fbpx
6+

Родная северная экзотика

Программа Екатерины Степановой

«Русский Север»

Информационное обозрение. Выпуск 70

Эфир 14 июня 2018 г., 16.25

АУДИО + ТЕКСТ + ФОТО

 

Информационное обозрение «Русский Север» рассказывает о выставке «Помни о Севере», которая проходит в Выборге в рамках проекта компании «НорНикель» «Освоение Севера. Тысяча лет успеха». В нашей прошлой программе мы говорили о камнях, которые добывали в ломках Выборгской земли. Можно сказать, что Петербург это город, выстроенный Выборгом и землями Карельского перешейка. Мы поражались чудесам механики, а на выставке представлены иллюстрации и чертежи, по которым изготавливались механизмы для добычи и транспортировки гигантских гранитных глыб. Но в этих же землях добывали и поделочные камни, использовавшиеся в декоративных целях. Подробно с экспозицией нас знакомит ее куратор, ученый секретарь Выборгского музея-заповедника Юлия Мошник.

 

«Это то, на что мало обращают внимания. Северный край, именно европейский север очень богат минералами самыми декоративными, очень красивыми минералами, которые могут использоваться как украшения. Здесь добывают и лунный камень, и солнечный камень, альмандины, гранаты в небольшом количестве. Даже алмазы встречаются. И один из камней очень симпатичных носит очень северное название – лопарская кровь. Это камень эвдиалит. Это камень, который добывают в Хибинах, к северу от Выборгской земли ближе к Белому морю. Камень этот действительно напоминает брызги крови – яркие, кроваво-красные пятна на его поверхности, они словно пятна запекшейся крови. И этот рисунок, необычный очень, красивый рисунок породил легенду о том, что в давние-давние времена произошла суровая битва между саамами (лапландцами) и шведами. И там, где пролилась кровь саамов – лопарей – на камнях остались навечно следы этой битвы и этот необычный камень, который напоминает о давних временах и давних насельниках этих земель.

 

Минерал эвдиалит - Лопарская кровь

 

Дело в том, что лопари мигрировали на север в связи с продвижением на Карельский перешеек племен финно-угорских – собственно карел, финнов – и следы этой миграции, они отчетливо заметны до сих пор. Потому что названия, которые включают в себя слово «лап», они встречаются даже в непосредственной близости от Выборга – 30 км к северу, и будет город Лапеенранта. И это как раз напоминание о тех лопарях, который когда-то давно-давно здесь жили. Это одна из версий, есть и другие, но версия вполне основательная. И вот такие названия – для водоемов преимущественно, для возвышенностей, в которых присутствует вот это лопарское, – они сохранялись очень долго. На выставке можно будет увидеть несколько топографических карт этой местности, на которых эти названия сохранились, это территория, близкая к нынешней границе.

 

Вообще воспоминания о лопарстве, о лопарях, о каких-то древних насельниках этих мест, сохранялись очень долго. Еще в конце XIX века отец финской этнографии и археологии Петер Швиндт записывал предания. Он собирал предания о метелиляйненах и лопарях, а местные жители рассказывали ему о том, что в далекие-далекие времена здесь жили великаны, и почти в те же времена здесь жили лопари, но все они ушли, вынуждены были уйти в северные земли, тогда, когда уже пришли сюда, на эти земли финские племена».

 

 

Как правило, говоря о камнях, мы восхищаемся произведениями Бажова и разными уральскими сказаниями, красотами и минералами. Но здесь у нас поблизости чудесные легенды и мифы и красота. И изучая географию имеет смысл посмотреть не только на Уральские горы, но и на наши северные горы Хибины.

 

 

«Безусловно. На картах, которые мы представляем на выставке, они показывают и распределение земли, где леса, где поля, где пахотные земли, и эти карты нам служат в некотором смысле напоминанием о том, что в XVIII веке, когда эти карты создавались, землемерной школы в новозавоеванных районах России почти не существовало. И приходилось приглашать из Швеции специалистов, картографов, которые бы наносили рельефы и хозяйственные особенности могли бы изображать на картах. И уже новые жители учились у шведских топографов.

 

Эти карты – у нас их несколько на выставке – они нам показывают не только то, что появляются специалисты в XVIII веке, которые умеют описывать землю и работать с землей, но и то, что земля здешняя становится очень понятной для местных жителей и для тех, кто приезжает впервые на эти земли, кто хочет приобрести землю. И подробное картографирование послужило неким стимулом для того, чтобы на Карельский перешеек и в Выборгскую губернию люди поехали, зная уже, что их ждет.

 

 

Надо сказать, что впечатления меняются. И если в описаниях путешественников начала XIX века мы встречаем разные ужасы о том, что местные люди живут в таких невыносимых, холодных  условиях, природа здесь так сурова, что это больше для зверей подходит, чем для людей, то постепенно все эти ужасы начинают уходить как-то на задний план, и все более привлекательными становятся эти места, все больше обращают внимание на обилие озер, на живописность, на необычный рельеф. И по мере строительства дорог и, особенно, в конце XIX века, когда была введена в строй железная дорога, связавшая Петербург и Гельсингфорс, тут уже дачник поехал, и люди пользовались картами туристическими. Но вот туристических карт мы не показываем на выставке, зато путеводителей у нас много – самых разных, подробных, живописующих и красоты местные, рассказывающих об истории этой земли. И, конечно, эти путеводители останавливаются более или менее подробно на том, что это все-таки земля северная, не вполне обычная, не вполне привычная для россиян.

 


 

Надо отметить, что лопари и лапландцы, Лапландия, это синонимы, это одно и то же. Это как раз та миграция, которая произошла несколько веков назад к северу, она, в конце концов, привела представителей этого народа уже на Крайний Север. Но вот интерес именно к тому Крайнему Северу Финляндии, он и в Петербурге ощущался, он и в Выборгской губернии ощущался, поэтому выпускались открытки, например, с лапландскими костюмами, с лапландскими видами. И тоже на выставке мы их показываем. Очень экзотично они смотрятся, эти лапландские люди в меховых одеждах. Это все казалось невероятной экзотикой, хотя вроде как это свое родное. Но отношение было и у финнов у самих к лапландцам как к культуре необычной и неблизкой».

 

 

Мы продолжим знакомиться с культурой Выборгского края, карельских, финских, лапландских земель в следующем выпуске.

 

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru