fbpx
6+

Протоиерей Александр Степанов. Беседы о Библии. Книга Бытия (10)

Беседы о Библии. Книга Бытия. Передача 10

Анна Павлович:
Здравствуйте, дорогие радиослушатели, в эфире радио «Град Петров» «Беседы о Библии». В студии протоиерей Александр Степанов, здравствуйте, отец Александр!
Протоиерей Александр Степанов:
Здравствуйте, Аня, здравствуйте, дорогие радиослушатели!
А. П.: И я напоминаю, что мы говорим о первых главах Библии, о сотворении мира, о сотворении человека, и вот в последних наших беседах мы говорили о грехопадении и о последствиях грехопадения, о том, как Господь повелел первым людям жить вот в этом падшем, искаженном грехом мире. И мы говорили о том, что все эти наказания, которые Господь накладывает на людей, они же оборачиваются и спасением, и даже утешением людям в этом мире падшем.
А. С.:
Я напомню, что мы остановились на понятии «кожаные ризы», «кожаные одежды», которые Бог дает Адаму и жене его. В 21-ом стихе сказано: «И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их». Так вот, мы уже начали обсуждать это понятие, что же стоит за этими кожаными ризами, и, как я говорил, среди толкователей, экзегетов, было высказано очень много суждений. Но все-таки все эти суждения, как это и обычно бывает в святоотеческом богословии, они хотя и разные аспекты высвечивают, но все-таки аспекты одного и того же.
Мы говорили, что главный смысл – это смертность человека, смертность. То есть Бог вносит некоторый порядок, Он прекращает этот бесконечный закон умножения зла, который запущен грехопадением. Когда человек отрывается от Бога, теряя источник благодатных сил, превращая жизнь в тянущееся умирание, когда тело отрезает какую-то часть, что с ней происходит? Жизнь угасает там очень быстро. Вот то же самое собственно происходит с человеком. И Бог, как вот верно Вы сказали, это делает не только для наказания, а именно для того, чтобы в конце концов избавить человека от этой бесконечной тягучей борьбы с самим собой, которую нам приходится вести.
Второй аспект кожаных риз, который нужно отметить, это некоторое уплотнение нашего как бы телесного состава. На самом деле мы точно не знаем, каким было тело Адама до грехопадения. Оно было биологическим, конечно же, но оно было каким-то иным. И, во всяком случае, вот эта грубая плоть, которую мы обрели с грехопадением, стала определенным препятствием к общению человека с духовным миром. Почему Господь ставит такой как бы барьер на этом пути? Общение с ангелами доступно было человеку, так же, как и с ангелами падшими, как мы видим, змей свободно мог разговаривать. Теперь, имея источник зла в себе, человек уже более склонен подчиниться велениям сил зла. Поэтому сохранить его в этом состоянии совершенной открытости для общения с духовным миром стало гораздо более опасно. И именно поэтому Господь ограничивает это общение. Да, мы сегодня не можем говорить с Богом, так, как мог говорить Адам, прямо; для него даже не стоял вопрос веры. Присутствие Бога в его жизни было абсолютным фактом, так же, как присутствие всех иных духовных сил. Для нас это уже скрыто. Вот кожаные ризы – то, что скрывает от человека духовный мир. Именно потому, что в этом духовном мире предпочтительнее для него оказываются силы зла.
Мы уже говорили о том, что нарушается тоже иерархический порядок устройства человека в грехопадении. И это тоже один из аспектов кожаных риз: в человеке начинает преобладать, как апостол Павел говорит, скотоподобное. И это стало для человека страданием, в нем появились болезни, голод, жажда, усталость; все это следствие нарушения порядка человеческого естества. Страдание стало расплатой за удовольствие. И вот Максим Исповедник говорит, что кожаные ризы – это та ширма, которая скрывает страдания за приманкой греха и удовольствия. Таким образом, человек и душой своей, в которой появились страсти, становится тоже плотским, поэтому апостол Павел говорит: «живущие по плоти угодить Богу не могут». Эти слова Иоанн Златоуст комментирует так: «Он говорит плоть, а не тело, имея в виду жизнь плотскую или мирскую, полную самооправдания, распутства, которое делают всего человека плотью». То есть вот это плотское, скотоподобное начало, то, что роднит нас с животным миром, оно стало как бы определяющим в нашей жизни. Вместо того, чтобы быть подчиненным и обслуживающим душевную составляющую человека, это стало доминирующим началом.
Григорий Нисский говорит об этом: «кожаные одежды есть плотская воля». Когда уже апостол Павел говорит о крещении, он говорит о том, что этого ветхого и плотского человека нужно совлечься, или отложить прочь. Значит, смысл крещения, смысл вступления человека в Церковь – это восстановление той прежней иерархии, которая была в человеке при его творении. И дальше 22-ой стих: «И сказал Господь Бог, вот Адам стал как один из нас, зная добро и зло, и теперь, как бы не простер он руки своей и не взял так же от древа жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно».
А. П.:
Вот тут, если так примитивно на это смотреть, то получается, что Господь боится того, что вот человек стал таким же, вот как бы он тоже не занял место рядом с Богом.
А. С.:
Нет, это слова, конечно, в которых звучит ирония, ирония, «стал как один из нас, знающим добро и зло», то есть, как мы говорили, определяющим, что есть добро и зло, подобно Богу, поставившим свое горделивое желание жить по своей воле в центр своей жизни, вместо Бога. И вот, действительно, человек стал определять, что такое добро, что такое зло, но равным Богу отнюдь не стал.
И дальше как раз речь идет о том, что Бог озаботился о том, чтобы человек не жил вечно в таком состоянии. Господь поставляет херувима на востоке у сада Эдемского с пламенным мечом, здесь такой образ избран, обращающимся, вечно вращающимся, чтобы охранить путь к дереву жизни.
Теперь еще один важный вопрос, уточнение понимания того, что вся эта история означает для нас сегодня. Что происходит дальше, с потомством Адама, и, соответственно, со всеми нами? И здесь возникает тема первородного греха, как соотнесена наша жизнь с тем, что описано в этой третьей главе книги Бытия. Итак, здесь есть прежде всего мысль апостола Павла, высказанная в послании к Римлянам, он говорит: «одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили».
То есть мы наследуем, по принципу «подобное рождает подобное», наследуем ту испорченную грехом человеческую природу, которая с момента грехопадения уже была у Адама. «Зло приразилось к естеству, как ржавчина к меди, и грязнота к телу» — говорит Антоний Великий. Григорий Палама говорит: «Спаситель был единственным не зачатым в беззакониях, не во грехах чревоносим, потому что плотское вожделение, будучи независимым от воли и явно враждебным закону духа, от начала привносит осуждение, будучи тлением, и рождает, конечно, для истления».
При этом мы отнюдь не считаем, что человек, рождающийся как потомок Адама, несет именно личную ответственность за то, что совершил Адам. Такая идея была распространена в Западной Церкви. И вот это вменение греха Адама каждому человеку, такое именно юридическое, очень характерно для западного богословия вообще. Откуда оно произошло? Оно произошло от Блаженного Августина, который в полемике с пелагианами ввел это понятие «вменение греха». Пелагиане, последователи Пелагия, говорили о том, что грехопадение не произвело никакого изменения в составе Адама; что он какой был, такой и остался, и, соответственно, все его потомство рождается такими же безгрешными, каким был Адам, и всякий грех, который совершает человек, это был просто его личный выбор, а смертность, он считал, что является изначальным свойством человеческой природы, что Бог создал человека смертным.
А. П.:
И самого Адама тоже?
А. С.:
Да, совершенно верно, да. Грех никак не вредит человеческой природе, она какая была, такая и остается, но грех, это конечно разрыв с Богом. Такая идея была неприемлема для христиан, которые не могли допустить, что Бог создал болезни, смерть, что есть несомненное зло, поскольку мы считаем, что Бог зла не творит, как абсолютно благой. Естественно, эта пелагианская идея вызвала протест в церкви. И вот как раз Блаженный Августин, полемизируя с пелагианами, ввел понятие вменения греха Адама каждому последующему от него рожденному, вменения как бы как личного его греха перед Богом. Вот это, конечно, была крайность, которая, к сожалению, была усвоена Западной Церковью. Блаженный Августин пользовался большим авторитетом на Западе, и его слова воспринимались как, так сказать, истина в последней инстанции. Православное понимание говорит о том, что первородный грех, то есть то, что совершил Адам, просто портит природу, которая потом, в силу этого способа передачи жизни, передается каждому последующему поколению. То есть человек приобретает источник зла внутри себя. Он не несет личной ответственности. Личную ответственность мы несем только за то, что совершаем сами. И вот уже в III веке была полемика о крещении младенцев. Какой смысл крестить младенцев, потому что в крещении мы говорим о прощении греха, в омовении? Что мы делаем, когда крестим младенцев, которые еще не успели согрешить? Поскольку в них есть первородный грех, значит, в крещении младенец омывается от этого греха. В постановлении Карфагенского собора, 252 года, говорится: «не должно возбранять крещение младенцу, который, едва родившись ни в чем не согрешил, а только происшедши по плоти от Адама, воспринял заразу древней смерти через самое рождение». Это подобно заразной болезни, которую мы все в себе несем, и эта заразная болезнь является причиной смерти человека.
Собственные грехи не являются причиной смерти как таковой, но могут ее, так сказать, ускорить. Все мы знаем, что пороки человеческие расшатывают, например здоровье, но принципиально, какой бы не был человек праведный, как бы он ни старался избегать греха, да, может он проживет дольше, может, кстати, и нет, но, во всяком случае смертность есть все равно в каждом человеке, и она не смывается.
Господь избрал другой способ. Не путь снятия, допустим, в крещении, этого первородного греха. Он Сам воплощается, Он рождает новое человечество, которое в перспективе имеет возможность воскресения. То есть плоть воскресает. Апостол Павел говорит о перспективе нашего спасения в послании к Римлянам: «как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие». Это тот путь, который избирает Господь для спасения человека от вечной смерти, от этого семени тли. Послушанием, подобным послушанию Христа, человек достигает бессмертия. Через смерть и воскресение.
Наверное, на этом мы можем закончить наш обзор первых трех глав книги Бытия, который дает вот эту общую картину, общую раму, в которой мы можем рассматривать уже и все другие события, как Ветхого, так и Нового Завета, всего Священного Писания. И через призму этих событий первоначальных мы можем рассматривать и всю нашу сегодняшнюю жизнь, уразуметь ее смысл, замысел Божий, и то, что надлежит нам самим в этой жизни, как христианам, делать.
А. П.:
И вот Адам с Евой были изгнаны из рая, и, насколько я понимаю, дальнейшая Библия, это как бы путь, путь людей к Новому Завету, уже к спасению.
А. С.:
Да, совершенно верно. Дальше Богу нужно, не нарушая свободы человека, подвести его, путем такого двухтысячелетнего воспитания, педагогики, воспитания словом пророков, воспитания историческими, так сказать, событиями, в которые оказался втянут ветхозаветный народ, где он мог прозревать, видеть и волю Божественную, и силу Божественную, и вот это водительство Божье. Через все это, проводя Свой народ, который Он избирает для этой цели, Он приводит к тому, что в нем действительно появляются такие духовные вершины, как Иоанн Предтеча, как Божия Матерь, как многие сонмы пророков и праведников ветхозаветных. Появляются люди, которые стоят уже на пороге Ветхого и Нового Заветов. Именно в эту уже подготовленную среду может явиться сам Бог как Богочеловек. Когда Богородица говорит: «се раба Господня, да будет мне по слову Твоему», это, собственно, есть вершина человеческой праведности.
Потому что Адам, как мы видим, не сказал таких слов, уклонился, а вот Она была как раз тем человеком впервые, который смог быть так открытым Богу, сумела так ответить Богу «да», что Слово стало плотью. Как, по-моему, владыка Антоний Сурожский сказал: история человечества до Воплощения имеет именно этот смысл, она не просто череда каких-то событий, сменяющих одно другое, но она имеет направленность к этому самому моменту, моменту Боговоплощения.
И дальше, конечно, уже действия Бога в этом мире, который предает Себя, являя образ любви, и увлекая этим образом любви за собой, создавая Церковь, создавая новое человечество, о котором мы говорили, которое, несмотря на то, что имеет в себе семя тли, тем не менее, вслед за Христом, Который этого в себе не имеет, как бы цепляясь за Него, выходит из порядка этого катастрофического существования мира в вечную жизнь.
А. П.:
Отец Александр, спасибо большое. Мы достаточно подробно поговорили о первых трех главах Библии, и впереди, конечно, множество страниц библейского текста, множество глав, книг, но это будут уже другие передачи, уже другие наши беседы.
Я напоминаю, что в студии были: протоиерей Александр Степанов и Анна Павлович. Всего доброго, до свидания!
А. С.: До свидания!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru