6+

Память и памятники

Программа Александра Крупинина
«Неделя»

Прямой эфир: 9 февраля 2014 г.                       АУДИО В КОНТАКТЕ

День памяти новомучеников и исповедников Российских: почему у нас нет стойкого иммунитета против возврата в сталинские времена? Как Церковь относится к тем, кто пытал, мучил, расстреливал людей? Каких бы вершин достигла Россия, если бы не было революции 1917 года? Какое общество мы строим сейчас?

В программе «Неделя» события прошедшей седмицы обсуждают Александр Крупинин и главный редактор радио «Град Петров», настоятель храма во имя святой великомученицы Анастасии Узорешительницы протоиерей Александр Степанов.

Протоиерей Александр Степанов: Сегодня День памяти новомучеников и исповедников Российских. В нашей епархии большой выезд на Левашовскую Пустошь, туда отправились большие автобусы из Князь-Владимирского собора, Феодоровского собора, храма Иконы Всех Скорбящих Радость – традиционно идут по несколько автобусов от этих храмов, и многие прихожане из других храмов сами по себе или организованно там побывают, и сейчас уже там прошла панихида по всем невинно убиенным. Это очень важный день, поздравить с этим днем сложно – с одной стороны, за тех, кто уже пострадал, засвидетельствовал и у Бога принят, конечно, ликуем. А если взглянуть на нашу страну, на то, как же это могло произойти и что с нами случилось – то для ликования поводов нет никаких.
Наша страна не имеет серьезного противоядия от возврата к тем временам, мы все это прошли, но не слишком это все прочувствовали и пережили. Сегодня довольно сильны настроения в обществе, что в сталинское время было много хорошего, и огрехи-то были – так, ничего особенного. Но Церковь свидетельствует, что порядка 130 тысяч священнослужителей были просто уничтожены, расстреляны, а в общем – это миллионы людей, может быть, десятки миллионов пострадали, подверглись тем или иным преследованиям и репрессиям. И сегодня нет уверенности, что это в той или иной мере не повторится, при таком давлении власти на общество – всё может произойти.

Александр Крупинин: Меня тоже удивляют такие мнения: «Ну и что, что был Сталин, зато мы создали такую страну, победили в войне», и прочее. Здесь неправильное понимание ценности разных понятий, ведь христианство говорит, что личность в первую очередь ценна для Бога, а не все эти левиафаны – государства, империи, которые ничего не стоят в глазах Божиих.

АС: Конечно, а не вавилонские башни, которые мы воздвигаем. И меня не так пугает, когда так говорят в атеистическом обществе, но когда в Церкви слышишь такого же рода суждения – это ужасает. Что же это за Церковь у нас, кого мы воспитали, кого мы воспитываем сейчас, если люди так мало усвоили из Евангелия. Этот день не только ликования о том, что у нас так много святых мучеников, но это день очень глубокого размышления о нашей церковной жизни и тех ошибках, которые, несомненно, были, и о том, как нам надо жить сегодня в Церкви, к чему стремиться, к чему призывать.

Вопрос слушателя: В парке Лесотехнической академии есть памятник красноармейцам, активным участникам Октябрьской революции, там они похоронены. Как Церковь относится к палачам, которые мучили, убивали, издевались над людьми?

АС: Если это были люди крещеные и совершившие преступления – Церковь все равно о них молится. Тут есть о чем молиться и пытаться спасать их души, если это возможно. Церковь никогда не проклинает конкретных людей, даже совершивших тяжелые преступления. Очень важно, конечно, назвать то, что эти люди делали, своим именем. В Евангелии сказано «благословляйте проклинающих вас, возлюбите врагов ваших», и мы знаем такие случаи, когда новомученики благословляли своих мучителей и умирали со словами Христа на устах: «Отче, прости им, ибо не ведают, что творят». Тем меньше у нас права иметь какое-то иное отношение к этим людям. Это заблудшие люди, они действительно не понимали, что они творили, находились в каком-то страшном помрачении. Конечно, они несут перед Богом ответственность за содеянное, но не мы им судьи, и Церковь ничего другого не может сказать, кроме как молиться о прощении их страшных грехов.

АК: Церковь осуждает грех, но молится за грешников. А в городе много таких памятников, и это вносит нечистую струю в общество. До сих пор и памятники Ленину стоят, и улицы с названиями в честь большевиков, коммунистов есть по всей стране.

АС: Памятник – это некоторый символ чего-то хорошего, доброго, чему нас призывают подражать, а подражать действиям тех, кто был палачами, более чем странно. Нельзя говорить, что все, кто были в Красной армии, были палачами. Нет, конечно, шла гражданская война, и в рядах красноармейцев оказывались люди, насильно мобилизованные (например, бывшие офицеры царской армии, которых призвали на службу военспецами). Там были разные люди, много было и таких, которые искренне считали, что революция – это хорошо, но не участвовали сами в казнях, расстрелах заложников. Этим занималась в основном ЧК. Так же, как во Вторую мировую войну, мы можем говорить, что немцы совершили страшные преступления, но все-таки нужно дифференцировать. Нюренбергский процесс не приговорил всю нацию к повешению, а выделил военных преступников, ответственных за уничтожение мирного населения. Так и здесь: памятник просто красноармейцам – не уверен, что его надо сносить в первую очередь, но, может быть, надо поставить рядом памятник белогвардейцам. Но памятники лидерам, которые заварили всю эту страшную кашу в России, которые вели и направляли, те, кто подписывали расстрельные списки, те, кто сами принимали участие в этом – вот кому памятников быть не должно! Они, несомненно, являются преступниками, но это – в моем понимании, в понимании наших коллег на радио и еще какого-то количества людей, а для страны в целом – это не так. У нас не было никаких Нюренбергских процессов, не было никакого судебного разбирательства того, что происходило в то время. У нас произошли реабилитации некоторых людей: признали, что они были невинно осуждены. А те, кто их осуждал, кто их расстреливал? Нужно назвать эти имена, и не просто назвать, а должен пройти процесс, и они должны быть объявлены преступниками против человечества, на государственном уровне. У нас был процесс в 90-е годы над КПСС, но он был какой-то невнятный, и не хватило тогда энергии, чтобы запретить коммунистическую партию, потому что эта партия была преступная, но это не было доведено до конца. А это было очень важно. Тогда бы мы поставили на этом крест, и сегодня мы бы жили в другой стране. Это надо было бы сделать не только в виде процесса, надо было об этом написать в школьных учебниках. И тогда дети, которые сегодня уже взрослые, были бы уже воспитаны на том, что так нельзя. Нельзя власть узурпировать, нельзя одному человеку сосредотачивать слишком много власти в своих руках, нельзя произвольно подминать под себя судебную систему, делать из правосудия инструмент исполнительной власти, и так далее. Все это может приводить к тяжелым последствиям в будущем.

АК: Мне кажется, что проблема заключается в менталитете народа.

АС: Менталитет – это какие-то определенные предпосылки, почва, но на эту почву можно все-таки что-то сеять, какие-то зерна, и заниматься воспитательной работой. В общем, продолжить курс, который был взят в имперской России – на то, чтобы сделать более или менее цивилизованное государство. К сожалению, этот проект не удался.

Вопрос слушателя: Каких бы вершин достигла Россия, если бы не было революции?

АС: Когда страна живет прочной, основательной жизнью, ее достижения не теряются в короткий период. Процветание страны зиждется не на достижениях науки и техники, а на развитии самосознания граждан, прежде всего, на людях: чем они живут, что они думают о своей стране, насколько они чувствуют себя единым целым, насколько выстроена система отношений между властью и обществом, между людьми (горизонтальные связи), насколько правильно организована власть, чтобы обеспечить это равновесие в обществе. Этого, конечно, не было в советское время, но этого не было и в дореволюционное время, к сожалению. Революция показала, что этого не было. Но в имперский период Россия все-таки последовательно шла к тому, чтобы этого равновесия достичь. Были реформы Александра II, и хотя все эти реформы запаздывали, шли неоднозначно, но в целом страна двигалась в очень правильном направлении. К сожалению, произошел этот сбой – революция. Мог он не произойти? Наверное, мог бы, при более благоприятном стечении обстоятельств, абсолютного детерминизма не было в том, что произошло в 1917 году. Но это произошло, и дальше мы опять вступили в полосу не строительства своего основательного дома, а направили все силы, всю свою энергию для того, чтобы достичь внешней гегемонии, основная идеология нашей страны была достаточно агрессивна. А внутреннему выстраиванию своей жизни, к сожалению, внимания не уделялось никакого. Все строилось по очень простой, военно-казарменной схеме, и те, кто думают что-то свое, другое, должны были быть просто уничтожены, убраны с этой территории. Это путь в никуда. В постперестроечное время делались попытки выстроить что-то новое, но тоже страшно непоследовательно. А сегодня как будто бы опять решают, что проще в такую военно-казарменную, советскую схему вернуться – безмолвствующего народа и сильной власти. Понятно, что это ментально кого-то устраивает.

АК: Это должно как-то быть обосновано идеологически.

АС: Да, мы должны поставить внятные цели: что мы хотим, какое государство мы хотим построить. Объяснять людям, опять-таки со школы, как оно устроено, как оно будет функционировать. Это очень долгий процесс, а время уже сильно упущено. Развитые страны это уже давно отстроили, они, может быть, даже теперь теряют то, чего они достигли, в общем, загнивают, но так медленно, что глазу почти незаметно. Поражает стабильность их жизни, при всех сложностях, которые естественно возникают – экономические, политические, но есть какая-то основательность. Пирамида стоит на широком основании, а не на кончике. Мы же опять строим какую-то пирамиду, которая стоит на своем острие и в любой момент может завалиться.

Текст: Н.М. Лукьянова

О финансовых трудностях радиостанции «Град Петров» – в программе Александра Ратникова «Обратная связь».
Откуда радио получает средства на свою деятельность и на что они тратятся? Почему в конце 2013 г. – начале 2014 г. возникла угроза прекращения вещания? Что должно произойти, чтобы радиостанция продолжила существование и имела средства на развитие?

>>

Священник Николай Савченко в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Поэтому именно народ, оказавшийся в городе – еще большие герои, потому что одно дело, когда ты герой и все для твоего геройства предоставлено, а другое дело, когда ты герой, а тебя бросили»

>>

Протоиерей Александр Рябков в программе «Неделя»:
«Мы все, священники, должны брать пример с первого монаха – Иоанна Предтечи, он был евангельским «другом жениха» (Иисуса Христа). Умение быть «другом жениха», то есть оставаться в тени – очень важно. Не у всех священников это получается, иногда мы вниманием к самому себе затмеваем Христа, иногда мы увлекаемся своей личностью»

>>

Праздник Крещения Господня: почему людям так важно искупаться в проруби в этот день? Дары волхвов: почему для поклонения им выстраиваются длинные очереди, несравнимые с очередями к Святому Причастию? Почему так мало информации о смысле нашей православной веры? В прямом эфире программы Александра Крупинина «Неделя» на вопросы отвечает протоиерей Александр Дягилев

>>

Вышло издание «Церковь против большевизма»: чему могла бы научить история двух Сергиев (Воскресенского и Страгородского)? История с увольнением отца Андрея Кураева – со знаком плюс или минус? В программе «Неделя» события прошедшей седмицы Александр Крупинин обсуждает с главным редактором радио «Град Петров» протоиереем Александром Степановым

>>

Скончался изобретатель автомата Михаил Калашников, награжденный тремя церковными наградами: автомат – орудие убийства, как это совмещается? Почему так дорого обходится проживание пожилых людей в богадельнях? В программе Александра Крупинина «Неделя» последние новости комментирует протоиерей Владимир Сорокин

>>

Итоги празднования 300-летия Александро-Невской лавры. Отношение современного человека к смерти. События на Украине. Папа Франциск и марксизм. Эти и другие темы в программе «Неделя» обсуждают Александр Крупинин и протоиерей Александр Рябков

>>

Священник Николай Савченко в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Россия в 1917 году погрузилась в пучину смуты и виноваты в этом мы с вами, которые носили красные галстуки и клялись Ленину в верности до смерти»

>>

Почему теперь в нашей митрополии четыре епархии? Почему евхаристические молитвы нужно читать во всеуслышание? Почему так болезненно воспринимаются нами любые изменения в литургических реформах? Почему в проповеди Церкви Евхаристия не занимает главного места? Можно ли считать К.С.Льюиса православным? Почему так редко совершаются миссионерские литургии?
В программе «Неделя» события прошедшей седмицы обсуждают Александр Крупинин и иерей Димитрий Симонов

>>

Протоиерей Александр Рябков в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Церковь и не нуждается, чтобы ей были какие-то особые преференции в государстве, все и так Господь за нас сделал. Церкви не нужно, чтобы и государство помогало – в людях есть вера, благодаря милости Божией»

>>

«Преодоление смуты – внутри сознания людей. А если будут даны такие оценки, что можно это зло просто забыть, пройти мимо, и вытащить из истории только позитив и на этом попытаться строить будущее – это будет дом на песке, который вряд ли сможет устоять». В программе Александра Крупинина «Неделя» события прошедшей седмицы комментирует главный редактор радио «Град Петров» протоиерей Александр Степанов

>>

Почему мы так неприветливы к людям, приехавшим к нам жить и работать? Реанимация Советского Союза и антихристианского образа мышления: почему до сих пор бытуют сказочки о «добром вожде», зачем реставрировать памятник Дзержинскому?  Принцип канонизации новомучеников: должен ли был человек в условиях «большого террора» брать вину на себя, спасая других? В программе «Неделя» события прошедшей седмицы обсуждают Александр Крупинин и иерей Николай Савченко

>>

Как появилась традиция исповеди мирян перед каждым причастием и почему она есть только в Русской Православной Церкви? С какого возраста начинать готовить ребенка к евхаристическому посту, к исповеди? Нужно ли крестить детей, родившихся в результате применения биомедицинских технологий? Как акт крещения влияет на посмертную судьбу младенца?
В программе «Неделя» события прошедшей седмицы обсуждают Александр Крупинин и иерей Димитрий Симонов

>>

В 1961 г. снесли знаменитую Греческую церковь в честь св. Димитрия Солунского в великолепном неовизантийском стиле, а к 50-летию «Октября» на месте храма появился концертный зал «Октябрьский», архитектурно напоминающий горизонтально растянутый мавзолей. Возможно ли восстановить храм, если для этого надо снести здание БКЗ? Уместно ли установить на фоне БКЗ памятный знак о том, что на этом месте стоял храм, если сейчас там стоит нелепый памятник – красноармейцы в неглиже?  В программе «Неделя» события прошедшей седмицы обсуждают Александр Крупинин и прот. Александр Рябков

>>

Радио «Град Петров» совместно с фондом «Возвращение» 13 января 2014 г. провели пресс-конференцию, посвященную 70-летию первого массового возвращения названий (13 января 1944 г.).   В пресс-конференции приняли участие главный редактор радио «Град Петров» протоиерей Александр Степанов, вице-президент фонда «Возвращение» Даниил Петров, член Топонимической комиссии Андрей Рыжков, автор программы «Возвращение в Петербург» на радио «Град Петров» Марина Лобанова + АУДИО

>>

18 ноября радио «Град Петров» отмечает свой день рождения.
Позвоните в прямой эфир с участием главного редактора
и расскажите свою историю встречи с радио «Град Петров»!

>>

3d панорама храма Анастасии Узорешительницы

>>

ТЕКСТ
В программе Людмилы Зотовой «Встреча» воспоминаниями от личных встреч с игуменией Ольгой (Слезкиной), настоятельницей Свято-Покровского монастыря в Бюсси-ан-От (Франция), делятся протоиерей Александр Степанов и Ольга Суровегина

>>

Наверх

Рейтинг@Mail.ru