fbpx
6+

Разговор в прямом эфире со священником Вячеславом Хариновым

Разговор в прямом эфире. На вопросы радиослушателей отвечает священник Вячеслав Харинов.
Вопрос: Я живу в коммуналке всю жизнь. Не раз уже менялись соседи, но все попадаются такие, что кажется, что в Питере уже хороших людей не осталось. Очень тяжело с подобными людьми жить. Как здесь быть? Мы и молились за них, и стыдили – это люди пьющие, и о детях своих мало заботящиеся. Но все это ничего не меняет. Мы им советовали хотя бы детей крестить, но они не слушают. Просто руки опускаются, и иногда такое озлобление против них, что так горько на душе. Очень тяжело. Как здесь быть, что нам делать?

Свящ.В.Харинов: Прежде всего, что можно посоветовать человеку церковному? Конечно, утешение и поддержку нужно искать в церковной общине, среди своих единоверцев, единомышленников. По крайней мере, я надеюсь, вы почувствуете, что все-таки в нашем городе и во всех других городах, конечно, остались «хорошие люди», в чем вы теперь усомнились. А по поводу проблем коммунальных, вообще проблем общения с людьми можно вот что сказать. Эти проблемы всегда имеют корни в нас самих. Это может показаться обидным, но чаще всего в других людях мы видим свое отражение, и чем больше людей вокруг нам кажутся нехорошими, некрасивыми и даже просто безобразными, тем серьезнее нужно нам задуматься о самих себе: а мы-то сами каковы, что все лица, повернутые к нам, становятся такими неприятными? Может быть, это от нас самих идут такие недобрые «импульсы», на которые человек реагирует так негативно? И даже если ваши мысли и намерения самые добрые, если вам кажется, что вы действуете ради спасения душ ваших ближних – все равно, будьте очень внимательны к тому, каким образом вы пытаетесь внести в жизнь этих людей свет Евангелия. Тут очень важно помнить, что наша православная вера не является моментом некоего превознесения, или некоей особенностью, или некоей печатью, нас выгодно отличающей среди других людей. Скорее наше Православие – это призвание к служению другим людям, поэтому надо учиться с людьми, даже мало верующими, или совсем неверующими, находить контакт, сохранять дружеское, или, по крайней мере, ровное общение. А главное, всячески сохранять тот привлекательный образ христианина или христианки, который заставляет подчас умолкнуть клеветников, кляузников, склочников; который заставляет людей мало церковных, неверующих задуматься о том, почему люди Церкви такие, почему они неконфликтны, а в идеале должны бы быть и миротворцы; почему они не отвечают злом на зло; почему у них есть особая способность «гасить» вокруг себя разные конфликты, негативные ситуации; почему они могут не только мужественно переживать свои несчастья, но и помогать другим выстоять в тяжелый час; почему у них есть твердая надежда и нелицемерная любовь к людям. Сказал однажды один христианский мыслитель: «Православие не доказуется, а показуется». Если мы христиане, мы должны изо всех сил стараться соответствовать своему имени; а образ настоящего христианина не может быть непривлекательным – ведь это те качества, те добродетели, которых подчас просто смертельно не хватает в современной жизни. И мы должны быть очень привлекательными как христиане. Ведь если мы непривлекательны, если наша вера только в наших словах, а сами мы исполнены той же злобы и суеты, что всё и все вокруг, то так мы никого ко Христу не привлечем. И вот в этом и будет состоять наша подлинная проповедь Евангелия – не в словах, не в молитвах только – хотя, конечно, обязательно нужно молиться и за врагов, и за обидчиков своих; но во всей нашей жизни, во всяких, казалось бы мелочах, во всем нашем поведении в любой среде – домашней, квартирной, на работе, в магазине, на улице. То, что мы христиане, должно определять всю нашу жизнь, а не какие-то наши личные особенности характера или условий жизни. Конечно, это требует от нас особых усилий, но не нужно думать, что такая задача – проповедь Евангелия, Православия всей своей жизнью – это что-то непосильное для среднего человека, а возможное только для каких-то исполинов духа, какими нам представляются порой, например, апостолы. Апостолы до призвания их Господом были простыми людьми со многими слабостями – но именно им Господь сказал: идите и научите все народы Евангелию. И они смогли «уловить всю Вселенную», как мы поем в тропаре на Святую Троицу. Не было у них и больших физических сил – помните, апостол Павел пишет: «дано мне жало в плоть», т.е. я страдаю от болезни, от физической немощи. Но эти двенадцать человек изменили мир, «уловили» мир для Христа, ради Христа, для спасения человечества. Главное, помните, что Православие, ваша церковность – это не повод для какого-то превознесения. Помните, как Господь сказал: если не будете как дети, не войдете в Царствие Небесное. Так важно почувствовать себя действительно малым, зависящим от других, даже от таких недобрых соседей, которые не понимают, обижают, превозносятся своим неверием, своим отрицанием духовных ценностей. В этом смысле такое несомненное зло, как коммунальная квартира, может превратиться в хорошую школу подлинно христианского смирения. «Для любящего Бога все поспешествует на благо». Будем стараться менять духовный климат вокруг нас, культурный и общественный ландшафт вокруг нас. И дай вам Бог сил, мудрости, терпения и смирения – всех добродетелей, которые отличают истинного христианина от христианина только по имени. Главная же ваша и для всех нас поддержка и опора – это, как я уже в начале сказал, конечно, Церковь. Здесь вы найдете и утешение, и подкрепление ваших духовных сил.

Вопрос: Мой крестник – наркоман. Не так давно он умер от наркотиков. Я молюсь о его упокоении, но мне сказали, что молиться о нем церковно, подавать записки не следует, потому что такие злостные алкоголики и наркоманы, которые своей страстью доводят себя до гибели, по сути те же самоубийцы, а за самоубийц церковно молиться нельзя, только дома. Правильно ли я делаю?

Свящ.В.Харинов: Действительно, наркомания, так же как алкоголизм, это очень тяжелые грехи, это те страсти, с которыми человеку мучительно трудно бороться, потому что в этот грех вовлечено все его существо – от духовного уровня до, можно сказать, химического. Ведь это, кроме всего прочего, очень тяжелые болезни, и наркомания даже в каком-то смысле тяжелее, потому что человек гораздо быстрее попадает в зависимость от каких-то специальных веществ – часто по глупости, по какому-то легкомысленному любопытству или из желания покрасоваться перед другими своей смелостью или осведомленностью, а часто – по коварству и вероломству других людей, которые на чьем-то несчастье и глупости делают свой страшный бизнес. Наркотик очень быстро меняет всю психофизическую систему человека, все приходит в разлад – и гормональная, и эндокринная, и все жизненно важные системы организма. Это тяжелая, мучительная болезнь, она разрушает человека – наркоманы, как правило, живут недолго. Такие люди особенно нуждаются в нашей молитве, потому что очень часто воля их парализована, и даже при большом желании освободиться от греховной своей привязанности, к сожалению, собственного волевого усилия не хватает. И только благодаря милости Божией, и нашим совместным молитвам, наступает какое-то просветление, освобождение хотя бы на время. Конечно, можно назвать человека, который сам себя разрушает наркотиками ли, алкоголем ли, другими тяжелыми страстями, самоубийцей. Но, следуя этой логике, очень многих грешников можно так же именовать этим страшным словом – ведь именно грех разрушает, разъедает душу, а за вслед душой – и тело начинает страдать. И если бы не Божье терпение, не Божье милосердие, кто из нас оставался бы здоровым и способным на какую-то созидательную деятельность? Христианство учит нас различать грех и грешника – грех ненавидеть, бороться с ним, а грешника – любить, молиться о нем, памятуя о том, что никто не без греха, и все мы нуждаемся в Божьей милости, Божьем прощении и исцелении, в духовной, молитвенной поддержке наших ближних. И, конечно, вы правильно делаете, что поминаете, молитесь за своего крестника – это выражение вашей любви к нему, поддержка духовная, которая, безусловно, нужна ему в той новой жизненной реальности, в которой он теперь оказался. Мы должны помнить о том, что все мы грешны, и только Господь по милости Своей бережет нас от многих и тяжких падений; что нам так же потребуется помощь молитвенная наших ближних, когда и мы окажемся в новой жизни – поэтому как же нам не любить наших ближних, не молиться за них, и тем более за тех, кто наиболее грешен, наиболее болен? Это замечательно, что вы чувствуете необходимость и душевную потребность поминать близкого вам человека, так мучительно прожившего, наверное, совсем недолгую жизнь, не успевшего очень многое в жизни понять и совершить, наверное, мучительно умиравшего… Ваша молитва, ваше поминание – это ваша любовь к нему в своем лучшем, высшем выражении, и она очень нужна ему теперь, так же как нужна была и в земной жизни.

Вопрос: Я молюсь о своих усопших родных и близких, и хотел бы спросить – можно ли просить Бога открыть мне их загробную участь, т.е. узнать, где они – в раю или в аду? И влияет ли моя молитва и молитвы других на их участь? Может быть, если участь их тяжела, требуется какое-то усиление молитвы? Как узнать, помогают вообще молитвы или нет?

Свящ.В.Харинов: Знаете, в вашем вопросе есть доля лукавства. Если вы хотите прекратить молиться, уповая на то, что довольно уже молитв, достаточно уже, уже участь ваших близких замечательно решена, и молитвы ваши уже не улучшат их положение – это значит, что в ваших молитвах, скорей всего, нет настоящей любви к этим людям, настоящего чувства. Потому что настоящая любовь не знает границ, она не ставит себе пределов – вот до таких-то пор я люблю, а дальше уже не буду, и так хорошо. Если человек говорит – я буду любить тебя только до такого-то предела, я буду молиться за тебя только до такого-то предела и не более – значит, это скорее какой-то или расчет, или непонимание того чувства, которое нас связывает с нашими близкими. Кроме того, кажется, здесь еще есть момент какого-то любопытства об участи дорогих сердцу людей; кроме того, наше любопытство, конечно же, простирается и на самих себя – нам интересна и наша участь в той жизни. Но нужно помнить, что Господь нам открывает и о других, и о нас самих вполне достаточно для того, чтобы мы любили и совершали память наших усопших; чтобы жили достойно Его любви; но Господь никогда не откроет нам наше и чужое будущее настолько, чтобы мы все знали наверняка. Ибо это нас совершенно свяжет, это лишит нас свободы выбора, свободы воли, свободы вольного прихода к Богу, призыва к Нему, свободного изъявления любви к Нему и к ближнему; превратит нас в некие запрограммированные машины, которые Богу не нужны – не затем Он создавал человека свободным и претерпел за это смерть на Кресте. И еще об одном здесь следует сказать, отвечая на ваш вопрос. Важно помнить, что то, что совершается с ушедшими из этого мира, есть то, что Церковь называет «частным судом». Это не есть тот окончательный приговор, который будет вынесен человеку и человечеству, миру, в День Судный, День, когда исчезнут все вопросы, все неясности – в частности, и ваш вопрос, и ваше недоумение. Все будет разрешено, и самым наилучшим образом. Это будет, конечно, Страшный День, День Суда, но и День светлый, радостный, День, когда все недоразумения, все неправды, все ошибки, вольные и невольные, все недоговоренности, неясности между нами всеми станут ясны. Все тайное станет явным. Это будет День абсолютной правды, абсолютной истины; это будет День того Света, который сделает нас по-настоящему зрячими. Сейчас же человеку, живущему в мире греха, совершающему греховные поступки, имеющему греховные помыслы, видящему и понимающему все, по словам апостола, «как бы сквозь тусклое стекло, гадательно», – такому человеку всякое открытие тайны того, загробного мира будет не на пользу. Это либо лишит человека всякого волевого усилия, какой-то самостоятельности, сделает человека не до конца честным, искренним, а скорее – чрезвычайно расчетливым в тех отношениях, которые нас связывают с нашими близкими – неважно, живут они на земле или ушли в иной мир. И эта расчетливость, неискренность губительна будет прежде всего для нас самих. В такой ситуации человек не сможет реализовать до конца, до полного раскрытия и расцвета те замечательные духовные дары, которые Господь посылает нам. Ситуация такой «неясности» только спасительна для нас. Конечно, нас волнует участь наших ближних за гробом. Но это волнение должно нас побуждать к выражению любви к ним. А лучшим выражением любви являются не столько какие-то трогательные воспоминания, не слезы малодушия, но прежде всего горячая молитва ко Творцу, и молитва прежде всего церковная, потому что в этом случае вместе с нами за наших близких молится вся церковная полнота.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru