fbpx
6+

Потрясающая история одной вещи

Программа Екатерины Степановой

«Время Эрмитажа»

Реставрация кафтана с затонувшего корабля

Эфир 15 сентября 2018 г., 14:30

АУДИО + ТЕКСТ + ФОТО

 

Сегодня у нас не совсем обычная передача. Мы поговорим не только об Эрмитаже, хотя, конечно же, главными героями будут эрмитажный экспонат и эрмитажные реставраторы, вернувшие этот экспонат к жизни, но немного расскажем и о выставке, на которой сейчас этот предмет можно увидеть.

 

Летом 2018 года в Ораниенбауме открылась выставка «Три века под водой». Мы рассказывали об ее открытии немного в небольшом репортаже, а подробно в программе «Музейный калейдоскоп». Но вкратце напомним еще раз, что в «Серебряных кладовых» Большого Меншиковского дворца в Ораниенбауме демонстрируются подлинных вещи эпохи Петра Великого, удивительным образом сохранившиеся в водах Финского залива.

 

В 1724 году корабль «Архангел Рафаил» пытался вывезти контрабандный груз, для чего поздней осенью встал на рейд в северной части Финского залива. Его долго загружали различными товарами, но, как водится, в России зима наступает самым неожиданным образом, корабль был зажат льдами и затонул. Никто не погиб. Глубина в этом месте не очень большая, примерно десять метров, и тогда же еще пытались какую-то часть груза достать из-под воды. Остальное осталось лежать на морском дне. Сохранились архивные документы об этом происшествии. И вот, спустя триста лет подводные археологи Центра подводных исследований Русского географического общества приступили к работе на дне морском. В результате были подняты очень интересные вещи – от деревянных бочонков с товаром (например, с маринованными перепелами) до посуды и личных вещей команды. На выставке «Три века под водой» можно увидеть сохранившуюся репку и даже страницы Нового Завета с фрагментами Второго Послания к Коринфянам святого апостола Павла. Все это сохранилось благодаря малоагрессивной среде вод Финского залива, и потому, что вещи пропитались разлившимися маслом, маринадами и дегтем.

 

Одна из удивительных находок это кафтан, принадлежавший кому-то из команды. Его сначала передали в Эрмитаж на реставрацию, а затем и на постоянное хранение. Мы обещали рассказать, как возвращали к жизни этот кафтан. Теперь это обещание выполняем. Некоторое время назад на одной из встреч с журналистами, посвященной реставрационным проектам Эрмитажа, был представлен после реставрации и этот замечательный кафтан.

 

Рассказывает заведующая лабораторией научной реставрации тканей Государственного Эрмитажа Марина Владимировна Денисова:

 

«Перед вами удивительный музейный предмет. На первый взгляд это совершенно обычный, ординарный костюм мужской моды первой четверти XVIII века. Но уникальна его история. Был он найден на корабле, который затонул в Финском заливе. И несколько лет работает экспедиция, которая достает с него предметы, и в дальнейшем, наверно, достанет и сам корабль, то, что от него осталось.

 

Когда подводные археологи наши этот кафтан, то они решили, что это кожаный кафтан, потому что он не был похож на ткань. И предположить, что это ткань сохранится почти триста лет, пролежав на морском дне, невозможно. Но это все не просто так. Костюм этот был пропитан дегтем, потому что корабль перевозил бочонки с дегтем, деготь разлился и пропитал много предметов вокруг. В том числе этому кафтану повезло. Это и кафтан и камзол вместе. Два предмета в одном. И это тоже очень интересный момент. В таком виде его достали, он весь бы пропитан дегтем, и что с ним делать, было не понятно. Археологи где-то удивились, где-то озадачились и обратились в Государственный Эрмитаж, обратились к нам. Мы тоже не сразу нашли способ его реставрации. Это не только кафтан, это еще и штаны, и еще несколько предметов: фрагмент каната, мешок с семенами горчицы. Все эти предметы были перемещены в нашу лабораторию, и начались исследования, мы искали способ консервации, очистки и, в дальнейшем, реставрации.

 

Нам очень помогли наши коллеги из Отдела технико-технологической экспертизы. Химиками был предложен способ очистки постепенной. Вещи пришли в лабораторию с водой – сначала с морской водой, потом с чистой водой. И начался долгий, кропотливый процесс очистки, который потребовал почти полтонны химических реактивов для того, чтобы удалить этот деготь. Были пробы, понятно было, что деготь уходит, что проявляется цвет, что он не темно-коричневый, а горчичный. И у нас на глазах предметы стали менять свой цвет. Первоначальный цвет очень хорошо виден в складочках, в швах, если отогнуть, на изнанке. Там всегда, как правило, цвет сохраняется хорошо. В результате мы смогли получить предмет, который уже не просто лежит на столе, он одет на манекен, он может выставляться, его можно посмотреть со всех сторон.

 

94 пуговицы присутствует на этом кафтане. Все они сохранились, все они имеют свою пришивку. Здесь есть пуговицы как рабочие, так и декоративные. Пуговицы – это деревянная болванка, которая сверху оплетена шерстяной нитью. На клапанах карманов по семь пуговиц. Три рабочие, остальные декоративные. Сохранилась подкладка. По сути дела, он в идеальном состоянии. Можно увидеть, какого цвета первоначально были ткани. Клапаны карманов с починками, с зашивками. Сзади разрез тоже украшен декоративными пуговицами. Пуговицы плетеные, шерстяные, петли шелком обделаны. И надо обратить внимание, я сейчас приподниму рукав, и можно увидеть заплаты. Это заплаты, которые были сделаны хозяином или по поручению хозяина почти триста лет назад. Здесь есть очень умелые швы, сделанные профессиональной рукой, а есть нашивка, которую, как мы решили, наверное, сделал сам хозяин белыми нитками. Нитки льняные, но они были серого цвета и выбелились с течением времени. Но вот говорят «шито белыми нитками», это заметно, шов укреплен вокруг, но ниточки старенькие остались и они видны. Можно разглядеть и оплетку старую красивую и на самом кафтане, и на штанах. Т.е. сохранились все малейшие детали, вся тесьма, пуговички, петли. Идеальное состояние сохранности на наш взгляд.

 

Сохранилась шелковая подкладка фрагментарно. Вот обшлаг, но он накладной, он имитирует наличие кафтана и камзола. Но на самом деле это один предмет. Обычно из-под обшлага кафтана выглядывает кусочек рукава камзола, более узкий рукав. Но был такой прием. Этот кусочек пришит. У человека был только один предмет, но как будто два.

 

Когда предметы были подняты с морского дна, естественно начался процесс разрушения, пошел быстрее процесс окисления, т.е. уже стали работать микроорганизмы, и надо было как можно быстрее искать способ очистки и консервации. В результате семена из холщового мешочка, предположительно, семена горчицы, они промыты и высушены. В самом большом мешке мы сохранили свою завязку, которая была сделана триста лет назад. Поскольку мешок был весь дырявый, содержимое высыпалось в воду. Но сам мешок остался, на нем есть заплаты, сделанные в разное время, разной рукой. Это тоже интересные этнографические подробности мелкие, но они очень колоритны. Эти предметы пахнут морем и дегтем, несмотря на все химические вещества, которые мы использовали. Но деготь и сам консервант. В небольшом помещении, где хранятся эти вещи, этот дух можно ощутить.

 

В карманах кафтана были перья. Они тоже были пропитаны дегтем, и сначала не понятно было, что это. Но когда деготь стал уходить, шерстяное сукно стало промываться, то стал высыпаться песок, мелкий, мелкий белый песок морского дна, который был забит везде – и в карманах, и за обшлагами. Мы его собрали, он у нас в пакетике лежит. И перья. Может быть, это была перьевая подушка рядом, может быть курица была на борту. Такое тоже могло быть. Ну и кроме того семечки, семена разные, то, что хранилось в мешках рядом, это тоже в небольшом количестве мы достали.

 

Одежда сделана очень добротно, очень качественно. Судя по следам носки, хозяин носил вещь долго, судя по элементам – по клапанам на карманах. Когда корабль затонул в 1724 году, клапаны на карманах уже были другой формы. Т.е. лет 15 хозяин его носил. Во всяком случае, больше десятка лет. Следы ношения, потертости, достаточно много починок незаметных, но при ближайшем рассмотрении их можно увидеть. Т.е. хозяин берег, заботился, но и само качество изготовления предмета очень высокое. Все швы выполнены на высоком профессиональном уровне. Человек был явно состоятельный, но он его берег.

 

Реставрация у нас заняла четыре месяца. Самый трудоемкий процесс химической обработки шел у нас нон-стоп в течение 10 дней. Это погружение в определенные растворы, промывание, опять погружение. Процесс нельзя было остановить, потому что если вещь не до конца очистить и высушить, потом уже невозможно бы убрать загрязнения оставшиеся. Но нам это удалось – он мягкий, он эластичный, он одевается на манекен. Мы уже потом приходили в мастерскую и здоровались. Говорили «Добрый день, капитан» или «До свидания, капитан». Ну, «капитан» это очень условно. Можно сказать, какого он роста был.

 

С такой подводной археологией мы никогда не сталкивались. Вообще с археологией, конечно, да. Но это было давно извлечено из земли – и тридцать, и сорок лет назад. Иногда мы повторную реставрацию археологических памятников вынуждены осуществлять, или поддерживать в хорошем состоянии. Но вот с такой живой и пахнущей вещью, конечно, встретились впервые. Земля это одна субстанция, а вода – совсем иная.

 

Это не снято с тела. Команда вся жива, судя по документам, она вся ушла, а это то, что осталось на судне. Была попытка снять груз, остались сведения какие-то. Археологи, они же не случайно нашли этот корабль. Они знали что искать, где искать. Экспедиция до сих пор работает, там много интересных памятников, но этот мы считаем самым интересным для нас.

 

Отношение к вещам было, конечно, совершенно другое. Мы знаем из нашего опыта музейного, что, например, императрица Мария Федоровна любила какие-то свои предметы одежды, и как она о них заботилась. На них есть штопочки, на них есть починки. Ну, казалось бы, царица, могла бы заказать себе лишнюю пару чулок шелковых. Но нравились именно эти с вышивкой. И видно, как их ремонтировали, и не одни раз, и берегли, и любили».

 

 

Главный хранитель Эрмитажа Светлана Борисовна Адаксина пояснила, что кафтан будет храниться в Реставрацонно-хранительском центре в Старой Деревне, потому что там есть возможность круглогодично поддерживать определенный температурно-влажностный режим без изменений, потому что для таких вещей хуже всего скачки температуры.

 

Вот такая потрясающая история. Нам всегда очень радостно и любопытно, когда можно связать какие-нибудь события из музейной жизни, потому что к исторической биографии памятников тогда добавляется и современная история. К тому же они как бы уже становятся нашими знакомцами – вот, мы услышали, как «капитана», как его прозвали реставраторы, вылечили их золотые руки, а вот уже мы с ним можем встретиться на выставке в Ораниенбауме и там же узнать, как его доставали из-под воды. Таким образом мы и становимся свидетелями истории.

 

Увидеть кафтан можно на выставке в Ораниенбауме до 21 октября 2018 года.

 

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

 

Фотографии кафтана во время реставрации любезно предоставлены пресс-службой Государственного Эрмитажа.


Наверх

Рейтинг@Mail.ru