fbpx
6+

«Вот свиток Пятикнижия»

Программа Екатерины Степановой

«Время Эрмитажа»

Выставка «Кисть и калам»

Эфир 2 и 9 февраля 2019 г., 14.30

АУДИО + ТЕКСТ + ФОТО

Одна из временных выставок, которая проходит сейчас в Эрмитаже, представляется особенно важной и интересной для нас, потому что рассказывает об истории книг и рукописей. Восточных рукописей. А большая часть восточных рукописей касается христианского наследия Ближнего и Среднего Востока. Но не только этим она интересна. Бумажная, печатная книга пришла к нам из более далеких восточных стран, и рукописная культура Центральной Азии и Дальнего Востока также представлена на экспозиции.

 

«Кисть и калам» – так называется эта выставка. Об экспозиции, об истории книжной культуры, о культурном контексте эпохи и тех стран, откуда происходят рукописные шедевры, рассказывает куратор выставки, ведущий научный сотрудник Сектора Византии и Ближнего Востока Отдела Востока Государственного Эрмитажа, кандидат филологических наук Антон Дмитриевич Притула:

 

— Выставка приурочена к 200-летию Азиатского музея, который сейчас называется Институт Восточных рукописей, но коллекция по-прежнему та же самая, хотя она и пополнялась в последующие десятилетия. Институт был образован в 20-е годы, и коллекция непрерывно расширялась и пополнялась. Но идея этой выставки состоит в том, чтобы не только показать историю этой коллекции, а, главным образом, показать все разнообразие книги на Востоке, их производство, бытование, красоту, своеобразие и разнообразие форм. Именно поэтому мы решили показывать не только рукописи, но и различные предметы материальной культуры и прикладного искусства, связанные с распространением и производством книги.

 

В частности из эрмитажной коллекции мы взяли различные калямданы, т.е. пеналы. «Калям» – это заточенное перо, которым писали все рукописи и документы на Ближнем и Среднем Востоке. Также мы показали различные чернильницы, чтобы показать производство и бытование книжности как можно более разнообразно.

 

Нужно также отметить, что выставка разделена на три больших раздела, каждый из которых представляет собой большой и целостный историко-географический регион, каковых у нас три. Первый это Ближний и Средний Восток, второй это Центральная Азия и Индия и третий это Дальний Восток. В каждом из этих регионов имелась некая историческая и культурная общность, что также выразилось и в единстве материала, способе производства книги и ее формы. В частности, на Ближнем Востоке, как я уже говорил, книги переписывались с помощью каляма, т.е. заточенного тростника.

 

В названии выставки звучит слово «калам». Если быть предельно точным, то в восточных языках [эл] палатализуется, т.е. смягчается, но по транскрипции обычно это пишется не через «я», а через «а». В арабском языке и персидском языке это «эль» смягчается, но когда это пишется русской транскрипцией, то обычно это пишется как «калам». Хотя все профессионалы – арабисты, иранисты и т.д. – знают, что это «эль» надо произносить мягко. Это особенности исторической транскрипции. Но по идее это нужно произносить как «калям», как оно и произносится в оригинальных языках. Я понимаю, что это звучит странно, конечно, но, тем не менее, так оно сложилось.

 

Форма кодекса, которую имеет современная книга, она также происходит из этого региона. Первый и самый обширный по коллекциям регион это Ближний и Средний Восток. Это кодексы, главным образом, переписанные калямом. Под кодексом мы понимаем все современные общераспространенные книги, за исключением, конечно, виртуальных электронных книг. Это такая форма книги, которая представляет собой одну или более сброшюрованных тетрадей, переплетенных в твердый или мягкий переплет. Такая форма появилась в первые века нашей эры в Восточном Средиземноморье и распространилась на Ближнем и Среднем Востоке сначала на папирусе, потом на пергамене, потом не бумаге. Это тоже отдельный сложный исторический процесс развития книжности. Нужно также отметить, что во все этом регионе господствовали ближневосточные, т.е. авраамические религии, т.е. основной религиозной и культурной составляющей были книжность иудейская, христианская и мусульманская. Мы имеем здесь религиозно-культурную, технологическую и стилистическую общность. Относительную, конечно.

 

Свитки – это форма книги, непосредственно предшествовавшая кодексу и бытовавшая на всем Ближнем и Среднем Востоке до его появления. Свитки переписывались в большом количестве столбцов, чтобы, когда свиток перематывался, был хорошо виден один отдельный столбец, который в данный момент читался. Нужно сказать, что хотя с появлением кодекса сфера применения свитков существенно сократилась, но они не исчезли. Просто они стали использоваться в определенных сферах, а именно,  в сакральной, в магической. В частности, в иудаизме, в еврейской книжности для чтения Священного Писания в синагогах за богослужением всегда использовались свитки из пергамена, и такая форма книги используется там до сих пор. В других книжных традициях этого же региона свитки использовались часто для написания амулетов, талисманов, т.е. имели магическое значение. Это связано, скорее всего, с тем, что понимались как некая архаичная, традиционная форма книги.

 

Мы как раз стоим перед одним из экспонатов – это свиток Пятикнижия. Тора, Пятикнижие – это текст Священного Писания, который читался в синагогах на богослужении при собрании верующих. Причем этот свиток был переписан в Дамаске, но подарен для иудейской общины в Самарканде. И мы видим, что футляр украшен – сам по себе футляр деревянный – украшен снаружи, оббит тканью среднеазиатского производства. Таких бархатных тканей можно найти во множестве в любых среднеазиатских коллекциях, в частности в Эрмитаже. Нам хорошо знакомы халаты из такой же ткани с такими же орнаментами. И эта витрина как раз демонстрирует разнообразие еврейской книжности. Вот рядом более европейского вида футляры для свитка Торы. Они имеют форму книги – такие прямоугольные коробочки. А восточный тип футляра это такие цилиндрические футляры. Однако и там, и там содержался свиток.

 

 

Именно книги Священного Писания чаще всего интенсивно использовались, и мы видим потрепанные части на футляре. Скорее всего, это та область, за которую обычно берутся руками. Не будь этого защитного футляра, эта рукопись несомненно была бы гораздо более потрепанной.

 

А для частных собраний, скажем, для домашнего, семейного чтения использовались уже формы кодексов. Некоторые из них сделаны из пергамена, некоторые уже из бумаги. В домашних рукописях не было никакой регламентации. Люди могли заказывать и переписывать все, что они хотели. Причем отличительной чертой еврейской книжности является то, что в ней не существовало специальных скрипториев, т.е. мастерских по переписке. Они переписывались либо при синагогах, либо в домах. Часто это было домашним семейным занятием. В частности вот эту рукопись переписывали два брата. Здесь хорошо видно, что в ней участвовали два человека, потому что здесь даже отчетливо видны два разных цвета чернил. Это так называемая Масоретская Библия, т.е. это Библия, которая уже огласована. Как мы знаем, арамейское письмо, которое использовалось в еврейской книжности с первых веков нашей эры, потому что то, что мы считаем еврейским письмом это письмо арамейское. Еврейское письмо более раннее имеет совершенно другую форму. И сохранились некоторые древние рукописи, т.н. палеоеврейское письмо, так вот, оно выглядит совершенно по-другому. Мы видим одну из разновидностей арамейского письма. Ее особенность такова, что гласные чаще всего не выписывались. И поэтому изначально Библия и вообще любые Священные тексты отчасти фиксировались графически, но отчасти предполагалось, что есть четко фиксированная устная традиция их произношения. Потому что текст не фиксирует в своей полноте орфоэпическую норму Священного Писания. И поэтому чем дальше язык видоизменялся, чем больше веков проходило, тем больше становилось неясностей и разночтений в произношении. Поэтому в первые века нашей эры появляется система огласовок. Особенно это распространяется в первое тысячелетие нашей эры. Нужно сказать, что это не только в еврейском языке, но и в различных арамейских формах книжности – в сирийской книжности, и также уже в арабской, когда появился ислам и появилась арабская письменность. Эта система огласовок постепенно все больше и больше развивается и приобретает все более детальный характер.

 

И вот здесь мы видим, что текст переписывал один человек, в данном случае это один из двух братьев, а второй написанный первым текст проверял, выверял, редактировал – видите, тут некоторые слова исправлены, перечеркнуты – и дополнял огласовками, т.е. значками. Они здесь имеют заметно более темный оттенок. Т.е. это другая рука, другие чернила. Он наносил огласовки, и т.о. текст одновременно выверялся и приобретал свою точность и полноту. Вся система огласовок во всех ближневосточных письменах, которые восходят к арамейскому, они являются над- и подстрочными знаками.

 

 

И можно обратить внимание, что представленные здесь рукописи имеют и один, и несколько столбцов. Книга в один столбец имеет более привычный нам вид книги, а несколько столбцов – это более архаичная форма книги, восходящая к свитку. Существует даже статистика использования столбцов в датированных рукописях. В разных книжных традициях эта статистика разная. Но в целом имелась тенденция к уменьшению количества столбцов.

 

Еще, конечно, очень существенно, каков формат страницы рукописи. Переписывать большую рукопись в один столбец не очень удобно для чтения. Рукопись большого формата удобнее читать, когда в ней два столбца. Если страница очень широка, то и один столбец получается очень широкий, и неудобно водить глазами по строчкам, они получаются очень длинными. Скажем, для Священного Писания, для крупноформатных книг, скорее это были два-три столбца.

 

В следующей витрине мы видим сохранившийся двуязычный фрагмент, довольно ранний, это пергамен. Это греческий текст и с сирийским переводом – список отцов Первого Вселенского Собора. Сами каноны Вселенских Соборов святых отцов они, как известно, в оригинале на греческом, но поскольку в сироязычных христианских общинах далеко не все знали греческий, а основным языком всей ближневосточной христианской традиции был сирийский, практически все греческие тексты переводились на сирийский язык.

 

Сирийская книжность восходит к первым векам нашей эры. Первые датированные рукописи начала V века, однако известно, что эта литература появилась уже в IV веке. Она очень сильно расширилась и расцвела именно в этот период. Постепенно сирийский язык – это один из диалектов арамейского языка, точнее говоря, восточноарамейский диалект – он становится основной церковной и книжной традицией для всех христиан Ближнего Востока. К востоку от Византийской империи узнали христианство именно посредством сирийской традиции.

 

— Это Антиохийская Церковь?

 

— Не совсем. Дело в том, что так называемая Церковь Востока, это Патриархат Церкви Востока, т.е. это несторианская Церковь, находился на территории Сасанидской империи. Это Селевкия-Ктесифон, нынешняя юго-западная часть Ирана. Вообще канонические взаимоотношения в восточных церквях – это особая проблема в истории Церкви и это особо сложный вопрос. В итоге можно сказать, что т.н. Церковь Востока, или несторианская Церковь, она в основном находилась за пределами Византии и в соборах вообще активного участия не принимала. Потому что соборы происходили на территории Византийской империи и инициировались Византийскими императорами, а большая часть Церкви Востока находилась в Сасанидском Иране и еще более восточных регионах. Поэтому они оказались отрезаны от условно называемой Вселенской Церкви, и поэтому там развивались свои традиции, своя терминология, преобладал свой язык. И ровно поэтому она считается – обе традиции сирийские: восточносирийская и западносирийская – каждая из них развивалась своим путем, в отличие от греческой традиции. В Центральной Азии и Монголии христианство распространялось благодаря миссионерству так называемой несторианской Церкви, Церкви Востока, или восточносирийской Церкви, потому что эта Церковь никакой несторианской себя никогда не называла. Это некий штамп, некое клеймо, которым их наградила так называемая Вселенская Церковь, или Халкидонитская, та, которая приняла Эфесский и Халкидонский соборы. Равно также как Православная или Ортодоксальная Церковь – любая из существующих исторических Церквей называет себя Православной, Ортодоксальной, в зависимости от того, на каком языке она говорит.

 

 

По счастью в этих залах есть две параллельные галереи, т.е. у нас появилась возможность выставить две традиции Ближнего и Среднего Востока по религиозному принципу в двух параллельных галереях. В первом зале у нас представлена еврейская, иудейская религиозная книжность, которая является началом ближневосточных книжных традиций, справа от него в узкой галерее мы показываем все христианские конфессии и книжные традиции, которые связаны опять же с ближневосточной еврейской, иудейской книжностями, а в параллельной галерее, более широкой, внешней, мы показываем развитие мусульманской традиции. Т.о. от еврейской иудейской традиции параллельно отходят две более новые традиции – мусульманская и христианская.

 

Одну из них мы уже видели – сирийскую. Потому что она наиболее близка, потому что это арамейский язык и арамейское же письмо. Только это другое арамейское письмо. Потому что еврейский язык использует так называемое квадратное арамейское письмо. А сирийский – восточноарамейские диалекты – использует так называемое круглое письмо эстрангело. И дальше в различных сирийских общинах развиваются различные типа письма. Эстрангело является общим для них, оно фундаментальное письмо общее, а дальше оно развивается в курсивные почерки у каждой из двух конфессий. Это восточносирийское, т.е. несторианское письмо, оно же здесь представлено. И западносирийское, но, к сожалению, тут очень мелкий почерк. Это то, что называется монофизитское или яковитское, хотя сами они себя никакими монофизитами не называют. Но вот в лупу можно рассмотреть. В витрине к памятнику приставлена лупа. Оно тоже курсивное, но буквы имеют другие очертания.

 

Мы видим Евангелие от Иоанна и Евангелиарий. Собственно Евангелиарий это Евангельский лекционарий. Евангелиарии бывают различных типов. Один из них это есть полный Евангельский текст, т.е. полное Евангелие, в котором обозначены зачала, как правило, на полях. Т.е. отрывки, пассажи из Евангелия, для чтения на каждой службе по календарю церковному. Эти типы лекционария существуют во всех Церквях, а самих типов гораздо больше. Так вот, два типа, о которых я говорю, это скорее два типа организации лекционария. Второй тип организации лекционария, это когда в нем представлено не все Четвероевангелие, а вот эти зачала или чтения расположены по порядку календарного года литургического, это не по Евангелию как таковому, а по порядку года. И вот тут мы видим как раз книгу – она, видимо, была слегка обгоревшей, страницы обгорели – она как раз представляет собой не полное последовательное Евангелие, а она представляет собой набор зачал для каждого календарного дня года и праздников. Это второй тип.

 

Идем в первую галерею. Коптская книжность. До исламского завоевания она являлась господствующей традицией в Византийском Египте. Коптский язык является потомком древнеегипетского, а их письменность является продолжением поздней стадии развития древнеегипетской письменности. Когда же произошло арабское завоевание в VII веке, то христиане египетские стали постепенно превращаться в меньшинство. Собственно говоря копты происходит от того же самого греческого «Египет». И постепенно этим словом стали обозначаться уже в период господства мусульманских династий египтяне-христиане в отличие от египтян-мусульман.

 

В следующих витринах у нас представлены армянские рукописи и предметы. В частности, вот эта накладка на переплет. Для армянской и грузинской традиций характерно украшение переплетов различными металлическими накладками, а также драгоценными камнями. Это именно особенность оформления этих рукописей. Мы видим, что армянские рукописи имеют очень специфический декор, большое количество золота и особенно красивые орнаментальные украшения растительного характера, а также с изображениями животных и разных сказочных архитектурных ансамблей. Именно в этой области декор армянских рукописей очень своеобразен, его ни с чем нельзя спутать. Также мы здесь видим свиток. Свитки, как правило, использовались в армянской традиции в качестве амулетов, талисманов. На них писались различные молитвы, заклинания, обращавшиеся к различным святым, Богоматери и т.д. Вообще провести грань между молитвами, заклинаниями и официальной или неофициальной молитвенно-религиозной практикой очень сложно, потому что чаще всего те же амулеты и талисманы и в армянской, и в сирийской традиции переписывали и священники, и диаконы, т.е. люди, облеченные духовным саном.

Рядом мы видим уже грузинскую книжность, а также, что переплеты иногда имеют сплошную металлическую обкладку. Вот это, между прочим, знаменитый переплет царицы Тамары Грузинской, который она пожертвовала в грузинский Иверский монастырь на горе Афон. Благодаря этому он и сохранился. Это уникальный переплет XII — начала XIII века. Оклады икон и накладки на переплет часто бывают очень похожими, и мы можем видеть некое единство декора. Для декора грузинского переплета характерно еще большее использование металлических накладок и драгоценных камней. Часто их прикрепляли люди, жертвовавшие какие-то драгоценности в монастыри, свои какие-то богатства и свои реликвии. Вообще среди восточных книг украшение переплетов большим количеством металла и т.д. менее характерное явление, чем для западных. Вот если мы сейчас пройдем в параллельную галерею исламскую, то увидим, что такой вид декора не практиковался.

 

Еще мы видим здесь эфиопскую книжность, которая наиболее своеобразна среди христианских традиций. Во-первых, потому что она находится в Африке, во-вторых, она всегда отличалась своеобразием, поскольку находится на крайней периферии христианского мира. Вот тоже тут есть магический свиток с амулетами, талисманами и прочим. Между прочим, эфиопский язык тоже относится к семитской языковой семье, и его письмо также восходит к консонантному семитскому письму. Однако сейчас оно имеет скорее характер слогового алфавита. Декор, как рукописей, так и икон эфиопских, отличается наивной манерой, и его тоже ни с чем нельзя спутать. Равно как и способ хранения рукописей – в кожаных футлярах, которые подвешивались на шесты, либо на гвоздики для защиты от вредных грызунов, насекомых и прочих опасных факторов. И надо сказать, что если в большинстве книжных традиций бумага заменила пергамен практически полностью к XIII — XIV векам, то в Эфиопии рукописи по-прежнему продолжали изготавливаться из пергамена до самого последнего времени. И что еще более интересно, рукописи до сих пор производятся в Эфиопии в большом количестве. Скажем, в большинстве церквей и монастырей основная форма бытования церковной книги это рукопись. И эта традиция и школа переписки и декора рукописей она жива и функционирует в полном объеме. В Эфиопии не существует закона о сохранении культурного наследия, поэтому западные коллекционеры пополняют свои собрания тысячами и тысячами эфиопских рукописей как новых, так и исторических, произведенных несколько столетий назад в эпоху средневековья.

 

 

АУДИО 1

 

 

Красиво иллюминированные, богато украшенные или более строгие по внешнему виду рукописи и книги всегда были дороги, доступны далеко не каждому дому, семье, высоко ценились и бережно сохранялись. Особое отношение было даже к тем инструментам, с помощью которых рукописи создавались. Их тоже можно увидеть на временной выставке «Кисть и калам». Эти инструменты из собрания Эрмитажа. А вот сами рукописи, представленные на экспозиции третьего этажа Зимнего дворца – это уникальные памятники одного из крупнейших собраний восточных рукописей в мире – Института Восточных рукописей РАН.

 

Далее Антон Дмитриевич Притула познакомил нас с исламской книжной традицией, а также с особенностями культуры Центральной Азии и Дальнего Востока. Мы также узнали, как повлияли друг на друга все эти многообразные культуры и как они отразились, в конечном счете, на облике современной книги в том виде, к которому мы привыкли, и технологиях книгопечатания.

 

АУДИО 2

 

Петербург традиционно многоконфессиональный город. И если такие архитектурные памятники как Соборная мечеть на Каменноостровском проспекте или Буддийский храм на Приморском проспекте, бесспорно, включены в общегородскую культурную среду, то выставка «Кисть и калам» открывает перед широкой публикой возможность познакомиться и с древней книжной традицией народов, для которых эти храмы строились и которые также вплетены в культурный контекст нашего города.

 

Выставка продлится до 31 марта 2019 г. Найти ее достаточно просто. Если войдя в Зимний дворец с главного входа пройти не направо, в направлении Иорданской лестницы, а налево, мимо Школьного гардероба (там также есть контроль на вход), дойти до Церковной лестницы и подняться по ней на третий этаж, то перед нами сразу же и открываются залы этой экспозиции. Только начинать осмотр лучше с самого начала, пройдя вперед несколько залов, а затем постепенно возвращаться назад к Церковной лестнице.

 

Полностью слушайте в аудио.

 

Аудио, фото – Екатерина Степанова

 

 

 

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru