fbpx
6+

Чистые пруды на Волхонке

«Возвращение в Петербург»

Эфир 9 апреля 2018 г.

Андрей Рыжков

Топонимические новости

АУДИО

 

Очередные топонимические новости, связанные с официальным присвоением новых названий городских улиц, поступили в марте из Пушкинского района. В поселке Шушары присвоены названия двум будущим проездам. Батецкая улица продолжает местную топонимическую традицию, связанную с новгородской географией (здесь уже есть Валдайская, Вишерская, Окуловская, Чудовская улицы, Старорусский и Новгородский проспекты). А вот Молочный переулок отсылает к местному ориентиру: бывшим коровникам совхоза «Шушары».

 

Более обширный список новых официальных названий относится к территории бывшего садоводства «Волхонское», хотя новыми их можно считать условно. Все они были придуманы еще в начале 1990-х годов самими садоводами, а когда в прошлом году садоводство прекратило свое существование, понадобилось внести их в Реестр городских названий. И надо сказать, что на заседании Топонимической комиссии разгорелись нешуточные споры по этому поводу, однако возобладали сторонники «узаконения» народного творчества. Вот эти имена:

 

Белокаменная улица

Благодатная улица

улица Вдохновения

улица Грёз

Добрососедская улица

Изумрудная улица

Изящная улица

улица Лунная Дорожка

Любимая улица

Марьинская улица

улица Просвещения

Радужная улица

Рябиновая улица

Солнечная улица

Счастливая улица

Чистопрудная улица

 

Сторонники сохранения «исторических» названий апеллировали к их относительной оригинальности: хотя в списке есть и достаточно шаблонные примеры в виде Рябиновой и Счастливой, большинство их практически не повторяется на просторах Санкт-Петербурга, выгодно отличаясь от множества прочих наших садоводств.

Особенно умилительными при этом выглядят улица Грёз и Лунная Дорожка. Однако именно эти две улицы вызвали наибольшее раздражение у противников! Аргумент выдвигался такой: комиссия не может, дескать, одобрить названия, которые топонимисты не предложили бы сами. Действительно, если представить себе какой-то строительный проект, развивающийся «с нуля», подобные названия улиц не могли бы рассматриваться всерьез. Но ведь в том-то и дело, что эти имена живут и существуют уже достаточно давно, они вошли в обиход местных жителей. Комиссия всегда рассматривала «стихийность» возникновения названия как дополнительный критерий его ценности — по крайней мере, такой подход используется при рекомендациях о возвращении старинных имен. Тут можно провести параллель если не со стихийно закрепившимися названиями XVIII века, то с именами, возникшими на рубеже XIX и XX веков по схожим причинам: землевладельцы, развивавшие «дачные» проекты, давали имена своим улицам на собственное усмотрение. Например, современная Топонимическая комиссия ни под каким соусом не одобрила бы предложение о присвоении названий в виде номерных линий, но это же не отменяет исторической ценности линий Васильевского острова.

 

В результате уважение к топонимической самостоятельности жителей все же возобладало, и все перечисленные выше названия обрели окончательный официальный статус на территории новоявленного исторического района Волхонское.

Располагаясь у пересечения Киевского и Волхонского шоссе, он административно относится к муниципальному образованию «город Пушкин», хотя и примыкает непосредственно к поселку Александровская.

Внимательный взгляд найдет в трех названиях в Волхонском московские корни (Белокаменная, Чистопрудная и Марьинская улицы).

В их наименовании поучаствовали садоводы — выпускники московских вузов, распределенные в свое время на работу в Ленинград.

Удивительно, однако, что само Волхонское шоссе, похоже, также обрело свое современное название по «московскому» образцу. Тамошняя Волхонка ведет происхождение от одноименного питейного дома, располагавшегося в домовладениях князей Волконских. И единственная версия происхождения «нашей» Волхонки тоже связана с переозвучиванием княжеской фамилии. Дело в том, что прямое как стрела Волхонское шоссе начинается на границе Царского Села и Александровской, являясь продолжением бывшей Волконской улицы (ныне Парковая). А она была названа в 1832 году по фамилии видного государственного деятеля и военачальника, министра императорского двора, генерал-лейтенанта, светлейшего князя Петра Михайловича Волконского (1776-1852).

 

 

История с утверждением «волхонских» улиц стала поводом поразмыслить о народных топонимических вкусах и предпочтениях. Обратите внимание, что за исключением, может быть, «улицы Просвещения», весь этот топонимический ряд напрочь лишен оттенка казенности, пафоса, «увековечивательности».

Названия в форме прилагательных — в абсолютном большинстве!

 

Но и различные «многоярусные» предложения в чудовищной грамматической форме, которые продолжают поступать в Топонимическую комиссию с целью прославления выдающихся личностей, событий и явлений, тоже, к сожалению, исходят на 90% от рядовых граждан, а не от чиновников.

Этому можно предложить такое объяснение. Давая имена «своим» улочкам, люди просто хотят уюта, это как цветы в палисаднике. Но если речь идет о названии какой-то «абстрактной» улицы, включается другой механизм: сформированное советскими десятилетиями убеждение в казенной, пропагандистской роли топонимии.

 

Приятно, что Топонимическая комиссия и Правительство Санкт-Петербурга поддержало в данном случае «светлую» сторону народной топонимической инициативы.

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru