fbpx
6+

«Спасти, сохранить. Не отдать?»

«ЩЕДРАЯ СРЕДА»

Встречи в поддержку радио «Град Петров»

12 декабря 2018 г.

Юлия Зораховна Кантор

Доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, профессор кафедры всеобщей истории Российского государственного университета им. А.И.Герцена

РЕЛИГИОЗНЫЕ СВЯТЫНИ В МУЗЕЯХ РОССИИ: ХХ — НАЧАЛО ХХI В.

СПАСТИ, СОХРАНИТЬ. НЕ ОТДАТЬ?

АУДИО – Даниил Варламов

ФОТО – Екатерина Степанова

Захватившие власть в России большевики, лишив население страны практически всех основных прав и свобод, одной из доминант внедрения «новой идеологии» и формирования мировоззрения «общности советских людей» сделали борьбу с религией. Борьба с Православием как государственной религией Российской империи и с другими конфессиями носила тотальный характер. Значительная часть реликвий, имеющих не только сугубо религиозное, но общекультурное значение (иконы, фрески, предметы декоративно-прикладного искусства, являющиеся шедеврами декоративно-прикладного искусства), попала в музеи – на экспозиции, и (в большей степени) в закрытое хранение – спецхарны (что порой становилось единственной возможностью их спасения от уничтожения). Порой музейщики спасали и сугубо религиозные реликвии (ярчайший пример – сохраненные в тайнике Казанского собора Петербурга, в советское время бывшего гос.музеем Атеизма, мощи Александра Невского, выброшенные из Александро-Невской лавры в 20-е годы). Советские музейщики, вне зависимости от того, были ли они верующими или атеистами, реставрировали реликвии (нередко в тайне от властей), включали их в выставки, ставя их в «музейный общекультурный» контекст. И это дало возможность нескольким поколениям, выросшим в богоборческом государстве, прикоснуться к важному пласту русской и мировой культуры.

 

Рубеж тысячелетий принес трудноразрешимую дилемму, сохраненные в советское время в музеях экспонаты и здания, имевшие религиозное происхождение, стали объектом конфликта: должны ли они находиться в собственности Церкви (здесь не всегда уместно даже понятие «возвращение»), остаться ли в музеях или возможно совместное использование. В начале ХХI в. передана на бессрочное «временное хранение» уникальная икона Торопецкой Богоматери из Русского музея, икона «Спас Елиазаровский» из Псковского музея-заповедника, перманентно «обостряется» вопрос о передаче спасенной музейщиками от переплавки Раки Александра Невского из Эрмитажа в Лавру. Возникают вопросы о сохранности интерьеров и росписей переданных Церкви храмов и монастырей (Мирожский, Валаамский, Соловецкий монастыри, Сампсониевский и Смольный соборы в Петербурге и др.). Очевидно, что линия водораздела в данной неутихающей дискуссии лежит не по принципу «верующий – атеист» или «музейщик – священник», а в отношении к должной сохранности и доступности этих реликвий/экспонатов. Дискуссия в обществе имеет, увы, резко политизированный характер.

В лекции рассмотрена историческая ретроспектива, проанализирована актуальная ситуация и затем были обсуждены перспективы.

 

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru