восстановили эту церковь. И когда задали на конференции вопрос, почему вы, католики, вдруг заинтересовались и восстановили эту церковь, то Бруно так очень образно взял себя за шиворот и сказал: «Я тут не при чем. Отец Алексий взял меня за шиворот и поставил восстанавливать эту церковь».
Я надеюсь, что об этом подробнее будет рассказано, потому что все это было удивительно. Было исцеление одного из участников этого восстановления церкви, который после автомобильной катастрофы с трудом ходил, а на службе прославления, которая длилась шесть часов, он всех эти шести часов не заметил и потом исцелился. Так что многое можно рассказать.

Л.Зотова:
Мария Васильевна, а Вы на себе испытываете силу молитвы святому Алексию Южинскому?

М.Зубова:
Конечно, это есть. И милость Божия, когда я писала этот образ праведного Алексия, там тоже помощь шла, конечно. Все время я понимала, что это не моими силами, а молитвами всех и святого праведного Алексия.
И я прошу всех, у кого есть какие-либо материалы или свидетельства о святом Алексии, со мной поделиться. А живет Мария Козина, правнучка праведного Алексия Медведкова, в Симбирске. О старшей дочери ничего не известно, а младшая дочь вернулась в 1948 году в Россию, в Симбирск, их туда послали, а не в Петербург. Жили очень трудно, очень бедствовали, нищенствовали, было много испытаний, но они сохранили память. И еще одна важная деталь: к сожалению, когда они ехали в поезде в Россию, то их напугали и сказали, что лучше все документы уничтожить, и все письма и почти все фотографии святого праведного Иоанна Кронштадтского и святого праведного Алексия Южинского были уничтожены.

Л.Зотова:
Спасибо большое, Мария Васильевна. Дорогие радиослушатели, я напоминаю, что сейчас в эфире у нас была искусствовед из Москвы Мария Васильевна Зубова, которая сейчас готовит к изданию книгу о жизни святого праведного Алексия Южинского и просит ваших молитв о том, чтобы эта книга вышла благополучно. Мария Васильевна писала образ святого Алексия Южинского, который сейчас находится в храме Преображения Господня в Покровском монастыре в Бюсси-ан-От, во Франции.
Отец Георгий, Вы сказали замечательную вещь, что святой праведный Алексий старался не замечать вот этих разногласий разных юрисдикций. И в начале нашей передачи я сказала, что святой Алексий канонизирован в Константинопольской Церкви. Как нам, людям, посещающим храмы Московской Патриархии, относиться к этому святому? Ваш взгляд как священника.

Священник Георгий Пименов:
Сегодня день святого преподобного Силуана Афонского, который канонизирован Константинопольским Патриархатом, но настолько единодушно принят всей Церковью, что вопросов ни у кого не возникает, молиться ему или не молиться ему? Пример другого века – это Иоанн Русский. Это русский святой, канонизированный Греческой Церковью, и греки ему молятся больше, чем мы. Я думаю, что здесь просто проблема времени, церковных решений, а народное почитание есть. Если кто-то хочет написать о помощи святого праведного Алексия ему лично в каких-то затруднениях, то можно присылать нам в храм, на наш сайт, который звучит очень просто: hram-varshavka.ru. Как слышится, так и пишется, только латинскими буквами. Это наш храм Воскресения Христова у Варшавского вокзала, где опубликован текст жития, опубликован текст акафиста. И если там будут опубликованы ваши свидетельства о помощи святого праведного Алексия, то это, может быть, дополнит и книгу Марии Васильевны Зубовой, или наш храм издаст другую книгу.

Л.Зотова:
Отец Георгий, те люди, которые не владеют Интернетом, могут ведь просто прийти в Ваш храм и принести свои воспоминания, написанные рукой. Любые свидетельства, связанные с жизнью святого, которого благословил на священнический путь святой праведный Иоанн Кронштадтский. Думаю, что это для всех нас дело очень важное.

Священник Георгий Пименов:
Когда мы были в Йыхви, тогдашний настоятель храма вынес нам дело, собственной рукой отца Алексия подписанное, внесенное в реестр. Это описание его документов. Уже есть такой документ. Но дело даже не в том, чтобы собирать какие-то бумажки, подписанные рукой святых. Допустим, дневники Иоанна Кронштадтского лежат в нескольких томах в архиве. Но дело в том, чтобы мы подражали его кротости, подражали его смирению, подражали его любви к детям, подражали его крестническому пути семейному. Я думаю, что это будет нашим следованием за святым и, опять-таки, нашей просьбой к нему в этих наших нуждах.

Л.Зотова:
Да, когда мы говорили с матушками из монастыря в Бюсси-ан-От, где покоятся мощи святого Алексия Южинского, они как раз и говорили об этом. Я их спросила, с какими молитвами обращаться к этому святому? Есть такое поверье, что каждый святой может помочь в чем-то особом. И матушки ответили: прежде всего, в семейных нуждах, в воспитании детей.

Матушка Елена:
Мне кажется, еще в различных скорбях, потому что меня в житии святого Алексия поразило то, как отец Алексий безропотно переносил болезни, поношения, даже в Церкви. И, мне кажется, когда есть в жизни какие-то трудные обстоятельства, то можно тоже к нему обращаться.

Л.Зотова:
Да, потому что он многое перенес, все эти страдания, которые многие из нас в той или иной степени испытывают.

Священник Георгий Пименов:
Можно здесь говорить о примере помощи. Вот было мне тяжко на душе – просто кошки скребли. Но внутренне призвал отца Алексия – и отлегло. Или вот эта монахиня Франсуаза, которая привезла икону от русских эмигрантов из Франции и подарила ее русскому священнику. Это было завещание этих эмигрантов, потому что эта икона некогда была вывезена из России, и они хотели, чтобы она вернулась в Россию и оказалась у русского священника. И эта икона перед нами. А другой русский священник попросил ее купить родителям какие-то лекарства, и она звонит мне и говорит: «Отец Георгий, нет ли у Вас телефона этого священника, который заказывал лекарства?» А у меня нет этого телефона. Но мы в это время находимся на Первой линии Васильевского острова, ходим по храму святой Екатерины, где служил псаломщиком отец Алексий. И на обратном пути я говорю ей: «Да он, наверное, сам позвонит, этот священник». И только мы вышли, и уже сестра Франсуаза позвонила, что этот священник ее нашел и сам позвонил, и вопрос решился, и лекарства уже у него. Причем я не могу сказать, что я в этом храме постоянно молился отцу Алексию. Он как будто сам знал, что нужно.

Л.Зотова:
То есть Вы на себе, отец Георгий, уже испытывали какую-то помощь отца Алексия, какая-то встреча на духовном уровне у Вас произошла…

Священник Георгий Пименов:
Думаю, что в какую-то мистику углубляться не стоит. Но то, что отец Алексий укрепляет, воистину укрепляет, это правда. Какой у него чудесный акафист! Читаешь его акафист, он прямо на душу ложится. Бывают же и тяжеловесные акафисты, через которые продираешься, как через лес. А тут акафист так составлен чудесно. Молитесь и обращайтесь к праведному Алексию.

Л.Зотова:
Отец Георгий, мы говорили об иконе святого праведного Алексия Южинского, а где можно встретить икону этого святого в нашем городе?

Священник Георгий Пименов:
В нашем городе пока такой иконы нет. Сама икона находится во Вруде, ее передали матушки через Швецию из Франции. И что интересно – когда грабили храм, то вынесли все старинные иконы, а эта икона, поскольку она новописанная, она у аналоя стоит у амвона, и ее не вынесли. Она так и простояла там, а все старинные иконы вынесли. Поэтому у кого есть возможность пожертвовать в этот храм какие-то старинные иконы, жертвуйте, потому что все старинные иконы из храма вынесли. А икону святого Алексия Южинского с мощами не тронули.

Л.Зотова:
Да, дорогие друзья, это Успенский храм в поселке Большая Вруда. А как до него доехать, отец Георгий?

Священник Георгий Пименов:
От Балтийского вокзала идет маршрутный автобус до Волосова, а там тоже маршрутный автобус до Вруды. Вся дорога займет не больше часа. И икона там с частицей мощей.
Мы были бы, конечно, счастливы и в нашем храме иметь икону этого святого. Если отец Алексий сочтет, что это нужно… И мне кажется, что вот это некоторое промедление, что отец Алексий так медленно узнается нами, это тоже говорит о его смирении – он не хочет, чтобы все его громко прославляли, чтобы была эта шумиха вокруг. Когда вышла книга о Силуане Афонском, которую написал архимандрит Софроний, его духовное чадо, другой афонский старец сказал: «Вот, отца Силуана-то как прославили. Как ему повредили…» Но все же в этом была воля Божия, чтобы мы узнали его духовный опыт. Поэтому то, что сейчас праведный Алексий так, шаг за шагом как бы входит в нашу жизнь, возвращается, и его икона возвращается в нашу жизнь, как представитель того духовенства, той России, той святости, которую сейчас мы утеряли, – он так же смиренно стучится в наши двери. Ведь дело не в том, чтобы икону повесить на стену. Но дело в том, чтобы святому подражать, святому следовать своей жизнью.

Л.Зотова:
Отец Георгий, а что же мы, современные жители, можем взять себе на вооружение из жития святого Алексия? Вот Вы сказали – его кротость. Ведь это такое качество, которое сейчас наиболее важно для нас, не так ли?

Священник Георгий Пименов:
Да, кротость в отношениях к людям, между собой. А в отношении совершения богослужений в Южине… Южин – это город во Франции, это Европа. Вот в Москве все крутится гораздо быстрее, чем в Петербурге. А во Франции все крутится еще быстрее, чем в Москве. И суета этого мира – что противоставил отец Алексий этой суете? Неспешное, благоговейное совершение богослужений, неопустительное. И естественно, что этим неспешным совершением богослужений он настроил против себя изрядную часть людей, которые вроде хотят и помолиться, но не забыть и телевизор на ночь посмотреть. И если мы хотя бы в своей домашней молитве не будем думать о том, что у нас там еще «Зенит» играет с кем-то, не будем отвлекаться, потому что мы сейчас самое главное дело и совершаем в нашей жизни – мы молимся Богу Вышнему… Вот этому мы тоже можем поучиться у святого Алексия.

Л.Зотова:
Спасибо, отец Георгий. Время нашей передачи пролетело, мы должны уже попрощаться. Я напоминаю, что сегодня гостями нашей передачи были священник Георгий Пименов и его супруга матушка Елена. И говорили мы о святом праведном Алексии Южинском.
Спасибо большое, спасибо всем, кто нас слушал, спасибо Марии Васильевне Зубовой за участие в нашей программе, спасибо, отец Георгий и матушка Елена.
До свидания!

Текст: О.Суровегина

Наверх

Рейтинг@Mail.ru