fbpx
6+

Программа Александра Крупинина «Неделя». События прошедшей седмицы комментирует протоиерей Александр Рябков

Программа Александра Крупинина
«Неделя»
События прошедшей седмицы комментирует протоиерей Александр Рябков

Прямой эфир 29 сентября 2014 г.               АУДИО      фрагменты

Александр Крупинин: Сегодня у нас в гостях – клирик храма во имя святого великомученика Димитрия Солунского в Коломягах, протоиерей Александр Рябков.
Меня заинтересовало сообщение о службе в храме во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Шуваловском парке, где выступал епископ Петергофский Амвросий, ректор Санкт-Петербургских Духовных школ. Им высказана была мысль о святом (речь шла о преподобном Силуане Афонском), что святой – это не безгрешный человек, он имеет немощи, недостатки, совершает падения. Но это человек, который любит Бога, и эта любовь преодолевает все преграды. В нашем понимании святой чем-то отличается от нас, обычных людей, и чем он отличается от нас?

Александр Рябков: Во-первых, его понимание счастья отличается от понимания счастья людей, далеких от святости. Святость – это желание угодить Богу, отсюда «угодник Божий». Вот нам кажется, что мы молимся (совершаем утреннее и вечернее молитвенное правило), соблюдаем посты, отказываемся от каких-нибудь привычек вредных или греховных для того, чтобы Богу угодить, но и показать, что мы себя чего-то лишаем ради Него. Слово-то неправильное – «лишаем» себя. У святого все по-другому, он себя освобождает, для него пост – это не лишение, а освобождение себя. Нам кажется, что когда мы воздерживаемся (духовный, телесный пост) или больше внимания уделяем молитве, наша жизнь становится иной, она приобретает более тусклую окраску, мы лишаем себя чего-то интересного, приятного в ощущениях. Для святого все по-другому. Для него это «лишение» – приобретение: он больше приобретает духовной свободы, духовной широты в своей личности. Мне кажется, у нас все-таки в отношениях с Богом скорее сделка, отношения купли-продажи: я – Тебе, Ты – мне. Поэтому так легко люди теряют плоды, приобретенные за время поста: праздник Пасхи сразу вдруг превращается в потерю даже опыта этого поста. А это потому, что у нас нет осознания, что пост, послушание, смирение, кротость, воздержание, молитва, трезвение – это то, что придает нашей жизни подлинную Радость с большой буквы. Мы эту Радость легко размениваем, дробим на «радости». Нам кажется, что эти радости создают некую полноту бытия. У святого совсем по-другому – он понимает, что полнота бытия может быть только в одной Радости о Христе Иисусе, Господе нашем. И чтобы приобрести эту Радость, он готов на все. Да, он может где-то ошибиться, утомиться, даже пасть (потому, что с ним борется дьявол), но его невозможно сбить с пути и внушить ему: «Знаешь, ты потерял очень многое, отказавшись от нашего яркого фейерверка мирской суеты», – он на это уже не купится. Я приведу слова преподобного Силуана Афонского «держи свой ум во аде и не отчаивайся», это очень важно. Человек должен всегда сознавать свою ограниченность, свою немощь. Апостол Павел сказал: сила моя (то есть Божья сила) в немощи совершается. Не в греховных немощах, а в осознании того, что в основном, плоды во мне – это не мой труд, а это мое согласие, а делает эти плоды Бог. Я только стараюсь не мешать Богу меня спасать, я понимаю, что не я строю Царствие Божие внутри меня, а Бог. Ты можешь только создать в себе ад, и это прекрасно у нас получается, и в себе и вокруг себя. Рай же создает только Бог, мы только даем Ему согласие и хотя бы не мешаем Ему – не отвлекаемся на радости, если понимаем, что Радость только одна. И если мы стараемся не отвлекаться и не продавать Христа за временные мирские радости, нам Господь дает Радость. Это понимание своей немощи, своего тщедушия, это и есть «держание своего ума во аде».

АК: Это очень сложно, многие люди ходят в церковь, надо приходить на Всенощную, на Литургию, поститься, вычитывать правила, и это все делается через силу, потому что это «надо». И человек постоянно чувствует, что он что-то плохо сделал: поленился и не вычитал все правило, а если и вычитал, то думал при этом о чем-то другом, а если и не думал, то все равно чего-то он не сделал, и постоянно чувствует себя, что он какой-то недостойный, все что-то недоделывает. Не то, что он греховен, допустим, ворует или чем-то нехорошим занимается, а что постоянно не доделывает то, что положено делать. И это состояние довольно тяжелое и оно длится годами.

АК: Иногда оно и заканчивается трагически: человек может сломаться, не выдержать. Мы почему-то соглашаемся, что это – некая данность. А надо идти к своему духовнику и сказать ему, что ты в противоречии. Отношение к правилу, к молитве может быть индивидуальным. Я очень много узнавал об этом у владыки Антония Сурожского, из его слов о молитве, о правиле, в том числе. Во все это нужно вливать душу. Но сила Божия в нашей немощи совершается. Если я считаю, что я могу и стану правильным, то здесь уже Богу делать нечего. Человек вычитывает правило, соблюдает все посты, ходит на все службы – и в какой-то момент все это заканчивается тем, что человек ломается, и все потому, что он действительно очень немощной сосуд. Если все это у него созидается на самости, на гордыне (я могу, я должен), здесь другая сторона медали, и закончиться тоже может трагично. Только духовник даст правильный совет. Я часто говорю людям: важно не то, что вы сегодня не прочитали правило, а страшно то, что вы не молитесь в течение дня. Мы нигде в Писании не найдем прещений или наказаний за то, что ты не прочел правило, но апостол Павел говорит: непрестанно молитесь! И нам это кажется – проще прочитать утром и вечером правило, нежели непрестанно молиться. Зачем мне это нужно? Так вообще голова кругом пойдет, если еще и непрестанно молиться. Но молитва утром и вечером будет легче, если мы как раз и будем непрестанно молиться. А что это значит? Не может быть у христианина момента, секунды, часа, когда бы он был без Бога. Этого нельзя допускать. Почему, когда я иду, стою, служу, еду в транспорте, готовлю пищу или когда женщина, например, гладит белье – почему она при этом смотрит телевизор? Или осуждает кого-нибудь, или болтает по телефону? Или когда идешь по дороге, едешь в транспорте, зачем в голове выискивать слова, кому и как я отвечу, как я кого-то посильнее оскорблю за то, что меня оскорбили? Или вести какие-то диалоги, ругань, брань? Ведь голова у нас занята этим в течение всего дня. Так лучше занять голову обращением к Богу: у меня обида в сердце – я буду молиться Богу, чтобы Он эту обиду у меня убрал. У меня в душе страх, нет сил начать какое-то дело – молись об этом, чтобы Господь тебе дал их, пока ты еще к этому делу идешь. Ты о ком-то или о чем-то вспомнил и думаешь, как бы этому разрешиться, как бы это исправить? Сколько бы я не думал об этом, это сможет разрешиться только вкривь и вкось. Лучше помолиться Богу, и Господь все это устроит и сделает. Вот что значит – непрестанно молиться, и это не об Иисусовой молитве. Так молиться нам очень легко, и тогда жизнь приобретает совсем другие краски. Если душа свободна от тягостных мыслей, мы видим прекрасный рассвет или закат, небо с тучками – поблагодарите Бога за это: спасибо Тебе за то, что так хорошо, что я иду и все так прекрасно Тобой устроено. И тогда у нас будут силы и вечером стать на молитву, потому что мы с Богом постоянно были в общении.

АК: Все это действительно так, но человеку, по его немощи, очень тяжело, ему легче, когда расписано – утром делай то-то, вечером делай то-то.

АД: Мы должны понимать, когда мы читаем молитвенное правило, мы его читаем не для кого-то, как будто выполняем какую-то заданную нам работу. Вечером у нас много дел, нам еще и развлечения какого-то надо: телевизор или детектив, что-то интересное. А Бог? Что такое любить Бога? Если мы кого-то или что-то возлюбили, то если это вещь, то мы всеми усилиями, расталкивая людей и идя по головам готовы что угодно сделать, чтобы завладеть этой вещью (это и коллекционеры, и фанаты того или сего, не важно). Если мы кого-то возлюбили, кого-то очень любим, как человека, мы стремимся ему угождать, быть рядом с ним. А по отношению к Богу у нас такого нет. Мы, получается, вполне можем жить в течение целого дня без Бога и даже о Нем не вспоминать, закрыть Его как бы в шкафчик и доставать Его тогда, когда надо. Вера, кроме любви, вбирает в себя и благодарность Богу. Почему сейчас много депрессий у людей? Это уныние, отчаяние, печаль, но почему она возникает? В первую очередь потому, что нет благодарности, потому, что мы не видим красивых облаков, солнца, листвы, а видим, что у нас все плохо: плохо и вокруг, плохо и во мне. Наша печальность от того, что нам как бы не за что благодарить Бога. А святому всегда есть за что благодарить Бога. Человек из толпы ищет выхода из этой бессмысленности в упоении каким-то моментом, моментальным удовольствием. А человек культуры, размышляющий и ищущий выход из этой бессмысленности жизни, ищет ответа в глубинах своей души. Нужно посмотреть туда – Царствие Божие внутри вас есть. Но есть и так: я обратил глаза зрачками в душу, а там повсюду пятна – есть чем заняться. Но при этом надо благодарить Бога за то, что Он дал мне это увидеть. Слава Богу за то, что я это сумел увидеть. За все можно Бога благодарить, за все, за каждый момент прожитой жизни, а жизнь прекрасна.

АК: Михаил Шкаровский, известный историк, высказался, что в период Второй мировой войны священники оставались на оккупированных немцами территориях как агенты советской разведки. Всегда считалось наоборот, обвиняли священников, что они совершали службы на оккупированных территориях, потом их сажали в лагеря. А тут они оказываются агентами советской разведки. Это вообще в плане изменения идеологии нашей страны – патриотическое единство народа и священничества?

АР: Я не думаю, что данному историку был дан какой-то такой посыл или он это почувствовал, что изменилось отношение к вопросу священничества в оккупации. Видимо, у него есть какие-то данные. И мы знаем, что были священники, которые имели и правительственные награды за участие в подпольной деятельности, в партизанском движении. Это не массовое явление, но такие священники были. Но мы знаем и другое. Я еще застал в живых отца Ливерия Воронова, общался с ним лично и с отцом Кириллом Начисом, они из Псковской Православной Миссии, служили во время оккупации в храмах и потом все они попали в лагеря. Война – это очень разные истории. Церковь во время войны собрала деньги на танковую колонну имени Дмитрия Донского, на эскадрилью самолетов – это были патриотические акты.

Вопрос слушателя: В войну на оккупированных территориях за победу какого оружия молились священники? Может быть, за прекращение войны вообще, ведь это грех?

АР: Священники служили молебны о воинах, которые были на войне, за сыновей, мужей, братьев и сестер тех прихожан, которые за них подавали записки. Общая тенденция (где бы то ни было) – это совершение священником своей пастырской деятельности. Церковь не обязана никому создавать некий фон (патриотический или коллаборационистский), она совершает свою пастырскую деятельность. Но никому же не придет в голову во время оккупации открыто организовать молебен посреди площади, среди гитлеровцев, за победу товарища Сталина. А почему у нас такие вопросы возникают? Потому что мы воспринимаем Церковь как некий институт, довольно мирской, светский, который помогает нам бороться с врагами внешними или внутренними. Или помогает, например, бороться с алкоголизмом (хотя я не говорю, что это плохо), или с наркоманией, бороться с нищетой, с бедностью или еще с чем-то бороться. «А для чего вы вообще нужны? – можем мы услышать вопрос. – Если нищих вы не кормите, слепых через дорогу не переводите, с алкоголиками не нянчитесь, с молодежью хороводы не водите – вы дармоеды». Все больше и больше такое к нам отношение. И мы, к сожалению, тоже с этим соглашаемся и считаем, что если мы не покажем миру, что мы и тут успели, и там успели, и тут сделали что-то, и там поговорили, и тут собрались, и там кого-то приветили, и тут кому-то улыбнулись – тогда, вроде как, нам позволят и существовать. Это глубоко ошибочное представление о роли Церкви.

АК: Патриарх Кирилл выступал на фестивале «Вера и слово», встречался с участниками и говорил, что церковные журналисты (но я думаю, что это относится не только к церковным журналистам, но и к священникам) не должны обострять кризис и делать резких движений, выступать с заявлениями в поддержку какой бы то ни было стороны общественных и межгосударственных конфликтов.

АР: Да, Церковь не является институтом национальным. Почему возникают эти болезненные вопросы: а какая это Церковь сделала то или иное заявление, такой она национальности или другой? Не надо Церковь делить на национальности.

АК: И сама Церковь часто дает повод к обвинениям в том, что занимается больше земными вопросами, чем вопросами спасения души.

АР: Я думаю, что большинству священников все-таки нужно заниматься пастырством, душепопечением. Мы столько сегодня говорили о наших проблемах, о нашей запутанности в элементарных вещах, даже в вопросах о молитве. И мы настолько сегодня просвещены в вопросах национальности, антропологии, проблемах гражданских, правовых, но мы не знаем, как молиться.

Текст: Н.М. Лукьянова

 

 

Протоиерей Владимир Сорокин в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Это очень опасная духовная болезнь, одинаковая что в России, что на Украине»

>>

Протоиерей Александр Рябков в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Важно не то, что вы сегодня не прочитали правило, а страшно то, что вы не молитесь в течение дня»

>>

Как относиться к людям с нетрадиционной ориентацией? Нужно ли отдавать в храм десятину? Нужен ли духовный отец человеку в наше время? Священники отвечают на ваши вопросы в прямом эфире программы «Пастырский час»

>>

Протоиерей Александр Дягилев в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Все секты – это неоплаченные долги Церкви»

>>

Протоиерей Владимир Сорокин в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Это красивый, наглядный урок по «Основам православной культуры»: как нужно относиться к своим выдающимся предшественникам»

>>

Иерей Димитрий Симонов в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Мне кажется, прежде всего нужно научиться уничтожать террориста в самом себе»

>>

Что значит: приступать к таинствам «со страхом Божиим» – об этом и о многом другом, крайне важном для честной жизни христианина, размышляет в беседе на радио «Град Петров» настоятель храма Святой Троицы в Хохлах (Москва) протоиерей Алексей Уминский

>>

Возвращение Благовещенской церкви Александро-Невской лавре: насколько это важно? День памяти святителя Тихона, Патриарха Всероссийского: рассеялась ли «хмара русской жизни»? События на Украине: теряем ли мы «историческую Русь»? В программе «Неделя» события прошедшей седмицы комментирует протоиерей Александр Рябков

>>

Визит Святейшего Патриарха Кирилла в Гатчинскую епархию, встреча главы Синодального Отдела по благотворительности епископа Пантелеимона с братией Сретенского монастыря, Кавказ как пример мирного соседства разных народностей и культур: в программе «Неделя» события прошедшей седмицы Александр Крупинин обсуждает со священником Николаем Савченко

>>

Священник Димитрий Симонов в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Когда сейчас говорят о любви к Родине, очень важно, чтобы Церковь напоминала обществу, что такое любовь, учила людей самой любви. Потому что прежде, чем говорить о любви к Родине, нужно научиться любить. Иначе мы получаем таких патриотов, которые уверены, что патриотизм – это негативное отношение к своим оппонентам»

>>

«Сегодня именно общественные некоммерческие организации позволяют выстроить такие связи, которые чисто управленческая вертикаль выстроить не способна. Очень важно, чтобы архиереи в новых епархиях поддерживали такие организации. Участие Церкви в их общественно полезной деятельности также будет способствовать межприходскому общению». Александр Мраморнов – о создании новых епархий в Русской Православной Церкви и издании документов Поместного Собора 1917-1918 гг.

>>

Протоиерей Владимир Сорокин в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Митрополита Владимира я всегда сравнивал с талантливым пианистом, который не только прекрасно играет сам, но чутко прислушивается к игре всего оркестра»

>>

В программе «Неделя» – протоиерей Владимир Сорокин: о митрополитах Санкт-Петербургских Владимире и Варсонофии, о 20-летнем служении на Петербургской кафедре и о предстоящем знакомстве с новой паствой; об акциях памяти Первой и Второй мировых войн – какие мероприятия стоит поддержать в Церкви (АУДИО)

>>

В студии радио «Град Петров» за «круглым столом» Елена Константиновна Зелинская, Сергей Львович Фирсов, протоиерей Александр Степанов обсудили итоги и перспективы 25-летнего рубежа возрождения церковной жизни в России

>>

В программе «Неделя» события прошедшей седмицы Александр Крупинин обсуждает с протоиереем Александром Степановым: «день открытых дверей» в Санкт Петербургской Духовной академии: о чем стоит задуматься будущим священникам; социологический опрос россиян: действительно ли усилилась наша религиозность; события на Украине, референдум в Крыму, разнообразие общественной жизни в рамках единой Поместной Церкви

>>

 

Празднование 700-детия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского, выставка «Православная Русь, Романовы, моя история», события на Украине – в программе «Неделя» события прошедшей седмицы обсуждают Александр Крупинин и протоиерей Александр Рябков

>>

Об истории и современной деятельности Свято-Князь-Владимирского братства, основанного в 1890 году, слушайте в интервью с председателем братства Димитрием Глебовичем Раром

>>

В программе «Экклесия» протоиерей Андрей Кордочкин рассказывает о строительстве русского храма в Мадриде и о жизни прихожан Русской Православной Церкви в Испании

>>

Интервью Людмилы Зотовой с архиепископом Амвросием, викарием Санкт-Петербургской епархии, епископом Петергофским, ректором Санкт-Петербургской Православной Духовной Академии

>>

Темы программы «Неделя» с участием протоиерея Владимира Сорокина: Панихида на Левашовском кладбище в День новомучеников и исповедников Российских: о чем стоит задуматься? Кто должен заниматься вопросами совести в нашем обществе? Олимпиада в Сочи: уместны ли такие огромные траты средств, когда вся страна работает на спорт? 80% россиян считают себя православными: становится ли наше общество христианским? Имеют ли право христиане критиковать священноначалие?

>>

День памяти новомучеников и исповедников Российских: почему у нас нет стойкого иммунитета против возврата в сталинские времена? Как Церковь относится к тем, кто пытал, мучил, расстреливал людей? Каких бы вершин достигла Россия, если бы не было революции 1917 года? Какое общество мы строим сейчас?  В программе «Неделя» принимает участие протоиерей Александр Степанов

>>

Почему теперь в нашей митрополии четыре епархии? Почему евхаристические молитвы нужно читать во всеуслышание? Почему так болезненно воспринимаются нами любые изменения в литургических реформах? Почему в проповеди Церкви Евхаристия не занимает главного места? Можно ли считать К.С.Льюиса православным? Почему так редко совершаются миссионерские литургии?
В программе «Неделя» события прошедшей седмицы обсуждают Александр Крупинин и иерей Димитрий Симонов

>>

«Преодоление смуты – внутри сознания людей. А если будут даны такие оценки, что можно это зло просто забыть, пройти мимо, и вытащить из истории только позитив и на этом попытаться строить будущее – это будет дом на песке, который вряд ли сможет устоять». В программе Александра Крупинина «Неделя» события прошедшей седмицы комментирует главный редактор радио «Град Петров» протоиерей Александр Степанов

>>

Почему мы так неприветливы к людям, приехавшим к нам жить и работать? Реанимация Советского Союза и антихристианского образа мышления: почему до сих пор бытуют сказочки о «добром вожде», зачем реставрировать памятник Дзержинскому?  Принцип канонизации новомучеников: должен ли был человек в условиях «большого террора» брать вину на себя, спасая других? В программе «Неделя» события прошедшей седмицы обсуждают Александр Крупинин и иерей Николай Савченко

>>

Репортаж Ксении Богдановой.
Церковные историки протоиерей Георгий Митрофанов (СПбПДА) и священник Александр Мазырин (ПСТГУ) в «круглом столе», посвященном 70-летию интронизации патриарха Сергия (Страгородского).
Встреча первая

>>

Почему православные при разговоре говорят «на всё воля Божия»? Кем мы должны считать себя: рабами или сынами Бога? Как сохранить мир в семье, если мы с мужем работаем на одной работе? В прямом эфире программы «Пастырский час» на вопросы слушателей ответил протоиерей Александр Рябков

>>

Как появилась традиция исповеди мирян перед каждым причастием и почему она есть только в Русской Православной Церкви? С какого возраста начинать готовить ребенка к евхаристическому посту, к исповеди? Нужно ли крестить детей, родившихся в результате применения биомедицинских технологий? Как акт крещения влияет на посмертную судьбу младенца?
В программе «Неделя» события прошедшей седмицы обсуждают Александр Крупинин и иерей Димитрий Симонов

>>

Протоиерей Александр Степанов, главный редактор радио «Град Петров», в программе «Узники ГУЛАГа» на радио «Эхо Петербурга» 19 сентября 2014

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru