6+

«Церковь основана на крови мучеников – как новый, христианский Рим»

Программа Марины Лобановой

«Книжное обозрение»

Гость: Константин Андреевич Махлак

Тема: книга «Ранние мученичества. Переводы, комментарии, исследования», серия «Via Sacra», издательство «Гуманитарная Академия», 2017 г.

Анонс

Эфир: 12 марта 2017 г., 16:00

АУДИО

 

 

Константин Махлак:

Мученические акты – это фактически суд над мучениками. Мы из других источников  знаем, как римляне судили за разные преступления в своих судах, что это была за процедура. Возникает вопрос – насколько соответствует эта процедура римского суда тому, что отражено в мученических актах. И, соответственно, больший авторитет оказывается у тех актов, которые более соответствуют известной римской процедуре.

 

Марина Лобанова:

Если для нас эти мученичества очень-очень важны, если на крови первых мучеников основывается наша Церковь, то, конечно, просто сказать: их схватили и убили, – этого недостаточно. Отсюда появление пространных текстов с описанием мучений. Это же касается и мучеников XX века. Если, допустим, просто прочитать, что таких-то и тогда-то схватили и убили, то я сталкиваюсь с тем, что люди говорят на это: ну и что? Мало ли кого убили в XX веке, а в чем тут святость?

 

Константин Махлак:

Это другая сторона проблемы: мы воспринимаем недавнее прошлое через пространство техносферы (фотография, документ), тогда как христиане древности, например, иногда ориентировались только на какой-то смысл, архетип – это сознание, соответствующее библейскому представлению об истории. Есть некое архетипическое событие, которое впоследствии воспроизводится и повторяется.

 

Марина Лобанова:

Отношение мученика и мучителя как-то представлено? Мне показалось, что нет этого отношения. Есть христианин-мученик перед христианами-Церковью и перед Богом. А не перед мучителями, которые только лишь бездушные орудия. А нет мысли и их спасти?

 

Константин Махлак:

Вот здесь как раз мы встречаем диалог мучеников с гонителями, потому что акты мученические включают элементы суда, следствия, которые показывают, как мученики отвечают на вопросы.

 

Марина Лобанова:

Ну, какой это диалог: ты христианин? да, христианин. Жертвы богам принесешь? нет, не принесу.

 

Константин Махлак:

Иногда диалог здесь мыслится как такое вот экстремальное выяснение содержания веры. Римская юридическая машина – она же тоже не нейтральна. Даже чрезмерная жестокость, с которой солдаты мучают этих несчастных христиан, которые сами себя не считают несчастными, наоборот, считают себя счастливыми – это описано, как ни странно, со светлым чувством, с оптимизмом. Христианин свидетельствует о том, что это мученичество жизнеутверждающее. И здесь нужно учитывать реалии того времени: убить и быть убитыми, публично страдать – это часть античной культуры.

 

Марина Лобанова:

Нам сегодня это кажется чудовищным: мало того, что христиан приговорили к смерти и кто-то должен этот приговор исполнять, так еще и собирается народ, чтобы наслаждаться этим зрелищем – убийство христиан в цирке.

 

Константин Махлак:

Для Рима христиане здесь проходят не как христиане, а как просто преступники.

 

Марина Лобанова:

И все равно, как можно представить людей, которые наслаждаются зрелищем таких убийств.

 

Константин Махлак:

Конечно, нам это совершенно чуждо. Но это и не наслаждение в европейском смысле слова. Для римского общества это – самосвидетельство Рима. Потому что льющаяся кровь на арене цирка – это такая, в значительной степени уже секуляризировавшаяся, жертва.

Это жертва, которая приносится Римом – римским богам.

 

Марина Лобанова:

Тогда Рим, как империя, как секурялная церковь, тоже основывается на крови своих мучеников, также как и христианская Церковь – на крови своих. Это параллельный сюжет и на самом деле здесь христиане Риму еще больше враждебны именно потому, что кровь их мучеников – не для Рима. Мы, римляне, льем кровь в основание Рима, а вы тут что основываете?

 

Константин Махлак:

В чем-то христианские мученики тоже выражают идею Рима, но иначе. Это новый Рим, христианский. Языческая жертва переосмыслена, она перестала быть языческой. Это наполняет смыслом ту фразу, которую мы часто говорим: Церковь основана на крови мучеников.

 

Марина Лобанова:

И как и римляне считали, что Рим должен распространиться на весь мир, также и христиане будут стремиться распространить Церковь.

 

Константин Махлак:

И мужество, как высшая римская добродетель, тоже здесь уже в христианском величии представлено. И это не могло не найти путь к сердцу римлянина. Потому что мужество – всегда мужество. И, действительно, христианство победило Рим, как Рим победил мир. Только победа эта была мирная – вот этими, казалось бы, бессильными женщинами, как Перпетуя, которую просто порвали звери, много дней не кормленные.

 

Марина Лобанова:

Книга «Ранние мученичества. Переводы, комментарии, исследования» поможет нам углубиться в понимание раннего мученичества и тех текстов, которые мы все хорошо знаем – варианты житий мучеников первых веков христианства в нашем церковном календаре практически каждый день встречаются…

 

Константин Махлак:

Но в таком вот аутентичном виде они не так уж и известны. Мы воспринимаем мучеников первых веков через призму уже более поздней агиографии, уже в сильно беллетризованном виде. А вот здесь собраны именно ранние источники – и собрано самое-самое.

 

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru