6+

НЕДЕЛЯ Рябков

Программа Александра Крупинина «Неделя». Священники комментируют события прошедшей седмицы

Прямой эфир: воскресенье, 23 сентября, 16:30

Из дайджеста новостей за прошлую неделю (с 17.09. по 23.09.):

Казаки заблокировали вход на выставку «Духовная брань» со стилизованными под иконы портретами девушек из скандальной группы «Pussy Riot». Пока недовольные посетители пытались пройти на выставку, между казаками и полицией возникла потасовка, в результате которой было задержано 9 человек. По данным агентств, несколько человек из казаков взяли с собой нагайки. Ранее секретарь патриаршего совета по культуре архимандрит Тихон Шевкунов назвал выставку «актом циничного террора» в отношении русской культуры. Организаторы выставки «Духовная брань», в свою очередь, утверждают, что представленные экспонаты – поиск новых религиозных образов, которые нужны современным людям.

Фрагмент из программы Александра Крупинина «Неделя» с участием протоиерея Александра Рябкова:

Александр Крупинин: Как должна Православная Церковь относиться ко всякого рода художественным, культурным феноменам, которые не вписываются в ее взгляд на жизнь, взгляд на мир?

Протоиерей Александр Рябков: Сегодня не только люди православные, но и неправославные, и люди светских убеждений заявляют о невозможности затрагивать религиозные символы, или как-то их трансформировать в угоду своим политическим или атеистическим, либеральным, эстетическим воззрениям. Общество сейчас очень много голосов подает за то, чтобы сделать территорию религиозных символов неприкасаемой для такого необдуманного использования. Никто не возражает, если бы кто-нибудь сегодня создал что-то подобное картине Иванова «Явление Христа народу» или Крамского «Христос в пустыне». Хотя здравый смысл сегодня многим изменят, но большинство населения, общество России все-таки обладает таким здравым смыслом (это показывают и соц. опросы), и понимают, что если девальвируется религиозный символ, если вдруг изображается калька с какой-нибудь иконы, например, Христа показывают с «Кока-колой» и Он говорит, что «это моя кровь», то это девальвирование религиозного символа.

АК: Мы не можем требовать, чтобы сегодня художник писал картину в стиле Иванова или Крамского, это просто невозможно.

АР: Согласен, но современное искусство не создает ничего нового, оно использует те же самые старые образы. У меня есть сегодня размышление, что «Черный квадрат» – это икона. Недаром она была повешена как икона на первой выставке Малевича. Это мне кажется более честный подход: человек в новом искусстве, в абсолютно новых формах показал это.

АК: Мы с Вами этот вопрос все равно не сможем решить, потому что развитие искусства идет своим чередом, независимо от желания кого бы то ни было. Вопрос в другом: могут ли люди, которые не согласны с теми или иными проявлениями этого искусства, громить, приходить туда, мешать этому? Не профанируем ли мы себя таким способом, как Православная Церковь, как православные люди?

АР: Последние события показали, что люди находят цитаты у Иоанна Златоуста, которые позволяют защищать попрание символов. В светском обществе есть понятие плюрализма, и если люди имеют право задевать какие-то струны души, то кто-то вправе задеть какие-то их струны души. У православных, и вообще у христиан, есть очень богатый багаж, из которого можно что-то выдернуть и над этим поиздеваться или использовать, как искусство. А у художников постмодерна никакого багажа нет  и адекватно ответить (я не говорю про себя, я говорю, как бы могли размышлять казаки) они не могут, нечего из постмодерна выдернуть, у них там ничего просто нет, кроме того, что они взяли оклад от иконы или что-то еще и создали «свою выставку».  Художники создали выставку «Осторожно: религия!», буквально украв у истории, у религии образы. А вот казаки бы решили: «А вот мы создадим выставку "Осторожно: постмодерн!"». Но и украсть-то нечего у постмодерна.

АК: Поэтому нужно придти и эту выставку разгромить? 

АР: Мы рассуждаем с интеллектуальных позиций. Но эти люди (казаки или не казаки) считают, что через 5 лет в этой стране будет юбилей революции. В этой стране  рубили и жгли иконы, разрушали храмы, вытыкали глаза на фресках, и они видят, что через 5 лет юбилей – а мы снова все это имеем. Почему, за что? Может быть, это не подлинные казаки, не важно. А вот Белое Движение, когда они с оружием в руках защищали храмы, священников, свои иконы, святыни? Можно ли было православным людям защищать это? Логика в этом есть.

АК: Я искренне считаю, что такая деятельность каких-то православных активистов наносит колоссальнейший ущерб Православию и Русской Православной Церкви гораздо больший, чем все эти художники вместе взятые. Подайте в суд, а не ходите с нагайкой. Это мракобесие. Это показывает всему обществу, что Православная Церковь – это сборище мракобесов.

АР: Мы все так или иначе еще зарождаемся из какого-то эмбриона, и художники тоже. Нам всем надо успокоиться, и художникам, и казакам, и православным.

АК: Нельзя решать вопросы веры с помощью нагайки. Христос выгонял из храма, но не выгонял из общественных мест римлян или еще кого-то.

АР: Христос позволял Себе говорить с хананеянкой, мы помним, как. Что касается этикета, то мы не всегда найдем в лице Христа такого российского интеллигента, в котором должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и мысли. Не совсем тот эталон… В суд бы Он не подавал.

АК: В суд бы – не подавал, Он просто бы не обратил на это внимания.

АР: Но «нагайку» Он использовал. Здесь то же самое. Люди торгуют тем, что им не принадлежит. Создайте Троицу, свою, не повторяя хотя бы ее контуры. Искусство или то, что называется искусством, всегда провокативно. А провокация – это всегда плохо.

АК: А поддаваться на провокацию – это еще хуже.

Текст: Н.М.Лукьянова

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru