6+

Возвращение в Пб Трефилова 1

Программа Марины Лобановой
«Возвращение в Петербург»
Татьяна Трефилова. Воинская топонимика Петербурга
Передача 1

20 мая 2013 г., 13:30

Марина Лобанова: Сегодня мы будем говорить о воинской топонимике Петербурга.
Топонимика Петербурга – замечательная вещь, по ней можно изучать историю города, историю России, если, конечно, возвращены исторические названия. Но, к сожалению, зачастую советские топонимы скрывают, «убивают» исторические названия, а новые названия ни о какой истории города не рассказывают.
Воинская топонимика хранит память о русской армии, в первую очередь об Императорской Гвардии. Петербург раньше называли военной столицей России. У Пушкина есть строки: «Люблю, военная столица, твоей твердыни дым и гром…»
Почему «военная столица»?

Татьяна Трефилова: Петербург был основан в 1703 году, когда шла Северная война, которая велась за выход России к Балтийскому морю. Город был основан как военное укрепление и первой его постройкой была Петропавловская крепость. И говоря опять же словами Пушкина: «Отсель грозить мы будем шведу, Здесь будет город заложен на зло надменному соседу». И чтобы защитить от надменного соседа новую столицу России, в Петербург стягивались войска. Петр I повелел перевести из Москвы в Петербург и два основанных им гвардейских полка – Преображенский и Семеновский. Военный облик города создавали казармы и манежи, памятники воинской славы, парады и перемещения войск. Военных в Петербурге было так много, что в некоторые периоды истории они составляли ¼ часть его населения. Вся Императорская гвардия располагалась в Петербурге и его ближайших окрестностях. Кроме гвардейских в столице размещалось и несколько армейских полков.

М.Л. Напомните, пожалуйста, нашим слушателям, что такое лейб-гвардия.

Т.Т. Лейб-гвардия – это элитная часть русской армии, личная охрана императора. Служба в гвардии считалась более почетной, чем в армии.

М.Л. Какие гвардейские части квартировали в Петербурге?

Т.Т. Как я уже сказала, это Семеновский и Преображенский – полки, основанные Петром I, их называлеи еще и Петровской бригадой, также в Петербурге находились и Измайловский, Конный, Егерский, Финляндский, Московский, Павловский, Гренадерский, Кавалергардский, Казачий, Атаманский, а также Гвардейская Артиллерийская бригада и Саперный батальон. Все они имели в столице свои казармы и полковые храмы и оставили след в топонимике Петербурга. По названию улиц можно было судить о расположении полков в столице.
После Октябрьской революции вся русская армия была расформирована, причем старые кадры гвардейских полков не могли быть в составе Красной Армии. Советская власть стремилась стереть из памяти людей все, что связывало их с дореволюционным прошлым. И надо сказать, что это в значительной степени удалось, даже названия гвардейских полков незнакомы многим нашим современникам. После революции расстреливали офицеров, носителей полковых традиций, взрывали полковые храмы, переименовывали улицы, проспекты и площади, связанные с воинскими частями. Но их было в нашем городе так много, что все переименовать просто не смогли. Интересно то, что переименовали, в первую очередь, площади, проспекты и большие улицы, а маленькие улочки и переулки почти незаметно все годы советской власти хранили свои исторические названия в память о старой императорской гвардии.

М.Л. Наверное, теперь нужно по полкам пройтись. Давайте начнем с Преображенского полка. Где он располагался и какие названия, топонимы связаны с ним.

Т.Т. Преображенский полк располагался у Спасо-Преображенского собора, который раньше назывался собором Преображенского полка и всей гвардии. Собор и сейчас сохранился, но только за долгие годы советской власти многие горожане уже не связывают его с историей Преображенского полка, для многих это просто обычный приходской храм. Вокруг собора была Преображенская площадь, рядом Преображенская и Спасская улицы. На Фурштатской улице находился фурштатский двор полка (фурштатом называли военные обозы). В годы советской власти Преображенская площадь и улица стали носить имя писателя-революционера Радищева, Спасская улица названа именем декабриста Рылеева, а Фурштатская получила имя революционера-народника Петра Лаврова.
Но остались не переименованы небольшие улицы в расположении полка: Солдатская, Госпитальная, Фуражный переулок – их, наверное, просто не заметили.
Удивительно то, что осталась не переименованной и Парадная улица, где находился плац-парад лейб-гвардии Преображенского полка. Такое чувство, что название Парадной улицы в советское время больше напоминало о парадах, устраиваемых на 7 ноября и 1 мая.

М.Л. Можно предположить, что с тем же ассоциируется и сегодня это название, и хотелось бы, чтобы возвращалось правильное понимание наших топонимов, потому что это и самоуважение нам возвращает.
Следующий полк, который сразу вспоминается – Семеновский, один из самых наших исторически древних полков. Какие топонимы с ним связаны и где они находятся?

Т.Т. Казармы Семеновского полка располагались недалеко от нынешнего Витебского вокзала на Загородном проспекте, который во второй половине XVIII столетия некоторое время даже назывался Семеновским проспектом. Эта часть города в народе называлась Семенцы. От Загородного проспекта отходили улицы, на которых располагались роты полка. В середине XIX им были присвоены названия подмосковных городов – Рузовская. Можайская, Верейская, Подольская, Серпуховская и Бронницкая. Чтобы запомнить названия улиц и порядок их расположения еще до революции была придумана присказка: Разве Можно Верить Пустым Словам Балерины.

М.Л. Это уже такой городской фольклор.

Т.Т. А если серьезно, то, я думаю, присвоение улицам Семеновского полка названий подмосковных городов неслучайно. Родиной полка было подмосковное село Семеновское, в котором церковь была в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Поэтому и полковой храм в столице тоже был Введенским и стоял напротив Царскосельского вокзала перед зданием лазарета, где сейчас находится Военно-Медицинский музей. Об этом напоминает нам Лазаретный переулок. Рядом проходил Введенский канал, соединявший Фонтанку с Обводным каналом. Полковой храм Семеновского полка снесли в начале 30-х годов, но некоторое время память о нем хранил Введенский канал, потом его переименовали в Витебский по названию Витебского вокзала. В 1967 году этот канал засыпали и на его месте проложили улицу, которую назвали улицей Введенского канала. Эта улица и сейчас напоминает нам о Введенском храме лейб-гвардии Семеновского полка.
Через этот канал проходил раньше мост с названием Егерский, напоминая каждому проходящему по нему, что здесь совсем рядом находился еще один гвардейский полк – лейб-гвардии Егерский. Казармы его находились на Рузовской улице ближе к Обводному каналу – Егерский переулок, застроенный уже в наше время. А храм Егерского полка в честь священномученика Мирония стоял на берегу Обводного канала в конце Рузовской улицы и был снесен в годы советской власти. Так что, о Егерском полку у нас в городе почти что не осталось напоминаний.

М.Л. А Семеновский плац сегодня ведь сохраняет свое название?

Т.Т. Семеновский плац сохраняет свое название в народе. Чаще всего, действительно, плац называют Семеновским, как же его еще назвать? Но после войны Семеновский плац переименовали в Пионерскую площадь, так как на месте плаца полка построили Театр Юных Зрителей, и само собой предполагалось, что юные зрители непременно члены Пионерской организации.
Память о Семеновском полку в годы советской власти хранил лишь Семеновский мост через Фонтанку, проходящий по Гороховой улице. Первый деревянный мост на этом месте был построен в слободе Семеновского полка еще в середине XVIII века. Мост неоднократно перестраивали, но свое название он хранил в память о Семеновском полку.

М.Л. Как-то странно было бы рассказывать детям (может быть, даже пионерам), что знаменитый эпизод с казнью Достоевского, который он пережил как перелом в своей жизни, в том числе перелом духовный – происходил на Пионерской площади, это смешно, комично. У нас много таких комичных топонимических моментов. Следующий полк, о котором хочется спросить – Измайловский. Понятно, что у нас есть Измайловский собор и Измайловский проспект есть – название говорит само за себя.

Т.Т. Да, но не всегда этот проспект назывался Измайловским. С начала 20-х годов и почти до конца Великой отечественной войны это был проспект Красных командиров. Название Измайловский сохраняли лишь мост через Фонтанку и сад на ее набережной. Троицкий полковой собор был закрыт в 30-е годы и много лет стоял в полуразрушенном состоянии, в нем одно время в нем собирались устроить даже городской крематорий, лишь в конце XX века полуразрушенный храм вернули Церкви. Проспект рядом с Троицким собором тоже был Троицким, но в годы советской власти его назвали именем революционной деятельницы Москвиной, и лишь недавно Троицкому проспекту вернули его историческое название.
Улицы-роты Измайловского полка до сих пор называются Красноармейскими, сохраняя нумерацию квартировавших там рот. Их было 12, но существует сейчас и 13-ая Красноармейская улица – вместо Заротной улицы, где располагалась Заротная команда полка, в которую входили писари, портные, денщики, музыканты.
Напротив Свято-Троицкого собора на Измайловском проспекте находится сейчас огромный красивый дом с воинской символикой на фасаде, который занимает целый квартал, а другим фасадом выходит на набережную Фонтанки. Этот дом до революции всему Петербургу был известен как дом полковника Гарновского. Там располагались квартиры офицеров Измайловского полка. В самом начале XIX столетия в этом доме, кроме измайловцев, квартировали также конногвардейцы, а в конце века – гвардейские артиллеристы. В мемуарах офицеров этот дом всегда упоминается как дом Гарновского и ближайшая улица к нему тоже была Гарновской. Но после революции эта улица стала Советской и сохраняет это название до сих пор, не смотря на то, что у нас в городе Советских улиц и так немало.
После революции часть города, где раньше квартировал Измайловский полк, стала Ленинским районом города Ленинграда. Но старые петербуржцы всегда называли этот район Роты или Полки. И сейчас от них можно услышать: живу я в пятой роте Измайловского полка.

М.Л. К сожалению, я уже такого не слышу, хотя хотелось бы.

Т.Т. А мне довелось слышать – от старых петербуржцев, моих уже ушедших знакомых.

М.Л. Сегодняшние школьники ведь тоже хотят задумываться о том месте, в котором живут. Вот я слышала такое от детей объяснение, почему есть 13 улиц с номерами: что сначала улицы как-то называли, а потом фантазия кончилась. Но мы же не хотим чтобы так вот заканчивалась наша историческая память, так ведь и история нашей страны может закончиться.
А сейчас мы будем говорить о том, что нам очень близко – это Васильевский остров. На Васильевском Острове недалеко от редакции радио Град Петров размещался раньше Финляндский полк. Здесь что-нибудь осталось?

Т.Т. Несмотря на то, что этот полк занимал на В.О. довольно большую территорию, на карте города он запечатлен лишь одним небольшим Финляндским переулком. Этот переулок расположен совсем недалеко от редакции нашего радио, он проходит от 17 линии вглубь квартала. Но ныне Финляндский переулок превращен в тупик, так как промышленное здание перегородило его. Казармы Финляндского полка находились на Николаевской набережной (ныне набережная лейтенанта Шмидта) и занимали целый квартал между 19 и 20 линиями. А манеж, часовня, госпиталь полка и храм были на Большом проспекте. Сейчас в этом здании Дом молодежи, а совсем еще недавно это был Гаванский дом культуры или ДК имени Орджоникидзе.
Несколько лет тому назад, когда я только начала собирать материалы к передаче об истории этого полка, мне неожиданно позвонила незнакомая женщина и предложила прочесть лекцию по истории Васильевского Острова для ветеранов района. Я согласилась и спросила: «Куда придти?» Мне ответили: «В ДК Ордженикидзе на Большом проспекте». Я обрадовалась и сказала, что меня давно интересует это здание, так как там размещался Финляндский полк. Мне ответили: «Вы нас не путайте, тут не было ни какого полка, это ДК Ордженикидзе, мы тут уже 20 лет собираемся». В назначенный день я рассказала ветеранам об истории Васильевского Острова. После лекции я попросила сотрудников дома культуры показать мне полковой храм. «Тут не было храма», – сказали мне. «Ну как же не было, я же знаю, что был», – возразила я. Тогда по моей просьбе открыли один зал – не тот, другой зал – тоже не тот, открыли третий зал – и тогда вопросов больше не было: хорошо сохранилась алтарная часть, хоры, роспись на потолке с ангелами и крестами. «Здесь был храм», – сказала я. «Да что вы, это же Голубой зал. Здесь проходят танцевальные вечера «Кому за 30» и студия восточных единоборств тут занимается, а вы говорите – храм». Вот так у нас с исторической памятью. А ведь можно у входа в голубой зал повесить небольшую мемориальную доску с напоминанием о том, что здесь размещался храм лейб-гвардии Финляднского полка во имя святителя Спиридона Тримифунтского, тогда, может быть, и люди в этом зале стали бы себя вести немножко по-другому.

М.Л. А мы очень часто не хотим вешать никаких табличек, потому что нам будет тогда больно и стыдно.
Продолжая разговор о топонимах, связанных с воинской темой, вспомним и еще один топоним. У нас в городе существует Гренадерский мост.

Т.Т. Этот мост через Большую Невку связывает Петроградскую с Выборгской стороной. На Петроградской стороне на набережной реки Карповки сохранились солдатские казармы лейб-гвардии Гренадерского полка, а на Петроградской набережной офицерский корпус полка, на фасаде которого висит мемориальная доска с напоминанием о том, что здесь прошли детство и юность Александра Блока (его мать во втором браке была женой гренадерского офицера).
Удивительно, но переименования почему-то не коснулись этого полка. Гренадерский мост сохранял свое историческое название все годы советской власти, более того, улица, проложенная на Выборгскую сторону от этого моста уже при советской власти, получила название Гренадерской. Сохранил свое название и Казарменный переулок, проходивший рядом с казармами Гренадерского полка. Недавно возродился и полковой храм, освященный во имя Преображения Господня, в котором при советской власти размещалась одна из лабораторий Электротехнического института.

М.Л. По топонимам можно историю военной славы Российской Империи изучать. Моя мечта, чтобы в связи со столетием Великой войны (Первой мировой) все топонимы, связанные с военной историей, были еще снабжены специальными памятными табличками, как их у нас называют – мемориальными досками, на которых написать – почему эта улица носит такое название, связанное с военной историей.
А еще о каких полках хранят память топонимы Петербурга?

Т.Т. Недалеко от Александро-Невской лавры через речку Монастырку проходит небольшой Казачий мост. А рядом, на набережной Обводного канала, на нечетной его стороне сохранились казармы лейб-гвардии Казачьего полка, церковь у этого полка была домовая и находилась на верхнем этаже казарм. Рядом с Казачьим полком, тоже на набережной Обводного канала, были казармы Атаманского полка и поэтому соседний мост называется и до сих пор Атаманским. А вот Атаманская улица уже в годы советской власти была переименована в улицу Красного Электрика, но недавно ей вернули историческое название Атаманская. На казармах на набережной Обводного канала недавно появилась мемориальная доска с напоминанием о том, что здесь находились гвардейские Атаманский и Казачий полки.

М.Л. Интересно было бы узнать – кто ее там поместил, потому что это, видимо, какой-то единичный случай.
А еще есть ведь Казачий переулок недалеко от Витебского вокзала, в советское время это был переулок Ильича. Это название как-то связано с Казачьим полком?

Т.Т. Большой и Малый Казачий переулок были названы так, потому что на этом месте еще в середине XVIII века была слобода Донских казаков, из которых в конце XIX века был сформирован лейб-гвардии Казачий полк.

М.Л. Казачий и Атаманский – это ведь кавалерийские полки? А какие еще кавалерийские полки располагались в Петербурге?

Т.Т. В центре Петербурга размещались два гвардейских кавалерийских полка: Кавалергардский и Конногвардейский, их нередко сейчас путают из-за того, что названия их кажутся похожими. Казармы и храм Кавалергардского полка находились в Литейной части города, и улица, где находились казармы полка, называлась Кавалергардской (после революции она стала улицей Красной Конницы), а улица, где стоял не сохранившийся до наших дней полковой храм в честь святых праведных Захарии и Елизаветы, была Захарьевской (в советское время это была улица имени террориста Каляева). После падения советской власти это снова Кавалергардская и Захарьевские улицы. Но только нет уже Кавалергардского полка и нет храма на этой улице.
Лейб-гвардии Конный полк называли также Конногвардейским или Конной гвардий – употреблялись все три названия. На Конногвардейском бульваре и сейчас сохранился трехэскадронный казарменный корпус полка, а на Большой Морской улице – офицерский корпус с воинской символикой на барельефе у входа. Сейчас это главный вход в университет космического приборостроения.
Конногвардейский бульвар после революции переименовали в бульвар Профсоюзов, но Конногвардейский переулок сохранял свое название все годы советской власти.
Храм полка во имя Благовещения Пресвятой Богородицы стоял на Благовещенской площади – ныне площадь Труда. По храму получили свои названия Благовещенская улица и Благовещенский мост, но, правда, мост еще в середине XIX века был переименован в Николаевский, а после революции он стал мостом лейтенанта Шмидта.
Благовещенский храм Конного полка снесли в конце 20-х годов. Теперь на месте храма проезжая часть площади Труда, под ней подземный переход.
Ну, и конечно, о Конном полку нам в первую очередь напоминает манеж Конногвардейского полка на Исаакиевской площади. Здесь в холодное время года конногвардейцы обучались верховой езде и строевой подготовке. Но еще в XIX веке в манеже стали устраивать различные выставки. Сейчас это Центральный выставочный зал «Манеж». К сожалению, для большинства наших современников этот манеж уже не связан с историей Конного полка. Название полка даже не упоминают, когда объявляют о выставках, проходящих в этом манеже. В этом манеже с начала XXI века проходят ставшие уже традиционными осенние православные выставки. Несколько раз мне приходилось слышать, что Конногвардейский манеж называют Исаакиевским – по названию собора или площади. Но ведь не может быть «манеж святого Исаакия Далматского».

М.Л. Еще есть такое советское нововведение – аббревиатуры, и поэтому говорят «ЦВЗ Манеж», то это звучит совсем неестественно, не по-человечески.

Т.Т. От устроителей православных выставок мне не раз приходилось слышать, что некоторые люди каждый год приходят на выставку не в тот манеж, перепутав Конногвардейский манеж с Михайловским на Манежной площади, где тоже проходят православные выставки, но весной. И чтобы наши слушатели не путали эти манежи, я расскажу немного и о Михайловском манеже, сейчас более известном как «Зимний стадион».
Михайловский манеж был построен в самом начале XIX столетия как манеж Михайловского замка. Позднее он стал главным манежем войск Императорской Гвардии и Петербургского военного гарнизона. Здесь проходили парады, разводы караулов, отмечались полковые праздники. Ежегодно осенью проходила в Михайловском манеже разбивка по полкам солдат-новобранцев, отобранных для службы в гвардейских частях. Всех новобранцев выстраивали в манеже по росту в несколько рядов. Командир Гвардейского корпуса, а им нередко был кто-то из великих князей, сопровождаемый высшим воинским начальством, подходил к каждому и мелом на его груди писал первую букву названия предназначенного ему полка. Исторически сложилось так, что каждый гвардейский полк имел свой типаж внешности. В Преображенский, например, отбирали самых высоких и крупных брюнетов, в Семеновский полк – высоких блондинов с голубыми глазами, похожих на шефа полка Александра I, в Павловский – невысоких курносых блондинов, похожих на Павла I, в Московский полк – рыжих, а Гусарский – невысоких и стройных брюнетов. После разбивки по полкам новобранцы из Михайловского манежа расходились по казармам в сопровождении своих однополчан и под музыку полковых маршей.
Вот такие интересные события происходили в Михайловском манеже, где сейчас проходят православные пасхальные выставки.

М.Л. Я думаю, если мы просто начнем называть исторические места их собственными названиями, то и мы сами привыкнем, а затем это войдет в нашу жизнь более широко. Исторические топонимы сохраняют для нас историю города, нам нужно только учиться ее видеть, слышать, замечать.
К сожалению, на этом здании – Михайловского манежа – висит огромная мемориальная доска, которая говорит, что здесь побывал один раз Ленин, и это золотыми буквами теперь крупно написано. И ни одной маленькой строчки – что это за здание на самом деле. Конечно, это совершенно неправильно и исторически несоразмерно. Мы же должны ценить настоящее и подлинное, как христиане и как жители этого города.
А тему воинской топонимики Петербурга мы продолжим, тем более, это важно вспомнить в преддверии столетия Великой войны.
Мы беседовали с историком, краеведом Татьяной Александровной Трефиловой о воинской топонимике – не всё мы потеряли, а многое мы можем вернуть. Достоинство топонимов – что можно их восстановить. Это же прекрасно, давайте этой возможностью воспользуемся.
А в следующей программе эту тему продолжим.

 

См. также:

В программе Марины Лобановой «Книжное обозрение» – автор-составитель книги «Судебный процесс против саратовского духовенства в 1918-1919 гг.», церковный историк, секретарь Ученого совета Общецерковной аспирантуры и докторантуры Александр Мраморнов >>
На вопрос, как относиться к такому, ставшему привычным, явлению, как «православные выставки-ярмарки», отвечает Председатель Миссионерского отдела Санкт-Петербургской епархии протоиерей Георгий Иоффе >>
В издательстве «Град Петров» вышла новая книга автора программы «Невидимый Петербург» Татьяны Трефиловой, которая посвящена истории гвардейских полков, военному духовенству и военным госпиталям Санкт-Петербурга >>
В рамках программы «Возвращение в Петербург» предлагаем Вашему вниманию запись выступления вице-президента фонда «Возвращение» кандидата юридических наук Даниила Викторовича Петрова, продолжающего тему доклада о законе о реабилитации и посвященного советским архивам, в которых хранятся сведения о наших отцах, дедах и прадедах >>

«Мария Магдалина не могла при встрече узнать воскресшего Спасителя, пока Он не назвал ее по имени». Статья постоянного автора радио «Град Петров», участника программы «Возвращение в Петербург» Светланы Шешуновой «За воскресение убитых имен»

>>

Сын гвардейского офицера, одного из первых русских летчиков, А.С.Никольской передал книги и документы из семейного архива авторам программы радио «Град Петров» «Под знаменем России. Белые генералы»

>>

Андрей Рыжков в программе Марины Лобановой «Возвращение в Петербург»: 10 мифов о возвращении исторических названий

>>

 

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru