fbpx
6+

Триптих «40 мучеников Севастийских» из византийского собрания Эрмитажа

Триптих с изображением сорока мучеников. Византия. Конец X - начало XI вв. Слоновая кость, серебро (обрамление). Резьба, раскраска. Государственный Эрмитаж. Зимний дворец. Зал №382. Фото с сайта Государственного Эрмитажа

Приложение к программе «Время Эрмитажа»

Триптих «40 мучеников Севастийских» из византийского собрания Эрмитажа

Эфир 22 марта 2018, 12.40

АУДИО + ФОТО

 

Сегодня мы поговорим об одном только памятнике византийского искусства, представленном на постоянной экспозиции в зале №382 на третьем этаже Зимнего дворца. Это триптих с изображением сорока мучеников Севастийских конца X – начала XI века, выполненный из слоновой кости.

Напомним вкратце житие святых. Сорок Севастийских мучеников пострадали во времена гонений на христиан в начале IV века в городе Севастия (Малая Армения, ныне территория Турции). Все они были воинами, не пожелавшими отречься от веры во Христа-Спасителя и совершить языческие обряды. За это они были судимы и мучимы, и всем им было повелено войти в ледяное озеро возле города. Рядом на берегу установили баню для желающих отречься. Охранявшие воинов стражники видели, как к утру на небе появилось сорок светящихся венцов, спускающихся к воде. Один из воинов не выдержал, вышел из озера к бане, но сразу умер, а венец его стал поднимался обратно к небу. Тогда другой воин из числа стражи, охранявшей мучеников, видя их стойкость и предназначенные венцы Царства Небесного, уверовал и сам вошел в ледяную воду, восполнив число мучеников-христиан, и также сподобился венца. Обнаружив утром, что воины все еще живы, мучители перебили им голени и умертвили. Тела святых были сожжены на костре, а кости брошены в реку. Но кости мучеников сияли в воде как звезды. Христиане собрали останки святых и с честью похоронили их. Память Сорока Севастийских мучеников совершается 22 марта (9 марта по старому стилю).

Рассказывает старший научный сотрудник Сектора Византии и Ближнего Востока Отдела востока Государственного Эрмитажа Юрий Александрович Пятницкий:

 

«Сорок Севастийских мучеников – это был один из излюбленных сюжетов византийских императоров из рода Ангелов. Известна их строительная деятельность, и на стене церкви они изобразили Сорок Севастийских мучеников – мозаика огромная, такое панно, которое славилось. Ну и сам сюжет достаточно распространен именно из-за того, что Севастия стала достаточно крупным, важным центром именно в средневизантийский период. Оттуда происходил целый ряд крупных чиновников, военачальников, поэтому и культы местных святых получали уже имперское распространение. То, что Сорок Севастийских мучеников были связаны даже с императорской семьей, об этом свидетельствует портативная византийская мозаика, микромозаика в коллекции Дамбартон-Окс в Вашингтоне. А микромозаик всего около двадцати пяти в мире. Вот одна из таких редких микромозаик изображает Сорок Севастийских мучеников.

 

Микромозаика «Сорок мучеников Севастийских». 1300 г. Византия. XIII в. Коллекция Дамбартон-Окс (Dumbarton Oaks). Вашингтон. Фото с сайта музея Дамбартон-Окс.

 

Есть еще одна икона резная из слоновой кости, повторяет средник нашего триптиха, она хранится в Берлине. И вот как раз эта берлинская икона она была сюжетом для изучения английского специалиста по византийскому искусству Дэвида Тальбот Райс. И он просил в качестве аналогии прислать ему хорошего качества фотографию эрмитажного триптиха. Ну и как человек дотошный тут же заинтересовался имитацией вот этих арабских надписей на щитах святых воинов, попросил прочитать специалистов по арабскому искусству, арабской письменности. И те объяснили, что это очень редкий тип письма, который встречался только на рубеже X-XI веков. Позднее так сымитировать было бы уже нельзя. Поэтому и датировка этого триптиха слоновой кости резко изменилась. До этого его относили к Палеологовскому искусству XIV века и очень много писали о жизненных обликах вот этих мучеников, их выразительности, их эмоциональности, здесь и некая даже присутствует перспектива. И вот это все достояние Палеологовского искусства. А потом оказалось, что это все-таки достояние X – начала XI века.

Насколько сложно бывает атрибутировать вещи и насколько неправильно бывает основываться в атрибуции только на художественном восприятии или только на искусствоведческом анализе. С точки зрения искусствоведческого анализа, конечно, живость фигур, поз, готическая какая-то удлиненность фигур, изломанность, некоторый натурализм – это все можно связать с византийским искусством Палеологов. На самом деле – совсем другое время. Совсем другая эстетика.

 

 

Здесь мы можем видеть очень редкий пример, когда оригинальная раскраска сохранилась. К сожалению, она не полностью оригинальная. Мы изучали эту вещь под микроскопом, и первоначальный синий цвет лежит внизу. Он не очень хорошо сохранился, но он синий. То, что мы видим сегодня, этот уже темно-синий, это уже более поздняя правка, но все равно древняя. И золотые звезды. Это правка того, что было частично утрачено. Это очень хрупкая вещь. И благодаря тому, что она раскрашена, она была у нас включена в список вещей, которые не выезжают, потому что от любой вибрации кусочки краски, которые все-таки не очень хорошо держатся на слоновой кости, могут отпасть. А любая утрата живописи X-XI или позднее – я имею в виду более позднюю раскраску более позднего времени – это все-таки значительный ущерб для памятника.

Золотые звезды и золотая растительность по берегу. И святые воины в двух регистрах – верх и низ – в боковых частях триптиха в два ряда по две фигурки. А нимбы у них уже не раскрашенные, а золочение по слоновой кости, накладное золото.

Это один из шедевров. Недаром его хотели купить для американского коллекционера в 30-е годы XX века».

 

 

Увидеть это произведение можно на постоянной экспозиции византийского искусства на третьем этаже Зимнего дворца в зале №382.

 

Аудио – Екатерина Степанова.

 


 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru