fbpx
6+

«Смоковница, символ ветхозаветной мудрости, оказалась бесплодной перед лицом Спасителя…» Программа «Словарь» о слове «смоковница» в Ветхом и Новом завете.

М.Михайлова: Здравствуйте, дорогие братья и сестры! С вами радио «Град Петров», программа «Словарь» и ее ведущая Марина Михайлова. И сегодня мы с вами добрались до седьмого стиха третьей главы книги Бытия, где говорится следующее: «И открылись глаза у них обоих (у Адама и Евы), и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания». И вот эти смоковные листья дают нам сегодня повод поговорить о смоковнице, замечательном библейском дереве, которое, между прочим, первое названо по имени. До этого говорится просто «дерево»: «и насадил деревья Господь Бог». И первое точное наименование породы, сорта этого дерева – это как раз смоковница.
Прежде чем начать наш разговор, я хочу сказать, что с нами о смоковнице беседовать сегодня будет Александр Крупинин.

А.Крупинин: Интересно, что еврейские комментаторы говорят, что и дерево познания добра и зла – это тоже была смоковница.

М.Михайлова: Они даже такую красивую притчу приводят о том, что от нее и погибель, от нее и утешение в виде одежды из смоковных листьев. Это очень красивая история.
Во всяком случае мы не очень хорошо знаем, каков был в действительности тот плод, который вкусили Адам и Ева, но мы точно знаем, что опоясание свое они сделали из смоковных листьев. И надо сказать, что смоковница – это действительно прекрасное дерево. Каждый, кто бывал на юге где-нибудь, видел ее. Она красивая, раскидистая, у нее большие листья. Под ней действительно хорошо сидеть, когда жарко, а в этот лист можно что-то завернуть или использовать его как тарелку во время трапезы. То есть она какая-то «удобная» для изготовления одежды и других полезных вещей.

А.Крупинин: Но у нее есть и свои плюсы, и свои минусы. Например, ее плохо использовать для изготовления каких-то вещей, мебели – древесина у нее пористая и не очень хорошая. Я совсем не биолог и знаю все это из статьи из словаря Брокгауза, там я все это нашел, когда готовился к передаче. Когда я узнал, что мне нужно будет принимать участие в этой передаче, первое, что я сделал, – я нашел статью у Брокгауза и Эфрона о смоковнице. Оказалось, что у смоковницы очень много ценного, но вот древесина подвела. Зато она действительно большая, у нее раскидистая крона, и под ней очень удобно укрываться от солнца. И что еще интересно. Ведь что такое смоковница на самом деле? Плоды ее – это то, что мы знаем как инжир. И вот этот плод, который продается как инжир, это на самом деле не плод, это разросшееся цветоложе, а внутри него находятся мелкие семечки – это уже плоды.

М.Михайлова: Это почечки на самом деле.

А.Крупинин: Это даже не цветок, а это цветоложе, потому что цветки внутри него находятся. И, в общем-то, это, пожалуй, единственное в природе такое растение, где употребляется в пищу цветоложе, которое разрастается до таких размеров. И у смоковницы бывает три вида плодов – будем называть их плодами, чтобы нам в биологические тонкости не забираться. Первые появляются в апреле – они такие слабенькие и не очень вкусные, но их все равно используют в пищу, потому что в это время других нет фруктов и овощей. Потом появляются следующие плоды летом, они более вкусные, но их нельзя долго хранить. И, наконец, третьи появляются осенью, самые ценные, которые используются для сушки, для хранения и так далее.

М.Михайлова: Да, я где-то читала, что практически в течение десяти месяцев года на смоковнице что-то есть – начиная с апрельских почечек и заканчивая осенними плодами. Потому что главным образом урожай собирают где-то в сентябре, но все равно может что-то оставаться.

А.Крупинин: Но что еще интересно. Урожай со смоковницы не то, что постоянно собирают, как обычно собирают урожай какого-нибудь фрукта. А ее плоды как-то постепенно появляются, и поэтому, например, нанимать рабочих для того, чтобы собирать этот урожай, не имеет никакого смысла, потому что каждый день созревает некоторое количество этих плодов. И поэтому обычно сам хозяин собирает плоды с этого дерева.

М.Михайлова: То есть смоковница, мы можем тогда сказать, – это некий знак, некий символ частной жизни. Мое дерево – сам с него и собираю.

А.Крупинин: Да, промышленный характер это дерево никогда не носило – с нее не собирали большие урожаи. Но смоковниц было очень много в Святой Земле – в те времена, о которых мы говорим. Это очень распространенное дерево, они всюду растут.

М.Михайлова: Вот Вы очень хорошо сказали: «В те времена, о которых мы говорим». Потому что действительно формально мы говорим о начальных временах. Мы привязались к седьмому стиху третьей главы книги Бытия, к рассказу о сотворении мира, о грехопадении. Но на самом деле для всех нас смоковница – это такое евангельское дерево. Оно упоминается в Евангелии несколько раз, и, как я понимаю, как Вы сейчас сказали, «в те времена, о которых мы говорим» – это имеются в виду времена Господа нашего Иисуса Христа.
И мы самые интересные евангельские истории про смоковницу еще вспомним. Если говорить, как это дерево появляется на страницах Писания, то в Евангелии оно, как мне кажется, интереснее всего представлено.
Но если говорить о Ветхом завете, то что там есть такого интересного? Что Вам удалось прочитать? Я могу рассказать, что мне оттуда удалось извлечь, достать. Вот, например, я выяснила, что в иудейской традиции смоквы, плоды смоковницы – это один из семи плодов, которые символизируют богатство земли обетованной. То есть смоковница наряду с виноградом и другими чудесными плодами – это знак земли обетованной.

А.Крупинин: Да, есть такой мидраш, или в Талмуде такой момент, что один из раввинов увидел козу, которая паслась под смоковницей, и молоко изливалось из нее, и мед вытекал из плодов, и смешивалось одно с другим. И сказал он: вот земля, текущая молоком и медом. То есть это, во-первых, символ самой этой земли обетованной, земли, текущей молоком и медом, и, во-вторых, это символ богатства, символ плодоносности этой земли, того, что она дает очень много.

М.Михайлова: Да, и символ полноты жизни, потому что земля обетованная – это же земля, где процветет народ, и человек, вошедший в эту землю, должен тоже исполниться подлинной жизнью. То есть получается, что смоковница – это, с одной стороны, дерево, связанное с частной жизнью: мой сад, моя смоковница, сам собираю плоды. А с другой стороны это некое райское древо.

А.Крупинин: Да, конечно. Древние мудрецы считали смоковницу вообще почти идеальным деревом. Потому что у нее нет кости внутри плода, у нее нет твердой шкуры, которую надо прокусить, нет скорлупы, как у ореха. У нее фактически все идет в пищу. Весь плод. Только нужно оторвать такой черешочек, и можно ее целиком есть.

М.Михайлова: Вы так хорошо рассказываете, что хочется попробовать.

А.Крупинин: И один из тех же мудрецов говорил: выброси его – и устрани недостаток. То есть это символ идеала.

М.Михайлова: Это очень хорошо, что мы вспоминаем эти разные истории из еврейской традиции, потому что тогда, как мне кажется, будут более понятны и евангельские истории про смоковницу.

А.Крупинин: Конечно, ведь на самом деле эти люди, которые представлены в Евангелии, которые окружали Господа, – это же были люди Ветхого завета, которые пользовались образами Ветхого завета в своем богословствовании, философствовании, в своих мыслях. В своих рассуждениях. И поэтому, конечно, нельзя оторвать таким образом Ветхий завет от Нового.
Так вот, беда этой смоквы заключается в том, что она тяжело транспортируется и тяжело хранится. Очень нежный плод.

М.Михайлова: Да, и то, что Вы называли, как его достоинства, оказывается и его уязвимостью. Нет кожуры, нет шкуры…

А.Крупинин: Свежий инжир стал появляться у нас в торговле в последние годы буквально, а раньше никогда и не видели его здесь.

М.Михайлова: Вот еще одну ветхозаветную цитату я нашла и ее истолкование в еврейской традиции. В Притчах сказано: «Стерегущий смоковницу будет есть плоды ее». И на этот счет один из учителей объясняет следующее: «Как смоковница во всякое время, когда человек к ней прикасается, имеет плод, так и слова Торы всегда, когда человек их произносит, они имеют смысл». И тогда получается, что смоковница вырастает до символа Священного Писания.

А.Крупинин: Вообще смоковница для древних евреев – это символ даже не только Священного Писания, но и символ мудрости вообще. И Божественной мудрости, и человеческой мудрости, всякого рода мудрости.

М.Михайлова: То есть получается, что «стерегущий смоковницу будет есть плоды ее» – тот, кто ухаживает за смоковницей или хотя бы навещает ее, имеет какое-то к ней внимание, тот всегда получит свой плод. Придет ли он ранней весной, или летом, или поздней осенью, он всегда может среди ее ветвей какую-то радость и утешение себе найти. Получается, что это древо зеленеющее, пышно цветущее и плодоносящее, древо Торы, Священного Писания требует от нас, чтобы мы к нему приблизились. Плоды всегда есть, но надо возжелать взять этот плод в руки…

А.Крупинин: Да, и при этом надо иметь в виду, что человек тоже ведь меняется, растет, и каждый раз, когда он открывает Священное Писание, он видит разные плоды. Так же, как на этой смоковнице бывают летние плоды, весенние или осенние плоды, так и в Священном Писании, сколько раз ты его откроешь, столько раз ты найдешь новое в нем. Оно бесконечно, безгранично. И смысл этого высказывания, которое Вы привели, для меня еще и в том, что Священное Писание бесконечно, к нему можно по-разному относиться, и все равно будет получать тот или иной плод – но плод всегда получишь.

М.Михайлова: И тогда нам надо перейти к той самой бесплодной смоковнице.

А.Крупинин: Да, без нее, конечно, никак не обойтись.

М.Михайлова: Да, потому что, как мне кажется, как раз в контексте этого представления о смоковнице как символе полноты жизни, полноты мудрости, становится понятно, что же такое случилось вот в этой удивительной евангельской истории.

А.Крупинин: История, надо сказать, крайне удивительная, потому что это было одно из тех мест, которое, когда я начинал читать Евангелие, а я начинал его читать абсолютно самостоятельно, не было вокруг людей, которые могли бы мне его как-то комментировать… Просто принесли книжку – и вот, читай. И это место для меня было большим преткновением, потому что мне было непонятно, что же тут спрашивается?

М.Михайлова: А Вы были уже взрослым человеком?

А.Крупинин: Я был не очень взрослым, может быть, мне было лет шестнадцать. Но я уже был человек, который вполне способен понимать, о чем идет речь. Но вот это было непонятно. И ведь эта история у Матфея упоминается и у Марка. И у Марка есть такая добавка:

М.Михайлова: «…Ибо не время было собирания смокв»

А.Крупинин: И вот когда человек ХХ века читает, слышавший о том, что растения тоже живые, их нужно беречь, много каких хороших слов мы слышали, и вот спрашивается: зачем же было эту смоковницу Господу испепелять, когда, во-первых, было не время собирания смокв, а, во-вторых, даже если бы и время было – ну растет себе и растет зеленое красивое дерево, и пусть себе растет.

М.Михайлова: Кстати сказать, вот я сказала «испепелять», а там же сказано просто, что смоковница засохла. Вот испепеление – это уже из Пастернака.

А.Крупинин: Да, на самом деле она просто засохла, причем она засохла, когда ее на обратном пути увидели ученики. А Господь просто сказал: «И не будет от тебя плода во век».

М.Михайлова: Да, а на обратном пути ученики говорят Ему: «Смотри, смоковница, которую Ты проклял, засохла». Вот это история очень интересная, и я должна Вам сказать, что не Вы один имели вопросы в связи с этой историей. Это вызывает вопросы у многих. И у меня тоже, и у многих слушателей. И это совершенно нормально. Потому что история, действительно, загадочная. И вот давайте тогда попробуем посмотреть, что произошло с этой самой смоковницей.

А.Крупинин: Вот я когда готовился к этой передаче, я стал смотреть разные толкования, кто что по этому поводу говорит. И я нашел огромную разноголосицу мнений о том, в чем смысл этого события. Вплоть до того, что говорили, что это кто-то в Евангелие от Марка сделал такую добавку, какой-то нехороший человек в Средние века. Но это, конечно, я привожу пример такого несерьезного подхода.

М.Михайлова: Знаете, вот по поводу добавок, раз уж мы об этом заговорили, для меня это тоже большой вопрос, потому что особенно в протестантской критике это бывает. Как только появляется какое-то неудобное место в Евангелии или у апостола Павла, тогда сразу говорят: а это позднейшая вставка.

А.Крупинин: Мы должны вот что понимать. Ведь много было разных писаний, в разные века. И если до нас дошло именно вот это, то это неслучайно.

М.Михайлова: Да, Господь хотел, чтобы мы получили именно этот текст.

А.Крупинин: Да, ведь много чего было написано и многое из этого до нас не дошло или не было включено. И ведь есть канонические Евангелия, а есть апокрифические Евангелия, но канонические Евангелия были выбраны Церковью. И значит, мы просто не должны так подходить к этому.

М.Михайлова: Да, иначе получится достаточно субъективный подход: все, что не укладывается в мои представления, – «это позднейшая вставка».

А.Крупинин: Это, знаете ли, подход Льва Толстого, который все, что ему не подходило в Евангелии, выбрасывал, оставил только Нагорную проповедь и на этом заканчивал.

М.Михайлова: Да, а у Чехова как раз было наоборот. Но это другая тема.
Так вот, все-таки мы признаем, что правильно написано у Марка, что было не время собирания смокв. И мы можем прикинуть, что действительно в апреле начинается, как говорят справочники, начинается первое активное плодоношение…

А.Крупинин: Да, таких не самых лучших плодов, но все же они должны быть на дереве.

М.Михайлова: Да, они могут уже появиться в это время, но могут и не появиться. И твердо на это рассчитывать невозможно.

А.Крупинин: Марина, мне кажется, все-таки надо исходить из того, что, допустим, много есть разных деревьев. И есть деревья, которые вообще не плодоносят. Они по природе своей не плодоносят. Вот елка – она не плодоносит. Но в Святой земле елки, быть может, нет, но есть же наверняка какое-нибудь дерево, у которого только листья и какие-то шишечки. Нельзя же подходить только так. Много есть неплодоносных деревьев, но ведь их же ведь не уничтожают из-за этого. Дело в том, что я много искал толкований по поводу этого текста, и я нашел одно объяснение, которое меня удовлетворило.

М.Михайлова: Расскажите, пожалуйста, то, что Вам нравится.

А.Крупинин: Я нашел это толкование в книге епископа Кассиана (Безобразова) «Христос и первое христианское поколение». Смысл в том, что это событие символическое. В Ветхом завете, пишет епископ Кассиан, пророки делают некоторые символические жесты. Пророк Иеремия, например, на себя взваливал ярмо; пророк Иезекииль ставил кирпич и демонстрировал его осаду, представляя осаду Иерусалима. То есть это некий акт символического характера, он в том же ряду. И люди, которые окружали Господа в тот момент, в отличие от меня, который читает эти строки две тысячи лет спустя, понимали, что это такое, что здесь имеется в виду, о чем идет речь. Причем это дерево стояло на Елеонской горе, и когда они шли к Иерусалиму, это ведь уже период был после входа Господня в Иерусалим. И они могли видеть и это дерево, и Иерусалим одновременно, ведь Иерусалим лежит у подножия Елеонской горы. И смысл этого символического акта заключается в том, что эта смоковница сравнивается с Израилем. А для Израиля смоковница была символом именно Ветхого завета, мудрости, всего того, что пришло к своему концу, когда пришел Спаситель. И то, что Господь показал на этой смоковнице, – а Он показал, что она нежизнеспособна, она уже не плодоносит, и ей уже нет смысла жить. И точно так же, буквально через шестьдесят лет после этих событий, и даже, может быть, меньше, я сейчас уже не помню, был уничтожен Иерусалимский храм, был уничтожен и сам Иерусалим, и все это закончилось. Так что смоковница – это символ. Ведь у Господа очень много таких притч, которые связаны именно с этой темой. О злых виноградарях, например, – и опять смысл этой притчи в том, что ветхий, древний Израиль не смог принести плодов, не принял сына хозяина виноградника, которого тоже убили злые виноградари. Это же, конечно, имеется в виду Сам Господь. И виноградари – это Израиль, которому дан был этот виноградник, чтобы его беречь, хранить, лелеять, взращивать плоды, а он не смог или не захотел этого делать. И вот в этом же ряду и воспринимается это событие, связанное со смоковницей.

М.Михайлова: И еще вот что я хочу сказать. Я прочла в одной проповеди, но, к сожалению, забыла, у кого. О том, что смоковница эта имела обильную листву, но не имела плодов. То есть получается, что перед нами видимость такой бурной жизни.

А.Крупинин: Да, много говорим – а толку никакого…

М.Михайлова: Да, то есть это такая метафора тщеславия. Как Господь говорит: вы возлагаете на себя пышные одежды, увеличиваете воскрилия, навешиваете все больше и больше на себя разных знаков вашего благочестия – а что за этим стоит? Где плод всего этого? Предъявите плод! А плодов-то нет. Хотя все это разукрашено такими чудесными пышными листьями. И это подчеркивается, что листьев на дереве было много, а плодов никаких. И вот это тоже, как мне кажется, очень важно. Видимость жизни, которая на самом деле, скрывает пустоту.

А.Крупинин: Да, и еще епископ Кассиан (Безобразов) пишет, что вслед за этим идет сцена изгнания торгующих из храма. Это то же самое, о том же самом идет речь. И люди, которые занимались в храме торговлей вместо того, чтобы заниматься молитвой, изгоняются Господом из храма. Но если смоковница засыхает, то все-таки храм не уничтожается, только люди из него изгоняются. То есть имеется в виду, что Израиль не погибает полностью, ему все-таки дается возможность спасения.

М.Михайлова: И тут, конечно, мы не можем не вспомнить другую бесплодную смоковницу из притчи Евангелия от Луки.

А.Крупинин: Я-то думаю, что это не другая смоковница, а та же самая.

М.Михайлова: Но помните, там о чем речь? «Давайте окопаем ее, удобрим почву – может быть, она еще даст плоды. А если на следующий год не даст, придется ее срубить».

А.Крупинин: Я думаю, что все-таки это о той же самой смоковнице. Это символический разговор идет. Ведь, например, когда мы говорим о Евангелии. Когда я однажды понял эту мысль, она меня привела в большой восторг. Вот, допустим, притча о богаче и Лазаре, когда говорит богач: «Пошли Лазаря туда, к моим родным, чтобы он им сказал, предупредил о загробной участи…» Но ему отвечают: «Да бесполезно посылать – если они не верят Моисею и пророкам, то если даже из мертвых кто воскреснет, и то не поверят». Это Евангелие от Луки. А почему упоминается именно имя Лазарь? Ведь в остальных Евангелиях не упоминается это имя.

М.Михайлова: Думаете, это потому что имеется в виду Лазарь – брат Марфы и Марии?

А.Крупинин: Это потому, что Лазарь воскресает из мертвых, и выходит, чтобы сообщить о будущей жизни. Он воскресает из мертвых, чтобы дать последнюю возможность этим людям понять, что перед ними Господь, Христос, Мессия. Но они все равно Его распинают. Видите, как будто совершенно разные вещи, а дается как бы с разных точек зрения один и тот же смысл. И я думаю, что и со смоковницей имеется в виду, что еще есть какое-то время.

М.Михайлова: То есть Он рассказал притчу сначала, а потом еще это и показал. Так примерно?

А.Крупинин: Дело даже не в этой смоковнице, которая засохла, а дело в Израиле, у которого еще была возможность. Речь идет о ветхом Израиле, у которого была возможность все-таки принять своего Царя.

М.Михайлова: И он ее использовал, потому что все же часть народа составила первую Церковь. Но это уже другой вопрос.
Вот еще о смоковнице. Это слово появляется в контексте разговоров о конце мира, потому что вопрос все время стоит: как это будет? Как мы узнаем, что это будет? И Господь говорит в ответ: «От смоковницы возьмите подобие. Когда ветви ее становятся уже мягки, и пускают листья, то знаете, что близко лето. Так и когда вы увидите то сбывающимся, знайте, что близко, при дверях». И вот интересно, потому что, с одной стороны, конец мира, без всякого сомнения, это грозное, значительное, суровое событие. И то, что говорится в той же самой тринадцатой главе Евангелия от Марка о конце мира: «…и будет такая скорбь, какой не было от начала творения. И если не сократит Господь тех дней, то не спасется всякая плоть». И так далее, «и луна не даст света своего, и солнце померкнет». Но вместе с тем, когда нужно об этом сказать, Господь произносит эту дивную метафору: как ветви смоковницы становятся мягкими и выпускают почки, и вы знаете, что скоро лето… Что кончился период дождей, и наступает период всяческой радости и цветения. «Так и вы тоже, когда увидите все эти ужасы, то знайте, что конец близок». То есть, как мне кажется, эта мудрость смоковницы здесь призывает нас радоваться тому, чему радоваться очень трудно – испытаниям конца и так далее.

А.Крупинин: Да, но мы должны понимать, что все эти испытания в конечном счете ведут к главному…

М.Михайлова: Да, к «лету Господню благоприятну»

А.Крупинин: Да, и будет все, о чем мы потом читаем в Апокалипсисе. Там ведь тоже описываются всякие ужасные события, но все кончается тем, что мы увидим новое небо, и новую землю, и новый Иерусалим, который спускается с неба. То есть в конечном счете этот образ людям дает некую надежду на то, что как бы там не было плохо, но мы должны ждать этих смокв, этого лета…

М.Михайлова: Да, конечно. Это ведь зима кончается. Конец мира – это как бы конец такой долгой зимы. И как же мы можем этому не радоваться? Кстати, про конец мира все время люди говорят, буквально каждый день я слышу с какой-нибудь стороны рассуждения про конец света, что время течет быстрее. Всегда говорили об этом, и мне даже не хотелось бы обсуждать, близок конец света или не близок, но хотелось бы напомнить о том, что концу мира мы призваны радоваться. Ведь это очень хорошее событие, это как начало каникул – как у Льюиса, помните? Как будто начались каникулы, которым нет конца.

А.Крупинин: Да, там прекрасно описан конец мира у Льюиса в последней сказке из «Хроник Нарнии», и после этого идут такие замечательные описания будущего…
Конечно, это очень тяжелое испытание, которое невозможно игнорировать, и далеко не все люди эти испытания могут выдержать. Ведь говорится не раз, что те, кто до конца претерпят, те спасутся. И это значит, что – не все. И, конечно, такое испытание, такое состояние перед таким экзаменом – конечно, страшновато.

М.Михайлова: Да, но с той только разницей, что бывают педагоги строгие и милосердные, а наш экзамен будет принимать самый милостивый из возможных экзаменаторов. Только на это и рассчитываем, потому что к такому экзамену подготовиться, по-видимому, невозможно.

А.Крупинин: Но все же надо, надо готовиться. Надо стараться.

М.Михайлова: Вот в связи с этим еще одна евангельская смоковница. Это то самое место, когда Господь говорит: «По плодам узнаете их». И дальше: «Собирают ли от терновника смоквы?» И там же упоминается виноград, и тоже это не случайно, потому что, как я вычитала, смоковницы сажали на виноградниках. Это дерево невысокое, с раскидистыми ветвями, и очень удобно винограду виться вокруг этого ствола. Это была такая естественная опора для винограда, и они всегда были вместе, смоквы и виноград. А кроме того, было еще такое выражение: «Жить под виноградом и смоковницей». Оно и у пророков упоминается, и в книгах Царств, и означает оно всяческую очень хорошую жизнь.

А.Крупинин: «Как мышь на мельнице».

М.Михайлова: Наверное. «Как мышь на мельнице» – «жить под виноградом и смоковницей». Можно это и притчей назвать, рассматривать как такую краткую притчу. И когда Господь говорит: «Cобирают ли от терновника смоквы?», Он говорит тоже о том, что какова внутренняя ситуация человека, таковы и его поступки, и таковы и результаты, в конечном счете, его жизни. То есть тут нам не надо ждать никаких чудес – этот тот случай, когда не вырастают на плохом дереве добрые плоды, невозможно растить в себе колючки, а получить прекрасное плодоносное дерево.

А.Крупинин: Я думаю, Марина, что это тоже можно, как и любую притчу на самом деле, рассматривать и в личном плане, и в общественном. Ведь притчи многозначны, они не ограничиваются теми событиями, теми обстоятельствами, в каких они были сказаны; притчи – на все времена. И мы, конечно, должны их рассматривать по отношению к себе. Но я думаю, что и это в том же самом круге идей, о которых мы говорили, тех идей, которые связаны с образом засохшей смоковницы. То есть имеются в виду и старые мехи и новое вино, все, что говорит о Новом завете, о том, что Ветхий завет закончился, что Израиль себя исчерпал и оказался, можно сказать, банкротом.

М.Михайлова: То есть оставаясь в пределах этой самой старой мудрости, человек как бы отсекает себя от источника жизни. Да, это действительно так.
Но еще одна смоковница…

А.Крупинин: Вы, кажется, все смоковницы выписали из Писания…

М.Михайлова: Я, конечно, выписала, но потом забыла, и поэтому уже в метро я стала вспоминать, сколько я помню смоковниц, и мы тут с Вами совпали, потому что мы вспомнили пять упоминаний смоковницы в Новом завете. Но я думаю, что, наверное, ничего мы не пропустили. А если что-то пропустили, то, может быть, наши слушатели нас как-то поправят.
Так вот еще одна смоковница – это начало Евангелия от Иоанна. Это любимая история про израильтянина, в котором нет лукавства.

А.Крупинин: Да, это очень значимо, потому что, мне кажется, что слово «израильтянин» во всем Новом завете очень мало упоминается. В основном речь идет о иудеях.

М.Михайлова: А в чем же разница?

А.Крупинин: Тут может быть и чисто реалистическая разница – в том, что, может быть, этот человек был не из колена Иудина, а из колена Вениаминова. А, может быть, в этом есть некий смысл, потому что смоковница – это символ Израиля, как мы уже не раз сегодня говорили. И видимо, это символизирует, как этот человек связан с этим символом, это та часть Израиля, которая лишена лукавства, и этот человек Нафанаил станет учеником Христовым и пойдет за Ним.

М.Михайлова: Да, вот так сказано: «Иисус, увидев идущего к Нему Нафанаила, говорит о нем: вот подлинный Израильтянин, в котором нет лукавства. Нафанаил говорит Ему: почему Ты знаешь меня? Иисус сказал ему в ответ: прежде, нежели позвал тебя Филипп, когда ты был под смоковницею, Я видел тебя. Нафанаил отвечал Ему: Равви, Ты Сын Божий, Ты Царь Израилев! Иисус сказал Ему в ответ: ты веришь, потому что Я тебе сказал: Я видел тебя под смоковницею. Увидишь больше сего». Вот тоже ведь чудная и дивная история, и, как мне кажется, здесь, поскольку в Евангелии нет ничего случайного…

А.Крупинин: Тем более в Евангелии от Иоанна, в котором каждое слово очень символично.

М.Михайлова: Да, оно очень символически насыщенное. И вот здесь, как мне кажется, мы можем предположить, что актуализируется тот самый смысл: смоковница как символ частной, личной жизни. То есть «Я видел тебя под смоковницей» – это значит, что Я видел тебя в тот момент, когда никто, может быть, тебя не видел, когда ты был один, наедине с собой, с какими-то своими мыслями, или что-то происходило в твоей душе очень важное. «Я видел тебя под смоковницею», то есть в каком-то уединении. И вот эта история мне напоминает разговор Господа с самарянкой. Этот разговор здесь же, в Евангелии от Иоанна, потому что там они тоже как будто разговаривают и не совпадают. Она все пытается то пошутить, то свести все на какие-то практические вещи – «колодец глубок, чем Ты почерпнешь воды?», говорит она Господу. И это происходит до тех пор, пока Он не задает ей вот этот конкретный вопрос. Он говорит ей: «Приведи твоего мужа». Она отвечает: «У меня нет мужа». И Он отвечает: «Правильно ты говоришь. У тебя было пять мужей, и тот, с кем ты живешь, не муж тебе».

А.Крупинин: Он проявляет прозорливость, которая людей удивляет.

М.Михайлова: Да, но, как мне кажется, здесь речь идет о чем. Он говорит и Нафанаилу, и самарянке, и многим другим людям, Он просто говорит: «Я знаю тебя». Не то, чтобы я был какой-то мудрец, который знает все на свете и всего понемножку. Но Он говорит: «Я знаю тебя», «Я видел тебя под деревом», «Я ближе к тебе, чем ты можешь предположить». И это самая что ни на есть евангельская ситуация – встреча Бога с человеком, когда не просто Учитель провозглашает с вершины высокой горы, а Он смотрит тебе в глаза и говорит: «Я тебя видел под смоковницей».

А.Крупинин: Может быть, в этот момент под смоковницей о чем-то таком размышлял Нафанаил, то поэтому он с таким восторгом и ответил Господу, что верит Ему. Именно в этот момент какие-то самые глубокие его мысли посещали.

М.Михайлова: Да, потому что Господь говорит: «В тебе нет лукавства». А откуда Он это знает? «Я видел тебя под смоковницей».
Ну что же, я, к сожалению, должна отметить, что время наше заканчивается

А.Крупинин: И мы не успели прочитать стихотворение Пастернака. Но, надеемся, наши слушатели сами знают это стихотворение, откроют и прочитают.

М.Михайлова: Да, не успели прочитать. Что «чудо есть чудо, и чудо есть Бог». И вот пожелаем нам всем таких чудес, маленьких и больших.

А.Крупинин: Всего вам доброго!

М.Михайлова: До свидания!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru