6+

Неделя Степанов

Программа Александра Крупинина «Неделя» – священники комментируют события прошедшей седмицы

Прямой эфир: 17 февраля 2013 года

АУДИО в Контакте

АУДИО фрагменты: 1  2  3  4

Александр Крупинин: Сегодня у нас в качестве приглашенного гостя – настоятель храма во имя святой Анастасии Узорешительницы, главный редактор радио «Град Петров» протоиерей Александр Степанов. Отец Александр, что Вы думаете о выступлении владыки Илариона на «круглом столе» в Думе, посвященном позиции Церкви по реформе семейного права и ювенальной юстиции? На архиерейском Соборе был принят документ именно по этим вопросам.

Протоиерей Александр Степанов: Документ получился достаточно взвешенным, потому что многие священники, которые занимаются социальной деятельностью (например, о. Димитрий Смирнов), прямо заявляли, что из 100 детей, которые изымаются из семей в России, только 2-3 изымаются не очень основательно, а 97 изъятий абсолютно оправданы. Как правило, государство действует в интересах ребенка, и изымают ребенка именно тогда, когда ситуация угрожает его жизни, здоровью напрямую (семьи пьяниц, наркоманов, асоциальных людей). Но единичные случаи изъятия детей, где чиновники проявляют не по уму рвение, существуют. Здесь очень важно законодательно, внятно провести эту грань – что может являться основанием для изъятия ребенка, а что нет. Например, этот пресловутый уровень недостаточного благосостояния: ориентировка на какой-то стандартный уровень набора продуктов по их калорийности. Если прийти в любую благополучную семью и посчитать уровень калорий, которые есть в холодильнике, и рацион ребенка, который выдается ему в детском доме, рассчитанный диетической сестрой – это может оказаться полным бредом. Если все эти требования и мерки начать предъявлять к детям, которые живут в семье, в нормальном доме, где дети едят разные вкусные вещи, которые едят сами родители, то можно каждого второго изымать. Поэтому необходима грань того, что считать нормой, какие требования предъявлять, в каком случае вообще такой работник имеет право вторгаться в семью. Церковь уже сейчас обозначает, что к этой проблеме нужно относиться очень внимательно, и критерии должны быть прояснены, объяснены и приняты общественным консенсусом. Церковь претендует на то, что она тоже готова отстаивать свои принципы. На Западе правовые отношения, которые давно действуют в обществе, стали проникать внутрь семьи. Конфликтные ситуации в семье, разумеется, и у них возникают. Как их решать? В каждом обществе есть свой набор допустимых норм воспитания. Теперь Запад в своем правовом угаре пытается внедрить чисто правовые регуляторы в семью, то есть существуют отдельно права ребенка, отдельно права родителей, но тогда теплота, сердечность, любовь, в конечном счете, выхолащивается.
Нашему менталитету все это чуждо. У нас в социальной-то жизни не действуют никакие права (что на Западе уже сотни лет является главным регулятором общественной жизни), поэтому абсолютно дико ввести эти правовые регуляторы, в первую очередь, именно в семью, вместо того чтобы попытаться воспитать правовое сознание в обществе. Ситуация действительно обострилась, свидетельствуют правоохранительные органы: много кошмарных проявлений насилия, жестокости по отношению к детям, и убивают детей. Мы, конечно, очень переживаем за Диму Яковлева, но у нас это происходит каждый день и с собственными детьми, и с приемными. Поэтому позиция Церкви в этом случае разумна: вопросы семьи надо решать и правовыми способами (только тогда, когда это действительно необходимо), и воспитательными – воспитывать родителей, общество, семью – все это отражено в документе.

АК: По поводу неожиданной отставки Папы Римского Бенедикта ХVI: как Вы думаете, отец Александр, почему он принял такое решение?

АС: Я думаю, причина не только в состоянии здоровья Понтифика (хотя 85 – это очень почтенный возраст). Наверное, если бы ситуация в Западной Церкви, вообще в христианском мире, была бы более-менее стабильна, как она была в прошлых веках, то, может быть, он и не принял бы такое решение. Но такого перелома секуляризации, который произошел в XX — XXI веке, христианство не знало. И именно переломность эта, и мысль Папы, что сама ткань, основы Церкви начинают на его глазах распадаться, привела его к этому решению. В первую очередь, речь идет о нравственной деградации общества: однополые браки, принятые как норма, принятие соответствующего законодательных актов, которые не только закрепляют это право, но и разрешают принятие детей в такие «семьи» – что это такое? США, Латинская Америка, Африка как-то еще сохраняют традиционные христианские корни, а именно Европа проваливается в какую-то воронку. Мощное экуменическое движение, начавшееся после Второго Ватиканского собора, рушится. Рушатся все парадигмы, Выстроенные Вторым Ватиканским собором и всем последующим развитием католической Церкви, и ничего не могут сделать католические христианские общества, которые протестуют (во Франции вышло миллион человек!), но все равно они оказались в меньшинстве. Все это, конечно, может смутить, и человек в таком возрасте может подумать, что я, наверное, чего-то «не догоняю», чего-то не понимаю в этом мире, наверное, человек более молодой может действовать более адекватно. Я понимаю его определенную растерянность: что делать? Как всему этому кошмару противостоять? Можно ли, нужно ли противостоять? Или нужно замкнуться в своих общинах и свидетельствовать, отстаивать эту правду изнутри? Это все сложнейшие вопросы. К тому же христианство распределено по миру так, что самая большая христианская страна сейчас – это Бразилия, около 300 миллионов католиков, США – 70 миллионов католиков, определенно на подъеме католицизм в Африке, динамика присутствует на периферии мира, а Европа оказалась бесплодной смоковницей. Как-то надо пересматривать глобальный взгляд на мир, как-то расставлять новые акценты. А Римский Папа должен управлять всем этим католическим миром (на который идет серьезное наступление), миром совершенно разнородным, не связанным общей историей и общими культурными ценностями, как у нас, православных. От таких мыслей и молодому, и более здоровому человеку, сильному, энергичному будет очень тяжело. Нужно вести многочасовые диалоги, собирать бесчисленные круглые столы, выслушивать мнения, все это собирать, обдумывать, молиться, молиться, чтобы Бог вразумил, куда двигаться, как вести христианский корабль? Это огромный клубок проблем. Тут нужны какие-то свежие идеи, и надо их услышать, нужен соборный разум. Христианство стоит на пути рождения новой, либеральной идеи. Мне понятны мотивы Папы Бенедикта ХVI, когда он с этого поста ушел, надеясь, что человек более молодой, более энергичный на этом посту сумеет лучше вести этот корабль Церкви. Мы все умеем говорить красивые и правильные слова, а нужен новый Франциск Ассизский, человек, который бы что-то свидетельствовал своей жизнью.

Текст: Н.М.Лукьянова

 

Иерей Николай Савченко в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Как раз в это время 80 лет назад, в феврале-марте 1933 года, люди умирали с голоду в огромных количествах: 6 миллионов умерших – это официальные данные. И что сейчас мы об этом слышим? Ничего. В Сталинграде были окружены около 300 тысяч, а жертвы голодомора – это 20 таких группировок! И мы молчим об этом. А слышим что? О переименовании Волгограда в Сталинград… Как же мы можем давать  городу имя того, кто был крупнейшим гонителем Церкви Христовой за всю ее историю?!»

>>

Протоиерей Александр Рябков в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Мы сейчас пожинаем плоды небрежения к человеку, плоды нашего прошлого»

>>

Протоиерей Владимир Сорокин в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Нужно не критиканствовать, а найти в собеседнике собеседника, а не врага. Зачастую интеллигенция противостоит власти, а заодно и Церкви. Должно быть смирение и у тех, и у других»

>>

Протоиерей Александр Дягилев в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Да, Крещение – это православный экстрим!»

>>

Священник Димитрий Симонов в программе Александра Крупинина «Неделя» о семейных ценностях в нашей жизни и в американском кинематографе: «Все ужасно, даже хуже, чем в античности у язычников»

>>

 

Протоиерей Александр Дягилев в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Мы их крестим, но спасаются ли они?»

>>

Протоиерей Владимир Сорокин в программе Александра Крупинина «Неделя»: «У нас все носит чисто теоретический характер»

>>

5 лет после воссоединения Церквей. Протоиерей Николай Артемов: «Я думаю, что наибольшее убеждение шло через единение в пастве. Через опыт встречи с людьми, которые приезжали из России и говорили просто к сердцу священника. Священник, исповедуя этих людей, должен был реагировать на новую паству, пускай эта паства приезжала только временно. Почему южоамериканские приходы отошли после воссоединения? Потому что они меньше всего соприкасались с этим феноменом»

>>

Иерей Димитрий Симонов в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Католическая семья во Франции ссорится по тем же поводам, что и православная семья в Нижнем Новгороде»

>>

Архимандрит Ианнуарий (Ивлиев) о Сергее Аверинцеве: «Всякая его лекция, о чем бы он ни говорил – об античной классике, о византийской поэтике, о латинском средневековье или о философах последних столетий – всякая его лекция как бы вытекала за рамки своей непосредственной темы и сугубо академической проблематики в ту область, где знание ненавязчиво становится богопознанием»

>>

Программа Александра Крупинина «Неделя» за 25 ноября 2012 года: протоиерей Александр Дягилев об экуменизме в связи с кинофестивалем «Невский благовест»; о решении Синода Англиканской церкви не рукополагать женщин в епископский сан

>>

Программа Александра Крупинина «Неделя»
Протоиерей Александр Степанов:

— об актуальности монархии в России, о роли династии Романовых вчера и сегодня, о подлинности останков Царской Семьи, о критериях христианского общественного и государственного устройства, о месте России среди других народов.
— можно ли положительно оценивать советский период?
— можно ли «верить» в историю?
— является ли современная РФ образом и подобием Царства Небесного?
— чем отличается христианское отношение к государству от любого другого?

>>

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru