fbpx
6+

«Звериный стиль»

Программа Екатерины Степановой

«Время Эрмитажа»

Временная выставка «Лангобарды. Народ, изменивший историю»

АУДИО + ТЕКСТ + ФОТО

Эфир 19 мая 2018 г., 14:30

 

С 3 мая до 15 июля 2018 года в Манеже Малого Эрмитажа расположилась временная экспозиция «Лангобарды. Народ, изменивший историю». Мы уже предлагали вашему вниманию небольшой репортаж об открытии этой выставки. Сегодня мы выполняем наше обещание рассказать подробнее о том, чему посвящена экспозиция археологических памятников, привезенных более чем из 60-ти музеев, библиотек и монастырей Италии.

 

Рассказывает куратор выставки, ведущий научный сотрудник Отдела археологии Восточной Европы и Сибири Государственного Эрмитажа Алексей Геннадьевич Фурасьев:

 

 

— Лангобарды – одно из многочисленных германских племен, которые, будучи вовлеченными в процессы эпохи Великого переселения народов, довольно часто и сильно меняли места своего обитания. Впервые племя под таким названием фиксируется письменными источниками еще в III веке где-то на северном побережье Европейского материка. Скажем так, недалеко от Дании. В последующие столетия они постепенно продвигаются все дальше и дальше к югу и где-то в первой половине V века оказываются на северных рубежах Римской империи на берегах Дуная. Здесь они попадают в орбиту культурного, экономического, социального влияния Римской империи и, оказавшись на границах Византийской Римской империи, лангобарды неизбежно втягиваются в процессы культурного взаимодействия, влияния и, как и многие другие варварские народы, под этим влиянием принимают христианство.

 

 

Однако это был тот сложный период, когда христианство разделялось на несколько различных течений, одно из которых потом стало ортодоксальным, а все остальные были признаны еретическими. И вот одно из этих еретических направлений называлось арианство. И впервые лангобарды принимают христианство именно арианского толка. В последующем они несколько раз меняют – во всяком случае, официально, декларативно – свою «конфессию», возвращаются то к своим языческим верованиям, то обращаются в ортодоксальное христианство. Как правило, это было связано с какими-то сиюминутными конъюнктурными политическими моментами, ситуациями, и эти ситуации вынуждают их менять так часто свою веру. Однако в действительности, судя по всему, значительно более глубокая их вера, их религиозные убеждения таились еще в древних обычаях и традициях, как и у большинства германских племен, а принятие христианства носило декларативный характер. Во всяком случае, так было, как можно судить по документам и по находкам, до середины VII века, когда, наконец, это обращение в ортодоксальную кафолическую веру стало окончательным, оно приобрело характер государственной религии и утвердилось здесь уже надолго.

 

 

Этимология слова «лангобарды» известна давно. Как ни странно, она попала еще на страницы древних исторических сочинений. Согласно одному из таких сочинений свое название «лангобарды», что значит «длиннобородые», этот народ получил после одного из эпизодов столкновения их с другим не менее воинственным варварским племенем, когда, будучи в меньшинстве, лангобарды прибегли к хитрости. Они собрали на поле всех своих длинноволосых женщин и заставили их подвязать свои волосы под подбородком так, чтобы это выглядело как бороды. Противники, увидев, что количество лангобардов оказалось значительно выше, чем они ожидали, предпочли не вступать в бой, и с тех пор лангобардов стали так называть.

 

В основном все материалы происходят из археологических раскопок на территории Италии. Но на выставке есть несколько экспонатов, которые не совсем археологические, но, к сожалению, это вещи, которые нам представлены только в копиях. Это копии манускриптов X-XI веков. Это первые исторические сочинения в Европе, посвященные истории лангобардов и написанные, как ни странно, франкскими историками.

 

 

Можно сказать, что у них есть свой собственный стиль. Во всяком случае, стиль именно художественный. С точки зрения техники исполнения в нем нет ничего нового, может быть, по сравнению с другими народами и с предшествующим временем. А с точки зрения художественной – да, стиль свой. Так называемый «звериный стиль», германский звериный стиль  как раз формируется на территории среднего Дуная незадолго до того, как лангобарды покидают эту территорию и переселяются на территорию Италии. И поэтому очень многие элементы из этого художественного звериного стиля оказываются общими для многих германских народов, но некоторые из этих элементы развиваются уже после переселения на территорию Италии, и они оказываются такими специфическими именно для лангобардов. Например, небольшие фибулы в виде буквы S, каждый из концов этой буквы оформлен в виде маленькой звериной или птичьей головки. Очень такая характерная лангобардская вещь. И очень сложные орнаменты звериного стиля в виде плетенок сложнейшего переплетения, которые практически невозможно распутать зрительно и понять, что же там изображено, тоже присущи именно лангобардам на территории Италии.

 

 

Такое пафосное название выставки может быть, скорее отражает значимость этого исторического периода для самой Италии прежде всего, поскольку именно на долю лангобардов выпало сформировать, образовать, создать вот эту средневековую итальянскую цивилизацию такой, какой мы привыкли видеть и знать ее уже по материалам последующих столетий XI-XII веков. Так или иначе, все это происходит, формируется и прорастает потом из периода лангобардского владычества. Но, конечно, практически каждый народ, который, так или иначе, оставил свой след в истории, он ее вместе с этим следом немножко и изменил.

 

 

— Можно ли считать, что именно в этот период были заложены различия между севером и югом Италии, которые очень сильно отличаются друг от друга?

 

— Да, можно сказать, что так оно и было, но виной тому не только лангобарды, а еще многие другие народы, которые так или иначе оказались заброшены на территорию южной Италии – норманны в X-XI веках, например, арабы, которые тоже периодически сюда вторгались, но потом тоже отступали. Южная Италия в большей степени была подвержена этим процессам миграционным на протяжении почти всей второй половины первого тысячелетия. Северная Италия немножко меньше, и там эти процессы носили чуть другой характер. Тем не менее, можно сказать, что культурная основа вот этого деления севера и юга Италии, она в этот период наиболее отчетливо начала проявляться. При лангобардах она была поделена на несколько зон влияния, некоторые из которых еще оставались под властью Византийской империи, некоторые вышли из-под власти, некоторые контролировались лангобардами. Некоторые земли они потом потеряли, и эти земли отошли норманнскому королевству в Сицилии, потом частично к арабам. Вот юг Италии периодически гулял из рук в руки, переходил. С севером было попроще.

 


 

— Лангобарды и Ломбардия – есть какая-то связь между этими названиями?

 

— Да, конечно, Ломбардия – это такое немножко искаженное название племени лангобардов. Оно возникло, очевидно, как раз буквально в последние десятилетия существования независимого Лангобардского королевства на севере, когда туда вторглись франки с севера и, собственно, франки включили эти территории в состав свей империи. Именно с этих пор Лангобардия стала называться Ломбардией, Ломбардией как частью империи Каролингов, т.е. где-то с VIII-IX века.

 

— На одном экспонате – разные животные с крыльями,  такое впечатление, что какое-то заимствование с Востока.

 

— Скорее, заимствование не с Востока, это все следы очень сильного византийского культурного влияния. А вот сама Византия, это, несомненно, уже многокомпонентная сложнейшая культура, которая в себя впитала и восточные элементы, и североафриканские, и североевропейские – все, все, что окружало Византию, так или иначе отразилось в ее культуре, а потом уже при посредничестве Византии оно в данном случае проникло и к лангобардам тоже.

 

— Отличались ли лангобарды чем-нибудь принципиально от других европейских варварских народов? В Эрмитаже есть прекрасная постоянная экспозиция археологических памятников эпохи Великого переселения народов (в Кутузовском коридор).  Можем ли мы сравнить – посмотреть здесь, пойти и увидеть очевидную разницу между, например, Меровингами?

 

— Я бы не сказал, что есть какая-то слишком сильная и очевидная разница. Очень много общего просто в силу общности исторических условий, ситуаций и в силу очень тесного взаимодействия между всеми племенами и народами, которые окружали и Рим, и Византию со всех сторон. Поэтому, если есть какие-то отличия, то они носят скорее национальный характер, некоторые специфические элементы костюма, женского убора, скажем, немножко даже вооружения. Что касается каких-то ментальных моментов, то, например, есть такой интересный сюжет. Во время войны Византии с итальянскими готами, которые предшествовали лангобардам на территории Италии, лангобардские отряды в качестве наемников и союзников участвовали в этой войне на стороне Византии. Но очень быстро были сняты с фронта военных действий, по словам византийских полководцев – из-за чрезмерной жестокости по отношению к местному населению.

 

— Лангобарды, кажется, один из немногих народов, который очень ограждал свою этническую общность, не вступали в тесные связи с местным населением, попав в Италию. Так ли это?

 

— Да, именно с римлянами они практически не вступали в какой-то процесс ассимиляции, взаимодействия. Все было достаточно жестко ограничено, в отличие от тех же готов, которые в целом, если и не смешивались с римлянами, то им удалось наладить и сохранить достаточно спокойные и мирные отношения и даже вполне продуктивные. Продуктивные взаимоотношения с точки зрения развития всей культуры и государственности. Лангобардам этого сделать не удалось, но они, судя по всему, и не пытались, поскольку они предпочитали, даже оказавшись в условиях городской жизни, сохранять свои обычаи вплоть до того, что на территории римских вилл, на территории римских дворов, атриумов они ставили свои деревянные жилища, пробивая деревянными кольями великолепные мозаичные полы, раскладывали на них свои очаги и жили в таких условиях. Им это, видимо, больше нравилось, нежели каменные дома, виллы и дворцы.

 

 

В одной из витрин лежит меч, который является эмблемой нашей выставки. Очень интересная вещь из богатого княжеского погребения. Интересна тем, что на ней сочетаются совершенно разновременные вещи: богатая, отделанная золотом рукоять, филигранная, VII века работы и небольшая накладочка, инкрустированная гранатами, накладочка на ножнах, которая как минимум на 150 лет была сделана раньше. И вот мы думали и предполагали, что это могло быть. Возможно, что этот меч, во всяком случае, ножны, это некий элемент, который передавался этими лангобардскими королями или князьями из поколения в поколение, и в какой-то момент, может быть, для этого меча сделали новую рукоятку, в соответствующем по времени стиле, но вот этот элемент, сохранивший на ножнах, он указывает еще на середину V века. Т.е. это такой символ преемственности королевской власти и передачи ее.

 

 

Еще интересны такие вот крупные двупластинчатые фибулы, которые были очень характерной частью женского парадного убора лангобардов. И не только лангобардов. Может быть, вы помните, что фибулы такого типа мы называем еще пальчатые, поскольку на верхней пластине большое количество выступов, немного напоминающих пальчики. Подобные фибулы характерны почти для всех восточногерманских и западногерманских племен. Но практически у каждого народа есть какие-то особенности в оформлении, во внешнем виде вот этих фибул. Так вот для лангобардов очень характерно, прежде всего, огромное количество этих самых пальчиков. Если у других народов максимум, что мы можем видеть, это пять-семь таких пальчиков, здесь бывает до тринадцати и пятнадцати. Некоторые из этих пальчиков оформлены, что интересно, в виде не звериных головок, как это часто бывает у восточногерманских племен других, а в виде человеческих голов. Есть экземпляры, которые хранятся в Римском музее, где эти головы подчеркнуто оформлены, выделены как черепа человеческие, что создает такой интересный антураж, вся эта картина напоминает частокол, утыканный, унизанный человеческими головами. И в этом есть какой-то смысл, поскольку, как я уже говорил, лангобарды, видимо, действительно отличались своей жестокостью, если даже в это суровое время их жестокость была отмечена совершенно особо и отмечена как неприемлемая, недопустимая. Это о чем-то говорит. Тем не менее, на женском украшении такие элементы.

 

 

И вот такие вот фибулы в виде буковки S, очень красивые, инкрустированные. Они интересны еще и тем, что мы здесь видим такое сочетание двух совершенно различных техник и стилей. Перегородчатая инкрустация – это явно техника, восходящая еще к позднеантичным традициям ремесленным, и качество ее исполнения говорит о том, что здесь все достижения этой позднеантичной техники соблюдены. А на внутренних полях между завитками этой буковки резной орнамент в зверином стиле германском. Т.е. такая позднеантичная техника ювелирная и звериный германский стиль здесь оказались объединены. И это тоже одна из ярких примет именно лангобардской культуры этого периода.

 

— Коллеги журналисты уже отмечали, что очень много христианских символов в украшениях. Что, такое благочестие было в народе?

 

В какой-то момент действительно, когда христианство было объявлено лангобардскими королями государственной религией, несомненно, оно очень сильно укрепило свои позиции в среде лангобардского общества. До этого языческая религия не находилась под каким-то запретом. Она, несомненно, сохранялась где-то в массах, в недрах простого народа. Очевидно для многих этот, можно сказать, налет христианской культуры, скорее, христианской религии, он носил скорее характер элемента социальной коммуникации, социального статуса. Т.е. структура общества подразумевала, что для людей определенного сословия или для людей, которые хотели бы внедриться в эту структуру в несколько большей степени, чем просто рядовые граждане, по крайней мере декларативное исповедание христианства было необходимым, обязательным. Но такое интересное сочетание крестов с элементами языческого обряда — образы там Одина может быть или не Одина, но совершенно точно и очень часто элементы звериного стиля на крестах – это, конечно, такое яркое свидетельство. Больше мы нигде таких вещей не найдем, как раз только у лангобардов. И такие кресты одна из ярких особенностей специфических именно лангобардского племени.

 

 

Одна из витрин целиком посвящена раскопкам в Риме. Там есть один интересный памятник под названием «Крипта Бальби». Там было обнаружено довольно большое количество материалов VII-VIII века, как раз того периода, когда эта территория – центральная часть Италии – не была захвачена, она оставалась под византийской властью, это была территория Византийской империи. Рим так и не был захвачен никогда лангобардами. И вещи из этой витрины скорее демонстрируют культуру Византии как не только ближайшего соседа, но и главного оппонента, но, вместе с тем, и главного образца для подражания с точки зрения культуры какой-то образности, культуры художественной, культуры письменной и культуры государственной. Несомненно, лангобарды осознавали все преимущество римско-византийской культуры и, очевидно, стремились к тому, чтобы многие из этих преимуществ и достижений были доступны и им тоже, начиная от каких-то элементов роскоши и ценностей и заканчивая образованностью, письменностью, книжной культурой. Во всяком случае, такое активное распространение христианства, именно когда оно уже утвердилось окончательно, оно было, конечно, уже связано с влиянием Рима, Папской области, с влиянием Папы Римского, который, собственно, и стал главным лидером практически для всего Западного будущего католического мира.

 


 

Для того чтобы зрители могли хотя бы немного проникнуться атмосферой Италии, моря,  гор, этих средневековых замков, по периметру выставки представлено несколько видовых фотографий. Подбор здесь отчасти случайный, отчасти это иллюстрации из нашего каталога. Это носит скорее не дидактический характер, а художественный, образный.

 

— Но на выставке представлено и много схем, планов передвижения лангобардов. Это очень интересно.

 

Да, наверно. Но я бы мог еще порекомендовать все-таки тем, кому это интересно, тем, кто немного больше интересуется этим периодом, чем просто зайти и погулять по выставке, приобрести, посмотреть каталог. Он очень интересный. Это не просто каталог, это труд, созданный итальянскими коллегами. Он раскрывает практически все стороны жизни лангобардского общества, начиная от рациона питания, каких-то простых бытовых вещей, ремесел, климата, культуры и заканчивая рассмотрением королевских регалий, политической истории, письменной культуры. В общем, обо всем понемножку можно найти информацию в этом каталоге».

 


 

Каталог выставки действительно очень интересный. Он переведен на русский язык и содержит не только изображения памятников, но и прекрасные сопроводительные схемы – кто и чем владел, куда пошел, как переселялись народы, — ну и статьи, конечно же, научные статьи, которые при этом написаны вполне доступным языком. Читать очень интересно.

 

Нам удалось немного пообщаться и с итальянскими представителями организаторов. Надо сказать, что для Италии этот проект очень важен, они, буквально, горят этой идеей – нахождения объединяющего начала в своем прошлом, тех исторических сюжетов, которые бы легли в основу объединения севера и юга Италии. И история лангобардов в этом смысле стала для них основополагающей. Несмотря на то, что именно нашествие и владычество лангобардов раздробило Италию, но, в то же время, лангобарды действительно в то или иное время создали несколько герцогств на территории как северной, так и южной Италии – владения лангобардов на юге Италии даже называют Малой Лангобардией – и вот эта общность истории побуждает итальянцев на всем Аппенинском полуострове чувствовать себя наследниками лангобардов. Во всяком случае, так утверждает итальянская сторона. К тому же, по мнению итальянской стороны, даже в наше время при очень серьезной изученности истории средних веков существует некий пробел между Италией эпохи позднеантичной и Италией эпохи Возрождения, но, как восклицают авторы каталога и выставки, именно в эпоху лангобардского правления появились те ростки, из которых через несколько веков так пышно расцвел итальянский ренессанс.

 

Конечно, все это невероятно интересно. Но еще и потому, что у нас есть удивительная возможность и самим немного прикоснуться к истории, к общей истории Европы, и самим немного почувствовать себя исследователями, всматриваясь и сопоставляя памятники, благодаря постоянным и временным экспозициям в Эрмитаже.

 

Остается только добавить, что выставка продлится до 15 июля 2018 года в Манеже Малого Эрмитажа.

 

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

 


 

См. также:

«Ночь музеев» в Эрмитаже

Очередной выпуск программы «Время Эрмитажа» посвящен временной выставке в Манеже Малого Эрмитажа «Лангобарды. Народ, изменивший историю». 19 мая 2018 г. АНОНС

«Где силой, где верой»

Репортаж Екатерины Степановой об открытии выставки в Эрмитаже «Лангобарды. Народ, изменивший историю». 3 мая 2018 г. АУДИО + ТЕКСТ + ФОТО

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru