fbpx
6+

Достоевский в русской революции

«Перечитывая заново»

Н.А.Бердяев. Достоевский в русской революции

Читает Ольга Суровегина

23 и 25 марта 2021 г. в 10.30

АНОНС

 

Статья «Духи русской революции» была написана Николаем Александровичем Бердяевым для сборника «Из глубины», который создавался в 1918-1921 гг. трудами ведущих русских философов, экономистов, публицистов, поэтов, правоведов. Задачей сборника, задуманного и изданного П.Б.Струве, был всесторонний критический анализ свершившейся большевистской революции. Струве в предисловии к сборнику отмечал, что «русское образованное общество не вняло обращенному к нему предостережению, прозвучавшему еще в 1909 году со страниц знаменитого сборника «Вехи» и не осознало великой опасности, надвигавшейся на культуру и государство». Сборник «Из глубины», как картина осуществления пророчеств «веховцев», был призван показать роль интеллигенции в подготовке и осуществлении русской катастрофы.

 

В своей статье Бердяев исследует влияние образов и идей произведений Гоголя, Достоевского и Толстого на русское общество и русскую революцию. Программа «Перечитывая заново» познакомит слушателей со второй частью статьи, которая озаглавлена «Достоевский в русской революции».

 

«Само желание облегчить страдания народа было праведно, и в нем мог обнаружиться дух христианской любви. Это и ввело многих в заблуждение. Не заметили смешения и подмены, антихристовых соблазнов революционной морали русской интеллигенции. Русский интеллигент делает историю Богу из-за слезинки ребенка, «возвращает билет», отрицает все ценности и святыни. Но он ничего не сделает реально, чтобы слез было меньше. Он делает революцию, которая вся основана на неисчислимых слезах, крови и страданиях».

 

«Достоевский открыл одержимость в русских революционерах. Он почуял, что в революционной стихии активен не сам человек, что им владеют не человеческие духи. Когда в дни осуществляющейся революции перечитываешь «Бесы», то охватывает жуткое чувство. Почти невероятно, как можно было все так предвидеть и предсказать. В образе Петра Верховенского мы встречаемся с уже распавшейся личностью, в которой не нащупать ничего онтологического, в нем нет никакого содержания. Одержимость ложной идеей делает его нравственным идиотом…»

 

«Достоевский предвидел и торжество смердяковщины. Он знал, что поднимется в России лакей и в час великой опасности для родины скажет: «Я всю Россию ненавижу… В двенадцатом году было на Россию великое нашествие императора Наполеона французского Первого, и хорошо кабы нас тогда покорили эти самые французы: умная нация покорила бы глупую-с…» Смердяковщина есть последнее проявление хамства. Революция всегда совершает отцеубийство, всегда отрицает отчество, всегда порывает связь сына с отцом. И оправдывает свое преступление тем, что отец был дурен и грешен. Смердяковы революции, осуществив на деле принцип Ивана Карамазова «все позволено», имеют основания спросить в лице Ивана  русскую интеллигенцию: «Теперь-то почему так встревожены сами-то-с?» Достоевский предвидел и то, что Смердяков возненавидит Ивана, обучившего его атеизму и нигилизму. И эта трагедия между Смердяковым и Иваном Карамазовым, между народом и интеллигенцией – символ раскрывающейся перед нами трагедии русской революции».

 

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru