6+

«Вознесение – день, когда человек созерцает свое собственное призвание»

Протопресвитер Александр Шмеман

Проповеди на Вознесение Господне

АУДИО

1

Слово «вознесение». «Еще одна поповская сказка. Куда вознесение? Нет никакого неба, есть только пространство…»  

Вознесение – день, когда человек созерцает свое собственное призвание: наверх. Не вниз, а – наверх.

Нет, не об этой жизни, о которой так страшно скучно говорил товарищ Брежнев, не об этой жизни светило веками создаваемое человеком искусство – не об этой жизни звучит музыка, поёт поэзия…

Мы не знаем, что видели, что ощутили ученики Христа на горе Елеонской. Но самой глубиной души мы знаем, что человек создан для вознесения, для постоянного поднятия кверху, для обращенности к высшему.

И Вознесение Христово с этой точки зрения – праздник подлинной человечности.

Всё наполнить Небом, всё обратить к вечности…

А посмотрите на этих людей – страх и мучение страха, всё маленькое и серое, всё – только о земле. Нет над ними Неба, нет в их душе Вознесения…

 

 

2

«И где же Христос теперь, после Своего Вознесения?» Что измеряется чем: вера разумом или разум верой? Нет, Христос не ушел из мира и не ушел от нас. Но в мире и в нас Он явил Собою возможность, свет, радость, силу и действенность Вознесения, восхождения в то небесное измерение, для которого человек сотворен, и в отрыве от которого человек не может не ощущать себя жалким, бессмысленным и злым существом. И вот, во Христе и дан нам образ этого восхождения как победа любви, истины, добра и красоты. И всякий, кто возлюбил Христа, знает, что нет разлуки. Христос открыл и подарил нам Небо на земле.

 

 

3

Чудо человека всегда было в том, что придавленный к земле, он всегда был способен поднять глаза к небу. Что раб материи находил в себе и над собой дух. Стремился к чему-то прекрасному, доброму, истинному. Вознесение – потребность человека. Свобода, любовь, вечность. Не сказка и не легенда, а – духовная реальность. Об этом была радость учеников. О чем человек молится, о том он и радуется. Нам никто не объяснит это, когда мы приходим в храм, но мы вовлечены в это: мы можем возноситься от низшего к высшему. Чему мы отдадим душу? Скуке муравейника или радостному подъему туда, где раскрывается замысел о нашей жизни? В нас входит вдохновение, которое одно способно победить и побеждать зло в мире.

 

 

4

«Вперед идти можно, а вверх нельзя. Потому что никакого верха нет».

Человеку было приказано удовлетвориться горизонталью. «Нужно верить в светлое будущее». Мы так привыкли к этой мысли, что уже неспособны почувствовать, что более страшного кошмара, большей бессмыслицы еще не было выдумано на земле. И что «горизонтальное» понимание человека на деле приводит к настоящему отрицанию человека.

Пойми, что ты по самой природе твоей создан для этого восхождения. Что первый и последний двигатель твоей жизни – это то Небо, которое ты прежде всего находишь в себе самом.

 

 

5

Иоанн Златоуст сказал: что мне до неба, когда я сам стал небом?

Сейчас перед каждым из нас стоит выбор: в мире идет повальное отрицание Неба, всё объясняется снизу, нас хотят поверить и поклониться и признать, что другого понимания быть не может. И на это мы отвечаем словами молитвы Вознесения.

 

 

6

Праздник Вознесения – это праздник Неба, открытого человеку, Неба как нашей подлинной родины.

 

 

7

Христианство исповедует предельный антропологический максимализм.

 

 

8

На пути к Пятидесятнице.

Слово «утешение».

Как поразительно, что Дух Святой назван Утешителем.

«Религия – для слабых, для рабов. Не для сильных. Поэтому религия – орудия эксплуатации. Сильному религия не нужна, ему не нужно утешение, ибо утешение – всегда обман, иллюзия, бегство от реальности. А борец не бежит, он прямо смотрит в лицо реальности, какой бы она ни была».

Мир без утешения бесчеловечен и античеловечен. Человек, не нуждающийся в утешении – уже потерял что-то глубинно-человеческое в себе.

Сила человека – в его способности нуждаться в утешении и утешать. Ибо утешение – это и есть настоящая сила. Вот – спуститься в самую тьму, вот – оказаться в самой сердцевине страдания, начать ужасаться и тосковать, и не рухнуть, не извериться, в свете и любви, и в радости. И поэтому имя Бога, имя Духа Святого – Утешитель. «Царю Небесный, Утешителю, прииди и вселися в ны» — не об иллюзии просим мы, произнося слова этой молитвы, не об обмане и не о бегстве. А о том, чтобы не сдаться тьме.

Не любящий – не может утешить. Утешают всегда не слова и не доводы, а утешает любовь.

 

 

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru