6+

«Прощение возвышает»

26 февраля – Прощеное воскресенье
Несколько передач о прощении из архива радио «Град Петров»
АУДИО

 

«Всякое принуждение является грехом»

Протоиерей Виталий Головатенко:

Есть разница между добротой и мягкотелостью, между всепрощением и попустительством. Некоторые вещи оправданию не подлежат. Не надо смешивать осуждение и рассуждение.

 

Стерпеть обиду или ударить в ответ?

Протоиерей Александр Тиманков:

А какой другой вариант? Он меня табуреткой – я его топором? Это называется «спираль насилия», насилие будет возрастать. Нам предлагается стерпеть обиду. А что ты хочешь? Хочешь ответить? А какой ты можешь дать ответ? Стерпи. Не осуждай. Помолись.

 

«Не всё то плохо, что нецерковно»

Священник Артемий Корыхалов:

Когда мы ожидаем извинений – это означает, что мы еще на очень низком уровне духовной жизни. Если нам сложно прощать – значит, нам сложно любить.

 

«Каждый должен думать своей головой»

Священник Александр Тиманков: 

Нанесли человеку тяжелую обиду и говорим ему: «Прости меня». А он в ответ: «Простить – я прощаю, но болит же, ты мне гадость приличную сделал». И тогда мы ему говорим: «Так разве ты меня не простил?»

 

Прощать – самая трудная вещь в жизни. Прощение – вера в человека

Три беседы протопресвитера Александра Шмемана о Прощеном воскресенье: «Прощение возвышает»

Протопресвитер Александр Шмеман:

Прощение – не есть снисхождение. Но прощение не есть также и оправдание зла. Пословица «всё понять – всё простить», с этой точки зрения, не христианская пословица. Зло не перестает быть злом, не становится добром, зло нельзя никогда оправдать.

Это видимое бесстрастие на деле прикрывает презрение и равнодушие к людям, и, главное, чувство собственного над ними превосходства.

 

Гончарова Н.С. Изгнание из рая. 1912-1913 гг.

 

Четыре типа прощения

В программе «Книжное обозрение» Марина Лобанова и Константин Махлак обсуждают публикации журнала «Вестник РХД». Особый интерес представляет публикация на русском языке статьи известного православного богослова и психолога протоиерея Василиоса Фермоса  «Прощение как полнота жизни», где он указывает на четыре типа прощения: обычное прощение (если мы прагматичны и у нас нет другого выбора), прощение из-за встречного сочувствия (мы помним собственные грехи и промахи и от этого склонны к прощению), прощение ради внутреннего спокойствия (прощаем для обретения покоя, ведь в противном случае хуже будет нам самим). «Все три типа прощения встречаются и вне религий. – Пишет автор статьи. – А четвертый уже только внутри: подчинение Господней заповеди. Мы прощаем, поскольку так нам повелел Господь. Очень часто все четыре подсказаны духовниками. При этом … все они поощряют прощение в основном с целью выгоды. Мне кажется, в христианской духовной жизни стоит поискать более богословски глубокую причину, чем выгода. Прощать по какой онтологии?»

Константин Махлак:

Можно сопоставить мысль автора статьи, там, где он приводит слова Иоанна Лествичника, со знаменитым фрагментом из Исаака Сирина – о сердце милующем.

Марина Лобанова:

Здесь есть и подзаголовок “О любви к врагам”, и это важная и сложная тема, ведь что значит любить врагов? Если любишь – то он тебе уже не враг. Во Христе нет врагов.

 

«Просьба о прощении – это слова любви»

Великий пост начинается с Прощеного воскресенья. Почему нужно прощать и просить прощения – рассказывает ректор Института христианской психологии протоиерей Андрей Лоргус.

Протоиерей Андрей Лоргус:

Если точно убежден, что ничего такого, за что нужно просить прощения, в отношении с этим человеком не было, то ради формальности просить у него прощения не стоит. Когда мы из года в год просим прощения «ни за что», то мы перестаем относиться к этому с душой, с глубиной, с любовью. Церковь не может примириться с формализмом. Поэтому, если перед вами выбор: совершить что-то формально или не совершать этого, – лучше не совершать.

Не стоит просить прощения, если действительно его не хочешь и не хочешь простить сам. И так далее. Нельзя делать по существу то духовное деяние, которое в душе в этот момент не совершается.

Священнику в этом смысле проще, потому что он перед всеми виноват.

 

«Слушать, прежде чем говорить; делиться, а не спорить; понимать, а не оценивать; и прежде всего – прощать»

Протоиерей Александр Дягилев:

Соблюдать принципы диалога: слушать, прежде чем говорить; делиться, а не спорить; понимать, а не оценивать; и прежде всего – прощать.

 

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru