fbpx
6+

Наука и религия. Взгляд православного христианина. Беседы 24-27.
кандидат физико-математических наук С.Н. Хворостовский.

 

-24-

И в этом смысле было бы интересно сопоставить современную модель возникновения и развития Вселенной и то, как эта история изложена в Библейском Шестодневе. Но при этом давайте ограничимся той частью истории возникновения и развития Вселенной, которую современная наука считает в настоящее время более или менее достоверной или, по крайней мере, правдоподобной, и попробуем сопоставить ее с историей сотворения Вселенной, изложенной в Библейском Шестодневе.
Сразу заметим, что задача эта непростая. Библия – это Богооткровенная Книга, она имеет свою задачу, главным образом телеологическую, и в ней не дается полного Откровения. В ней не излагаются законы неживой природы, законы развития живой природы, законы развития человеческого общества, законы Ньютона, Ома, теория относительности и т.д. и поэтому не следует в ней искать описания каких-либо научных моделей. Но поскольку Библия описывает реальный мир, то в ней все эти законы, а также и те, которых мы пока не знаем, не могут не присутствовать, хотя бы в скрытом виде. У св. Василия Великого это сформулировано следующим образом: «… в Богодухновенных словах нет ничего напрасно сказанного, даже и до единого слова». При всем при этом мы не должны забывать главное, которое св. Василий Великий в своих «Беседах на Шестоднев» определил так: «Этот великий труд должен передать историю о творении неба и земли, которое не само собой произошло, как представляли собою некоторые, но имело причину в Боге».
Св. Василий Великий был исключительно образованным человеком и прекрасно знал, как «представляли собою некоторые» «историю творения неба и земли». Он пишет далее: «Еллинские мудрецы много рассуждали о природе, — и ни одно их учение не осталось твердым и непоколебимым; потому что последующим учением всегда ниспровергалось предшествующее», и «вселившееся в них безбожие внушило им ложную мысль, будто бы все пребывает без управления и устройства, и приводится в движение как бы случаем». Нужно заметить, что эти «еллинские мудрецы» были достаточно мудрые люди.
Вот один маленький пример. Говоря об аргументах «еллинских мудрецов» против Священного Писания, св. Василий Великий приводит такие их высказывания: «… окружность земли имеет сто восемьдесят тысяч стадий… на сколько простирается в воздухе земная тень, когда солнце идет под землею, и как тень сия, падая на луну, производит затмения». Не говоря уже о том, что здесь довольно точно описан механизм лунного затмения, но и длина экватора рассчитана довольно точно! Если принять длину стадии равной 200 м (по разным источникам она колеблется от 174 до 230 м), то длина экватора, по их расчетам, составляет 36 тысяч км! По современным данным около 40 тысяч км. Неплохая точность! Надо полагать, что в трудах «еллинских мудрецов» были и другие высказывания, и можно было бы найти что-нибудь более подходящее для их критики. Но св. Василий Великий отметил именно эти, те, которые подтвердились более через тысячу лет. Какова же прозорливость, какое благородство и какая объективность этого великого человека! И в то же время это предостережение и всем нам: главное в нашей жизни, и в жизни ученого в том числе – не только точность и добросовестность проводимых исследований, но и вера в Промысел Божий и в Его великую к нам Любовь!
Впрочем, таким отношением к Священному Писанию отличались не только «еллинские мудрецы». Так, например, один очень известный ученый и философ на вопрос Наполеона, какое место в его системе мироздания занимает Бог, гордо ответил, что он в своих рассуждениях «не нуждался в такой гипотезе». Господь ему судия!
В нашем рассмотрении мы должны учитывать, что в Библии дается созерцательная, бытовая, преднаучная картина мира, а также его смысловая картина. Для того, чтобы построить формальную, модельную картину мира, Бог создал человека и дал ему разум. У св. Василия Великого об этом сказано так: «Сказавший: «В начале сотворил Бог небо и землю», умолчал о многом: о воде, о воздухе, об огне и о видоизменениях, из них происходящих, хотя все это, как служащее к восполнению мира, очевидно, существовало в целом; однако же история не коснулась сего, чтобы приучить ум наш к самодеятельности и дать ей случай по немногим данным делать заключения и о прочем». Напомню вам, что в античной философии, которую св. Василий Великий знал прекрасно, вода, воздух и огонь имели другое толкование, чем в настоящее время. Тогда они считались основными элементами, из которых состоит весь окружающий мир, и о них в Библии не сказано ничего. Сейчас мы основными элементами считаем другие объекты и явления и могли бы заменить эти слова (вода, воздух, огонь) на другие: микрочастица, поле, взаимодействие и т.п. Какие же элементы имеются ввиду в данном случае, остается загадкой. Все это, основные элементы и видоизменения, из них происходящие, мы должны изучить сами, «самодеятельно».
При составлении формальной, научной картины мира Библия является исходной, отправной точкой исследования и одновременно неким эталоном, позволяющим проверить, насколько близка к истине построенная модель, т.е. произвести ее верификацию. Но сделать это можно только по конечному результату, анализируя окончательную картину. Произвести какие-либо промежуточные проверки, чтобы убедиться в правильности выбранного направления поиска, используя текст Священного Писания, не представляется возможным. Известно по этому поводу высказывание Михайло Васильевича Ломоносова: «Дурно поступает химик, который хочет по Псалтири изучать химию».
Необходимо отметить главное: мы, в отличие от некоторых ученых и философов не ставим цель проверить с помощью научной модели истинность Священного Писания. Мы хотим показать, что непредвзятое научное моделирование, свободное от идеологических догм, в процессе развития научной мысли все ближе и ближе подходит к той картине, которая приведена в Писании. Более того, некоторые места Писания в их толковании святыми отцами могут помочь ученым определить наиболее перспективные направления исследований.
Итак, попробуем, с Божьей помощью, сравнить рассмотренную нами современную научную модель возникновения и развития Вселенной с текстом Священного Писания. Но поскольку текст, с одной стороны, отражает бытовую, созерцательную картину мира, а, с другой, имеет много толкований (например, смысловая картина мира), воспользуемся, дабы не впасть в пустое умствование, толкованием св. Василия Великого в его «Беседах на Шестоднев».
О сложности понимания картины мира, приведенной в Писании, и сложности ее толкования св. Василий Великий говорит так: «Бог был для мира не сим одним – по причине только бытия, но сотворил как благий – полезное, как премудрый – прекраснейшее, как могущественный – величайшее». И все это нам дано как единое неразрывное целое. Выделить из этого целого естественнонаучные элементы – очень непростая задача.
Итак, первые слова Писания «В начале сотворил Бог небо и землю». Самым первым словам – «в начале» – Василий Великий дает такие толкования:
1) «чтобы не почли мир безначальным»,
2) «начало времени еще не есть время»,
3) «начавшееся со временем по всей необходимости и окончится во времени».
Св. Василий Великий не сомневается, что время, в нашем понимании, категория непостоянная, она может меняться, она имеет начало и конец. В этом смысле модель Фридмана не расходится с таким толкованием, она рассматривает точку сингулярности как начало времени, момент возникновения пространства-времени. До этой точки времени нет, вообще понятия «до» не существует. Кроме того, следует помнить, что в модели Фридмана начало времени связано с моментом «большого взрыва», который обычно связывается со словами Священного Писания «да будет свет». Все, что происходило до этих слов, начиная со слов «в начале сотворил…» в модели Фридмана вообще не рассматривается. Кроме того, св. Василий Великий добавляет: «Было нечто, как вероятно, и прежде сего мира; но сие, хотя и постижимо для нашего разумения, однако же не введено в повествование, как несоответствующее силам новообучаемых и младенцев разумом».
Это совершенно точно. Мы пока еще не очень разобрались в том, что было «после», где нам сейчас разбираться, что было «прежде мира сего». И все-таки, во-первых, что-то было «прежде» и, во-вторых, это «что-то», возможно не сейчас, но «постижимо для нашего разумения». Сам св. Василий Великий об этом «что-то» говорит так: «Еще ранее бытия мира было некоторое состояние приличное премирным силам, превысшее времени, вечное, присно продолжающееся. В нем-то Творец и Зиждитель всяческих совершил создания – мысленный свет… оне-то наполняют собою сущность невидимого мира». Что здесь имеет ввиду Свт. Василий? Только ли сотворение духовных сущностей или нечто большее? Может быть имеется ввиду внешняя область конуса событий в 4-х мерном пространстве, о котором мы уже говорили с вами? Или что-то другой? Пока это одни предположения.
А как понимать слова «окончится во времени»? В модели Фридмана рассматриваются три сценария развития Вселенной:
1) Вселенная расширяется до бесконечности,
2) Вселенная расширяется до некоторого конечного радиуса, после чего расширение прекращается,
3) Вселенная расширяется до максимально возможного радиуса, после чего она начинает сжиматься, проходит все те стадии, которые мы с вами уже рассматривали, только в обратном порядке и переходит в точку сингулярности.
Какой сценарий реализуется в нашей Вселенной, пока неясно. Дело в том, что, согласно модели Фридмана, время существования Вселенной, даже по третьему сценарию, очень велико, причем мы находимся где-то в начальной стадии развития Вселенной. А в начальной стадии все три сценария практически совпадают и найти различия не представляется возможным. Казалось бы, первые два сценария можно отбросить – они дают бесконечное время существования Вселенной. Но делать это преждевременно. Что если конец Вселенной произойдет вообще по другой модели? Кстати сказать, скорее всего так и будет. В этом случае модель Фридмана можно рассматривать, как некую локальную, во времени, модель, описывающую развитие Вселенной только до определенного предела, после чего она должна быть заменена другой моделью. В этом случае все три сценария имеют право на существование.
Помните мы с вами говорили о толковании самого понятия времени? Мы рассмотрели несколько вариантов толкования: бытовое толкование – время это поток, движение момента «сейчас» из прошлого в будущее и научное толкование – время это чередование, последовательность событий (такое толкование ближе к теории относительности. Вспомните хотя бы понятие одновременности событий, относительность этого понятия). А вот что пишет о времени св. Василий Великий: «если… потрудишься найти первый день бытия мира. В таком случае найдешь, с чего во времени началось первое движение». Учитывая, что движение, в общем понимании, это любое изменение, то, очевидно, такое толкование ближе к научному. И, наконец: «… чтобы мы уразумели вместе, что мир сотворен хотением Божиим не во времени, сказано: вначале сотвори. В означение сего древние толкователи, яснее выражая мысль, сказали: сразу сотвори Бог, то есть вдруг и мгновенно»
О движении, в смысле изменение, св. Василий Великий не забывает напомнить и когда говорит о бытовом толковании времени: «не таково ли время, что в нем прошедшее миновалось, будущее еще не наступило, настоящее же ускользает от чувства прежде, чем познано? А такова природа и бывающего в сем мире: оно то непременно возрастает, то умаляется и явным образом не имеет ничего твердого и постоянного».
Но пойдем далее. «…сотворил». Св. Василий Великий полагает, что это слово приведено «в показание, что сотворенное есть самая малая часть Зиждителева могущества», т.е. рассматриваемая нами модель только малый элемент мироздания и даже теория сверхструн не в состоянии охватить всю проблему в целом.
О словах «небо и землю» св. Василий Великий говорит: «Двумя крайностями обозначил сущность вселенной, приписав небу старшинство в бытии, а о земле сказав, что она занимает второе место по сущности». Это бесспорно так и есть, но здесь можно добавить, что горизонт событий, о котором мы говорили, возможно, имеет некую аналогию с небом. В пользу такого предположения говорит такое толкование св. Василия Великого: «по Божию повелению вдруг распростерто было небо вокруг того, что заключалось внутри его собственной поверхности, и стало оно непрерывным телом, достаточным к тому, чтобы отделить внутреннее от внешнего; … пресекши лучи, идущие со-вне».
Во времена св. Василия Великого считалось, что «пресекать лучи» может только тело. Но мы с вами теперь знаем, что даже само пространство может принять такую форму, что будет «пресекать лучи». Вероятно, св. Василий Великий о чем-то подобном догадывался и поэтому он не рассматривает подробно природу этого тела, хотя в других случая он не гнушался подробным естественнонаучным анализом слов Писания в рамках современной ему науки. Св. Василий Великий, в отличие от своих современников, не рассуждает о каких-либо других свойствах этого тела, о том, из чего, например, сделано это тело, из хрусталя, из яшмы и т.п. Более того, он говорит: «небом называется часто видимое пространство». Для нас сейчас это утверждение считается совершенно естественным, а полторы тысячи лет назад…!
Теперь о самом слове «сотворил». Св. Василий Великий рассматривает это действование Бога, как один из видов искусства, причем «из искусств одни называются творящими, другие состоящие то в действовании, то в умозрении». Причем если результатом последних двух (действование и умозрение) является или движение тела или действие ума и по их прекращении ничего не остается, то «в искусствах творящих, по прекращении действия дело на виду», и его результат остается на долгие годы, а то и на века. Дело в том, что св. Василий Великий не делит, как сейчас принято, творчество человека на собственно искусство, и на ремесло. Для него искусством является и пение, и танец, и «домостроительство», и размышления, и плотничество и т.д. (это особенности греческого языка и перевода на русский). Но из всех видов он выделяет искусства творящие, как наиболее близкие понятию «сотворил», т.е. те, которые мы бы сейчас назвали «ремесло». И далее св. Василий Великий пишет: «Посему и премудрый Моисей, желая показать, что мир есть художественное произведение, подлежащее созерцанию всякого, так что через него познается премудрость его Творца, не другое какое слово употребил о мире, но сказал: в начале сотворил. Не сделал, не произвел, но сотворил».
Итак, «мир есть художественное произведение», он прекрасен, он – Творение Божие («И увидел Бог, что это хорошо»). Но какое отражение эта красота имеет в науке, в мире цифр, сухих формул, формальных описаний? Проявляется ли вообще в мире научном красота и гармония мира, как Творения Божия? Да, проявляется, но проявляется в своих специфических формах. Прежде всего это проявляется в законах симметрии, которые изучаются еще в школе на уроках геометрии. Эти законы пронизывают всю Вселенную, они встречаются и в микромире, и в макромире, и в мегамире. Проявление этих законов можно наблюдать и в окружающих нас телах, явлениях, и даже формулах, например, физических. Сравните, например, написание закона всемирного тяготения и закона Кулона. Казалось бы, они из разных областей науки, а как они похожи! У физиков есть такой признак: если при исследовании какого-либо явления оно описывается длинной и неуклюжей формулой – ищи ошибку. В 60-ых годах мне рассказывал математик, который имел отношение к разработке современной авиатехники, а именно, к расчету формы фюзеляжа и крыльев реактивного истребителя. С компьютерами у нас тогда были проблемы, а решать такие задачи на счетной машинке…! Но повезло, один из их группы был знаком с художником и как-то пожаловался ему на свою горькую жизнь. Художник посмотрел на его чертежи, сказал, что все это ерунда и никуда не годится, и тут же нарисовал свой чертеж самолета. Каково же было изумление математика, когда оказалось, что нарисованная от руки художником форма самолета является наилучшей! Впредь они очень часто обращались к художникам за помощью.
«И сказал Бог: Да будет свет». Эти слова Священного Писания долгое время, к сожалению, были объектом нападок и язвительных замечаний не только разного рода лекторов, пропагандистов и им подобных, но и маститых ученых, известных философов. Суть их насмешек сводилась к следующему: как свет мог появиться раньше Солнца? Это – абсурд! Чего больше было у этих людей – безграмотности или сознательной лжи – сказать трудно, Бог им судия. Для нас же это начало нашего сопоставления модели Фридмана и толкования св. Василия Великого. Но вот, что сказал по этому поводу св. Василий Великий: «Если сотворение света предшествовало; то почему говорится, что и солнце теперь сотворено также «освещать»? Во-первых… тогда произведено было самое естество света, а теперь приуготовляется это солнечное тело, чтобы оно служило колесницею тому первобытному свету». Еще одно великое предвидение. Возможно, это первое в истории указание на то, что свет (излучение) и источник света – понятия разные и они могут существовать раздельно. Как мы видим, совпадение модели Фридмана с толкованием св. Василия Великого весьма велико.
Мы с вами уже говорили об огненном шаре. Правда, мы говорили о нем через одну микросекунду от акта творения, но вероятно, он существовал и ранее, другое дело, что свойства его нам практически неизвестны. «И отделил Бог свет от тьмы», т.е. Бог соделал их природу несоединимую и совершенно противоположною, потому что «удалил их друг от друга и отделил великою средою», — говорит нам св. Василий Великий. Огненный шар по модели Фридмана действительно «отделен». Но от чего? Что находится за горизонтом событий? Этого в модели нет. Больше того, модель предполагает наличие только этого огненного шара, кроме него вообще ничего нет. Ну, что ж! В конце концов, модель Фридмана – это только некая ограниченная модель. Будут и другие. Может быть развитие теории сверхструн что-то здесь прояснит.
И еще одно, очень интересное толкование приводит св. Василий Великий говоря о свете: «Это ныне, по сотворении солнца, день есть освещение земли солнцем, но тогда, не по солнечному движению, но потому что первобытный оный свет, в определенной Богом мере, то разливался, то опять сжимался». Говоря современным научным языком, речь идет о периодических пульсациях огненного шара. Такую модель, насколько мне известно, никто пока не рассматривал.

-25-

На этом завершается первый день творения. Мы попытались его рассмотреть с естественнонаучной точки зрения. Мы ничего не говорили, например, о смысловой картине, оставляя это людям более компетентным. Можно было бы двигаться дальше, но св. Василий Великий обращает внимание на очень важное обстоятельство: в Писании первый день творения назван «день один». Обратите внимание – «один», а не первый. Все последующие дни творения названы порядковыми числительными: второй, третий и т.д., а первый – «один»! Св. Василий Великий дает этому такое толкование: «сему основание скрывается в таинственном знаменовании, именно, что Бог, устроив природу времени, мерою и знаменованиями онаго положил продолжение дней».
Вы только вдумайтесь, по одному слову, даже не по самому слову, а по его форме, сделать такой глубокий вывод! Вывод, который, почти наверняка, не был до конца понятен его современниками. Да что там современниками. Устроил природу времени! В этом предложении содержится, фактически, одна из основ теории относительности – зависимость времени от строения вселенной. Ведь классическая механика противоречит этому утверждению. Она утверждает абсолютность и вечность категории времени. (Интересно, а задумывался ли об этом Ньютон, когда вводил категорию «абсолютного времени»? Не может быть, чтобы он не читал св. Василия Великого!) Главное же толкование такого названия первого дня заключается, по мнению Василия Великого, в том, что «Моисей, чтобы вознести мысль к будущей жизни, наименовал единым сей образ века, сей начаток дней, сей современный свету, святый Господень день, прославленный воскресением Господа».
«И сказал Бог: да будет твердь, посреди воды, и да отделяет она воду от воды». Св. Василий Великий обращает особое внимание на слова «да будет твердь»: «И вчера уже слышали мы слова Божии: «да будет свет»; и ныне слышим: «да будет твердь». Но в настоящем случае они (эти слова «да будет твердь»), по-видимому, заключают в себе нечто большее; потому что слово не ограничилось простым повелением, но и определило причину, по которой требуется устроение тверди». Далее св. Василий Великий указывает на эту причину: «Сказано: «да отделяет она воду от воды».
Исключительно важный момент! Слова св. Василия Великого «определило причину» фактически указывают на то, что Господь сделал выбор из нескольких вариантов развития Вселенной. А это значит, что Господь установил законы ее дальнейшего развития. И произошло это (установление законов природы) уже по крайней мере два раза. И установление законов природы происходит и далее, в последующие дни творения и, скорее всего происходит до настоящего времени. И, вообще, когда Господь говорит «да будет», это означает, что Господь устанавливает законы природы. Причем возможно, что законы установленные в последующий день не обязательно являются развитием законов, установленных в день предыдущий, это могут быть и какие-то другие законы, в том числе изменяющие предыдущие. В связи с этим нельзя не вспомнить «Послание к евреям» апостола Павла: «…еще раз поколеблю не только землю, но и небо». И возникает вопрос, какова же цель этого «колебания»? Зачем еще и еще раз изменять уже сотворенное? Ведь сказано: «И увидел Бог, что это хорошо…». Конечно, было бы слишком самонадеянно для нас пытаться проникнуть в замысел Божий, но в том же Послании есть ответ! Оказывается, это необходимо ради «изменения колеблемого, как сотворенного, чтобы пребыло непоколебимое» (Евр. 12: 6-27).
Вообще говоря, изучением «изменений колеблемого», чтобы узнать, где пребывает «непоколебимое», занимались еще античные философы, а также философы во все времена. Но в большинстве случаев это изучение приводило к тому, что «непоколебимое» куда-то исчезало, для него не оставалось места. Такова была судьба любой философской системы, которая не включала в себя такую категорию, как «Промысел Божий».
В нашем же рассмотрении это высказывание из «Послания к евреям» исключительно важно, потому что оно определяет конечную цель науки: изучать изменяющееся, чтобы приблизиться к пониманию Неизменного. Это значит изучать законы, которые установил Господь, законы этого детерминированного мира, и, в первую очередь те, которые существуют сейчас, а также пытаться открыть законы, которые предшествовали нынешним. И обратите внимание: этапы развития Вселенной в научном представлении следуют скорее за этими словами «да будет», чем за делением по дням творения. А каково направление этих «изменений колеблемого»? Изменения могут быть самыми разными. Но какова их тенденция? И здесь, в какой-то степени, поможет нам ответить на этот вопрос недавно появившийся в науке «антропный принцип».

-26-

Согласно этому принципу, структура Вселенной такова, как будто она создана специально для человека! Антропный принцип в разных своих видах, «слабом» и «сильном», все более проникает в науку и философию. Как наука объясняет существование антропного принципа? Оказывается, в основе любой науке, например, физике, лежат физические законы, физические модели процессов разного рода, которые постоянно меняют свою форму, порой до неузнаваемости, границы применимости и т.п., а также мировые константы, например, заряд и масса электрона, постоянные гравитационного и электромагнитного взаимодействия, скорость света и много других. Величины этих констант получены экспериментально и, если и меняются, то только в смысле увеличения их точности.
Известные физики Поль Дирак, Артур Эддингтон и другие заметили, что мировые константы как будто специально «подобраны» так, чтобы во Вселенной могли возникнуть условия, необходимые для существования живых организмов и человека. Скажем, очень незначительное изменение отношения величин гравитационной и электромагнитной постоянных (порядка одной миллиардной!) привело бы к тому, что звезда типа Солнце, определяющая приемлемые для жизни условия на Земле, просто не могла бы существовать. Или другой пример: если бы отношение постоянных, определяющих сильные и слабые ядерные взаимодействия было бы другим (здесь допускаются колебания в пределах одного процента), не могли бы возникнуть сложные органические молекулы, составляющие материальный «носитель» жизни. И такая «тонкая настройка» Вселенной на «волну жизни» проявляется на всех уровнях от мегамира до микромира.
Но вернемся к модели Фридмана? Те экзотические частицы, которые существовали и определяли состояние первичного огненного шара, но о которых мы ничего не знаем, исчезли и появились новые, которые существуют во Вселенной и по сей день. И еще очень важный момент. Кому Бог говорит: «да будет»? Св. Василий Великий дает такое толкование этих слов: «представляя Бога повелевающим и разглагольствующим, самым умолчанием указывает на того, кому Бог повелевает и с кем разглагольствует… набрасывает некоторые следы и указания Неизреченного». И далее: «Писание приближает нас к мысли об Единородном».
Слово «вода» встречается в Шестодневе и раньше: «И Дух Божий носился над водою». Св. Василий Великий приводит в качестве одного из толкований этих слов перевод одного Сириянина: слово «носился» в переводе употреблено вместо слова «согревал» и «оживотворял» водное естество по подобию птицы, насиживающей яйца и сообщающей нагреваемому какую-то живительную силу.
Мы уже говорили, что огненный шар по своим свойствам напоминает жидкость. И это сходство с жидкостью сохраняется вплоть до плазменной эры и частично ее захватывает. После чего стали образовываться галактики и звезды. Можно ли формирование таких объектов понимать как образование «тверди посреди воды»? В каком-то смысле – да. Но, разумеется только частично. Св. Василий Великий высказывается о тверди очень интересно: «Наименование тверди в Писании обыкновенно дается тому, что имеет превосходную крепость». Ну что же, звезда, по сравнению с межзвездным веществом, разумеется, имеет «превосходную крепость».
А может быть, образование «тверди посреди воды» имеет и другой смысл! Дело в том, что в модели Фридмана предполагается однородное распределение вещества во Вселенной. Но при таких огромных плотностях вещества и энергии, которые имеют место в начальной стадии ее развития возникновение малейшей флуктуации плотности вещества (или энергии) могут привести к образованию черных дыр и тогда предположение об однородности нарушается. В этом случае вокруг черной дыры формируется свой горизонт событий, своя «твердь», и вещество внутри такого горизонта событий и вне его будут иметь разные свойства, хотя и обладать свойствами жидкости. История такой черной дыры будет иной, чем мы рассматривали ранее – ее гравитационный радиус будет расти. Подобная задача в настоящее время до конца не решена и мы ее обсуждать не будем, но ее решение, как можно предположить при внимательном чтении Писания, является актуальной проблемой. Возможно, при изучении этой проблемы удастся открыть новые, пока неизвестные законы мироздания, установленные Господом словами «Да отделяет она воду от воды».
«И назвал Бог твердь небом». Св. Василий Великий пишет: «Хотя название сие собственно приличествует другому; но и твердь, по подобию, приемлет то же наименование». В чем же видит это «подобие» св. Василий Великий? «По Божию повелению вдруг распростерто было небо вокруг того, что заключалось внутри его собственной поверхности, и стало оно непрерывным телом, достаточным к тому, чтобы отделить внутреннее от внешнего». Аналогия этого «непрерывного тела» с гравитационным радиусом (или горизонтом событий) прослеживается достаточно четко. Конечно, горизонт событий это не есть какое-то тело, это только граница, через которую ничто, даже свет, не может пройти.
Много внимания уделяет св. Василий Великий тому обстоятельству, что слово «небо» встречается в Писании дважды – в первый день творения и сейчас. «…должно исследовать, иное ли что отличное от неба, сотворенного в начале, эта твердь, которая и сама называется небом, и точно ли два неба?» Здесь св. Василий Великий вступает в полемику с теми «которые кроме Создателя вводят несотворенное вещество», с теми, которые считают, «что небо одно, и что нет естества, из которого могло бы произойти второе, третье» и т.д. Он отвечает своим оппонентам: «мы… далеки от мысли не верить второму небу, что взыскуем и третьего неба», которое видел апостол Павел (2Кор: 12, 2). Давайте вспомним, что видел апостол Павел: «Знаю человека во Христе, который назад тому четырнадцать лет, — в теле ли – не знаю, вне ли тела – не знаю: Бог знает, — восхищен был до третьего неба». И далее: «он был восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которые человеку нельзя пересказать». Можно понимать так, что рай находится на третьем небе. Далее св. Василий Великий, ссылаясь на Пс: 148, 4, пишет: «Псалом же, наименовывая «небеса небес» подал мысль и о большем числе небес». Применяя нашу терминологию, речь идет о большом количестве подвселенных, существование которых объясняет теория сверхструн.
Но вот, что здесь хочется сказать. Научная картина мира, его строение, история его развития по мере расширения научных исследований, как мы уже видим, все более и более приближаются к тому, как все это описано в Библейском Шестодневе. С другой стороны, мы не должны забывать, что конечная цель любой науки – это решение проблемы жизни и смерти. Подчеркиваю, любой науки! Так уж сложился процесс научного исследования, что бы ни говорили об этом люди в нем участвующие. В этом, кстати сказать, еще одно подтверждение связи науки и христианства, слияние Бога и человека. Поскольку мы в Нем, постольку мы вне смерти, т.е. вечны, потому что наша единственная война есть святая брань с врагом, общим для всех людей – смертью. И здесь возникает вопрос, как решается проблема жизни и смерти. Если в рамках христианского учения, опираясь на Священное Писание, то беспокоится нечего. А если не так? Что если найдутся люди, бесспорно талантливые, но желающие решить эту проблему своим способом? Что если они пожелают этот свой способ реализовать техническими средствами? Организуют, например, какую-нибудь компанию или общество с ограниченной ответственностью, которое за определенную мзду будет готово обеспечить вам путешествие на «третье небо», о котором писал апостол Павел!
Для нас с вами ясно, что может произойти с теми несчастными, которые примут такое предложение и где они окажутся. «Истинно, истинно говорю вам: кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инде, то вор и разбойник,» — говорит Спаситель, а «вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить». Подобные попытки совершаются уже сейчас, а значит, что мы должны уже сейчас быть особенно внимательны, особенно бдительны и трезво оценивать подобного рода предложения. Независимо от того, исходят ли они от новоявленных учителей, гуру, проповедников или от людей науки.
Понятию «вода» св. Василий Великий дает очень необычное толкование: «Это теперь она везде растекается, непостоянна… но какую силу имела она прежде, нежели вследствие сего повеления, произошло в ней такое стремление к движению, сего сам ты не знаешь и не мог слышать от какого-либо очевидца». Здесь св. Василий Великий обращает внимание читателя (или слушателя) на то, что термин «вода» многозначен. Он совершенно необязательно означает воду рек, озер, морей и океанов в обычном понимании этого слова. Это может быть совершенно необычное образование, похожее на обычную воду только в смысле совпадения некоторых свойств. Причем в разных местах текста Писания совпадающие свойства разные: если вначале это какое-то единое, в определенном смысле однородное «тело», то теперь оно приобрело свойство текучести. Вода начала растекаться. Ну просто напрашивается здесь аналогия с расширяющейся (или растекающейся ) Вселенной.
Подобные вышеприведенному замечанию св. Василия Великого суждения можно отнести и к другим терминам: твердь, небо, суша. О них мы уже говорили. И вот еще на что следует обратить внимание: это очередность событий, их последовательность.
В нашем рассмотрении мы не должны забывать, что основная задача Писания – это дать нам смысловую картину мира. Особенно это хорошо видно из следующих слов Священного Писания: «И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя по роду и подобию ее, и древо плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле». И все это произошло в третий день творения. Еще впереди сотворение «светил небесных», Солнца и Луны, а земля уже «произвела зелень, траву и дерево». Казалось бы, как же так? Мы привыкли считать, что сначала Солнце осветило землю, а уж потом земля произвела зелень, траву и т.д. Вот именно, привыкли. И для многих, к сожалению, сила привычки оказалась сильнее доверия к Словам Божиим. Сколько раз сила привычки подводила нас! Вспомните, после каких слов Иисуса Христа «многие из учеников Его… говорили: какие странные слова! Кто может это слушать?», а потом «отошли от Него и уже не ходили с Ним». А сейчас мы эти «Слова» слышим за каждой Литургией и благодарим за них Господа!
А вот, что говорит «о прозябениях земли» св. Василий Великий: «Поелику некоторые думают, что причина произрастающего из земли в солнце… то земля украшается прежде солнца». И далее он раскрывает смысл этих слов: «чтобы заблуждающие перестали поклоняться солнцу и признавать, будто оно дает причину жизни». Вот и ответ. Для большинства людей сезонные изменения растительного покрова, связанные с движением Солнца, послужили доказательством (сила привычки!), что Солнце – причина жизни. Отсюда множество культов, связанных с Солнцем, и задача Писания – показать, Кто истинный Творец всего живого на земле.
Мы уже говорили об «антропном принципе». С точки зрения этого принципа, трава, растения вообще, появились именно в этот момент были установлены Господом законы, определены величины констант, которые привели к тому, что в недрах тел, образовавшихся во Вселенной, стали возникать атомы и молекулы (не сами, конечно, а их как бы «заготовки»), из которых позже образовались сложные органические молекулы, и без которых сами растения появиться не смогли бы. Определенное указание на такую трактовку есть во 2-ой главе книги Бытие: «… в то время, когда Господь Бог создал землю и небо, и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла…»

-27-

Итак, мы вернулись к началу нашего рассмотрения, к словам св. Василия Великого, с которых мы начали, о том, что главная задача Писания «передать историю о Творении неба и земли, которое не само собой произошло, как представляли собою некоторые, но имело причину в Боге».
Заканчивается третий день творения. «И был вечер, и было утро: день третий». И мы закончим на этом рассмотрение модельной, научной картины сотворения мира и сопоставление ее с текстом Священного Писания. Если сравнить некоторые места двух Книг: Книги Бога и Книги Природы (правда, если первую понимать не только как Библию, а расширительно, включить творения святых отцов), то обнаруживается теснейшая их связь. Можно также вспомнить, как некоторые ученые делали свои великие открытия – кроме как чудо это не назовешь. Разумеется, это никак не умаляет заслуг этих ученых, труд их велик, а путь к открытию долог и труден, но Промысел Божий, который присутствует постоянно в нашей жизни, здесь проступает очень отчетливо.
Все это заставило ученых по-новому взглянуть и на прежние работы, и на факты, явления, которые раньше казались очевидными. Я приведу пример, который для всех понятен. Все мы пользуемся водой, причем пресной водой. Берем мы ее в реках, озерах. И не задумываемся о том, а почему в реке вода пресная, причем в любой реке. А вода, как мы знаем из химии, прекрасный растворитель. И течет она в реке по самым разным местам, по самым разным породам, а все равно – пресная. В океане вода соленая, а в реке – пресная. Получается так: вода растворяет различные вещества, которые потом приносит в океан, но сама при этом остается пресной и только в океане становится соленой. И таких примеров можно привести множество. Сверхъестественное всегда присутствует в нашем мире, нравится это кому-то или нет. И потому познание окружающего нас мира можно осуществить только при гармоничном восприятии естественного и сверхъестественного в нем. Отец Павел Флоренский говорил, что сверхъестественное откровение должно вносить свои коррективы в познание естественного для гармоничного восприятия мира, для его изучения.
Но тогда представление о мире как о двух книгах является неверным. В действительности существует только одна книга, в которой Книга Бога и Книга Природы это только две ее части. Кому-то (для православного человека, разумеется, понятно, кому) было очень выгодно произвести такое разделение, скрыть те ее страницы, которые являются связующей частью между ними. Вот и получается, что рассматривать две эти книги отдельно нельзя. Не получается тогда целостной картины восприятия мира. В Социальной концепции РПЦ по этому поводу говорится следующее: «Церковь позволяет по-новому увидеть человека, его внутренний мир, смысл его бытия. В результате человеческое творчество, воцерковляясь, возвращается к своим изначальным религиозным корням. Церковь помогает культуре переступить границы чисто земного дела: предлагая путь очищения сердца и сочетания с Творцом, она делает ее открытой для соработничества Богу.»
Много встречается совпадений текста Богооткровенной Книги и результатов некоторых научных исследований, проведенных за последнее столетие. Но, наверное, еще больше возникло вопросов. Ну что ж! В науке это нормальное явление. Когда занимаешься какой-либо проблемой и, в конце концов, отвечаешь на некоторые интересующие тебя вопросы, с изумлением обнаруживаешь, что результатом твоей работы явилось возникновение новых вопросов; причем количество их раз в 10 больше, чем ставил вначале. И поэтому никогда не устаешь восхищаться подвигом Моисея, написавшего эту Богооткровенную Книгу. Как не уставал им восхищаться и св. Василий Великий, написавший про него, что он «в продолжении целых сорока лет упражнялся в умозрении о существующем; который будучи уже осьмидесяти лет, видел Бога… как не видел ни один человек по собственному Божию свидетельству: «… устами к устам говорю Я с ним, и явно, а не в гадании»(Числа: 12, 8)».
Да, Библия – это не учебник физики, или химии, или астрономии, или биологии. Но без нее не было бы ни физики, ни химии ни астрономии, ни биологии и много чего еще. Мы в своем рассмотрении попытались, используя те знания о мире, которые имеем на сегодняшний день, представить, каким именно образом, были воплощены слова Господа нашего, приведенные в Священном Писании.
И, подводя итог вышеизложенному, остановимся на одном из очень важных и неприятных последствий применения, уже упоминавшегося, метода анализа, главного метода научного исследования. Оно проявляется в том, что исследователь, отстраняясь от окружающего мира, может впасть в искушение отстраниться и от своих моральных обязательств. Если это происходит, то обычно он мотивирует это тем, что изучаемые явления природы не могут быть нравственными или безнравственными. Логическое развитие такой жизненной позиции может привести к поистине страшным последствиям. Дело еще усугбляется тем, что в настоящее время проводятся эксперименты, в которых, по утверждению их участников, осуществляется связь с «тонким миром», т.е. с миром темных духов (помните, мы говорили о разных способах истончения кожаных риз). Хочется надеяться, что это только фантазии участников таких экспериментов. В противном случае, беды, которые могут обрушиться на всех нас будут такие, что легенда о «ящике Пандоры» нам покажется милой рождественской историей. В результате вышеизложенного может сложиться впечатление, что наука — это зло. На самом деле это конечно не так. Наука это только инструмент, которым пользуется человек, и в зависимости от того, как он им пользуется, он может принести этим инструментом либо зло, либо добро. В Социальной концепции РПЦ об этом сказано так: «Хотя наука может являться одним из средств познания Бога (Рим. 1. 19-20), Православие видит в ней также естественный инструмент благоустроения земной жизни, которым нужно пользоваться весьма осмотрительно. Церковь предостерегает человека от искушения рассматривать науку как область, совершенно независимую от нравственных принципов.»
Да простит нам Господь, если мы по неразумению нашему или по гордыне нашей чем-то огорчили Его. Божиих на вас благословений, дорогие братья и сестры.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru