fbpx
6+

НЕДЕЛЯ Иоффе

Программа Александра Крупинина «Неделя» – священники комментируют события прошедшей седмицы

Прямой эфир: 3 марта 2013 г.

Александр Крупинин: Сегодня у нас в гостях председатель Миссионерского отдела Санкт-Петербургской епархии протоиерей Георгий Иоффе, настоятель храма во имя иконы «Утоли моя печали» при Военно-медицинской академии.
Вопрос по поводу лиц, вышедших из сект: сталкиваетесь ли Вы, отец Георгий, как председатель Миссионерского отдела, с этим вопросом.

Протоиерей Георгий Иоффе: Это одна из очень серьезных составляющих нашей работы – консультирование людей по выходе из сект. Сейчас нет таких скандальных сект, как «Белое братство», но сект много и они хотят легитимизироваться – это очень опасно, это уже не маргинальные структуры, зазывалы которых стояли у метро, сейчас они хотят быть солидными, традиционными, хотят занять определенное место в общественно-религиозном пространстве. Секта – это организация, которая противопоставляет себя господствующей в обществе религии. Большинство сект у нас противопоставляют себя именно православию и нарушают главный апостольский принцип – не проповедовать там, где Слово Божие уже проповедано. А у нас оно уже проповедано, несмотря на все гонения и нестроения Церкви.

АК: После всех событий прошедшего столетия приходится заново проводить катехизацию.

ГИ: Катехизация или евангелизация, как говорят на Западе, это дело Церкви и священноначалие это прекрасно понимает. Святейший Патриарх всегда призывал к тому, что нужно говорить больше, яснее, грамотнее, и мы стараемся это делать.

Вопрос слушателя: Если человек становится сектантом, изучает при этом Евангелие, этот шаг в духовном плане выше, чем язычество, содомизм или комсомол?

ГИ: Сектанты – это наши люди, часто крещенные в православии, но не нашедшие в Церкви в начале 90-х годов того учительного компонента, который так необходим. Все силы тогда были брошены на восстановление храмов, на возрождение святынь, а сил, чтобы заниматься людьми, не хватило, да и умения-то не было. Теперь мы пожинаем плоды той разрешенной религиозной конкуренции, а на самом деле духовного мошенничества, хлынувших на нашу страну в 90-х годах (по большей части с Запада) религиозных новообразований. Есть исторические секты (баптисты, например, это не деструктивная секта). А те организации, которые мы называем деструктивными (тоталитарные секты или деструктивные культы), вовлекают человека обманом, их главная их цель – это контроль сознания адептов на всех уровнях пребывания человека в секте. Эти организации мы называем тоталитарными сектами, человек вовлечен в секту тотально, у него нет ни личной жизни, ни свободного времени, без контроля. Но по большей части – это наши люди, и мы ведем работу с бывшими сектантами, многие из них становятся активными православными (те, которые вышли из секты сознательно). Например, один из руководителей тоталитарной секты «Свидетели Иеговы» написал книгу «Кризис совести», это история его жизни и его прозрения, он описал всю неправду и лицемерие, которые творились в высших эшелонах власти, двойных стандартов по отношению к рядовым адептам. Прочитав эту книгу, очень многие выходят из секты, сейчас они, слава Богу, воцерковлены и работают с действующими членами этой секты, в том числе, в интернете. Пребывание в секте, конечно, сказывается на психике людей, и сколько времени человек пробыл в секте, столько времени потребует его реабилитация, потому что эти организации формуют адептов под себя, под свою внутреннюю идеологию, цель которой – отжать человека по полной программе – материально и морально, люди выходят духовными инвалидами. Особенно опасны оккультные секты – неоиндуистские, необуддийские, их очень много. Курсы йоги, например, это подготовка к определенной медитации, духовная практика, связанная с определенным религиозным мировоззрением, совершенно чуждым православию. Или астрология: кто сейчас не знает своего знака зодиака? А это – элемент оккультной среды, это один из видов гадания, конечно, абсолютно ненаучный, и в эти игры можно заиграться очень серьезно. Вся совокупность оккультных проявлений, практик, суеверий, вера в порчу, в сглаз называется оккультной средой. И очень страшно, что это уживается, порой, с православным мировоззрением, внутренне не разделяется самим человеком, а цели и задачи оккультной среды, как любого тоталитарного направления – это власть и деньги. Сетевой маркетинг – это тоже разновидность культа, только культа коммерческого, где абсолютизируется не божество (абстрактное или воплощенное), а продукт, который продают. Выгоду в сетевом маркетинге получают только верхние этажи пирамиды, а технологии похожи на контроль сознания в тоталитарных сект.

Вопрос слушателя: По поводу новых технологий электронного учета данных – есть ли у нас такие богословы, которые могли бы грамотно осветить этот вопрос с богословской точки зрения?

ГИ: У меня перед глазами этот документ, принятый 4 февраля сего года, о позиции Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных, где сказано: никакой внешний знак не нарушает духовного здоровья человека, если не становится следствием сознательной измены Христу и поругания веры. Дальше высказываются опасения по поводу контроля государства. На самом деле, есть тотальный контроль, к которому, похоже, все идет. Кроме универсальных электронных карт, микрочипов и прочего – у каждого есть мобильный телефон, по которому можно отследить все перемещения, и с карточки метрополитена можно считывать информацию о передвижениях с нескольких десятков метров, есть множество технологий и они используются. Мы движемся к обществу тотального контроля, но тождественно ли общество тотального контроля тоталитарному обществу? Ведь цели у контролеров благие – борьба с терроризмом, облегчение платежных процедур, это нормально. Но если это будет сопровождаться (в тоталитарном уже обществе) принуждением к отказу от веры и отречению от Христа, то наступает время исповедничества. Все остальное – это спекуляции на эту тему. Просто мы выросли в тоталитарном государстве, где без всяких электронных технологий нас могли контролировать. Сам по себе идентификатор никакой духовной нагрузки не несет, это было подчеркнуто Архиерейским собором. В некоторых странах Европы есть не только ИНН, но и личный номер у каждого человека, и это не мешает быть христианином, а предоставляет массу удобств.

АК: Не очень приятно, когда ты знаешь, что каждый твой шаг кто-то отслеживает.

ГИ: А будем жить чисто. Пускай следят, может, это будет стимулом, для того, чтобы жить чисто.

Текст: Н.М. Лукьянова
Фото: Глобус епархии

См. также:

Современная миссионерская деятельности Русской Православной Церкви Слушать (44 мин.)

Современная миссионерская деятельности Русской Православной Церкви

О проблемах современной православной миссии с заместителем председателя Миссионерского отдела Санкт-Петербургской епархии священником Георгием Иоффе беседует протоиерей Александр Степанов, главный редактор радио "Град Петров".

Протоиерей Александр Рябков в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Если в обществе до сих пор еще есть добрые чувства по отношению к Бела Куну, значит, оно не готово к покаянию. Пока мы не придем к общему мнению, что России ничего доброго Свердлов, Бела Кун, Вышинский не сделали, мы будем иметь то, что мы имеем. А переименование улиц – это первый реальный шаг к покаянию» >>

Протоиерей Александр Степанов в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Мы все умеем говорить красивые и правильные слова, а нужен новый Франциск Ассизский, человек, который бы что-то свидетельствовал своей жизнью»

>>

Иерей Николай Савченко в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Как раз в это время 80 лет назад, в феврале-марте 1933 года, люди умирали с голоду в огромных количествах: 6 миллионов умерших – это официальные данные. И что сейчас мы об этом слышим? Ничего. В Сталинграде были окружены около 300 тысяч, а жертвы голодомора – это 20 таких группировок! И мы молчим об этом. А слышим что? О переименовании Волгограда в Сталинград… Как же мы можем давать  городу имя того, кто был крупнейшим гонителем Церкви Христовой за всю ее историю?!»

>>

Протоиерей Александр Рябков в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Мы сейчас пожинаем плоды небрежения к человеку, плоды нашего прошлого»

>>

Протоиерей Владимир Сорокин в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Нужно не критиканствовать, а найти в собеседнике собеседника, а не врага. Зачастую интеллигенция противостоит власти, а заодно и Церкви. Должно быть смирение и у тех, и у других»

>>

Протоиерей Александр Дягилев в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Да, Крещение – это православный экстрим!»

>>

Священник Димитрий Симонов в программе Александра Крупинина «Неделя» о семейных ценностях в нашей жизни и в американском кинематографе: «Все ужасно, даже хуже, чем в античности у язычников»

>>

Протоиерей Александр Дягилев в программе Александра Крупинина «Неделя»: «Мы их крестим, но спасаются ли они?»

>>

Протоиерей Владимир Сорокин в программе Александра Крупинина «Неделя»: «У нас все носит чисто теоретический характер»

>>

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru