fbpx
6+

Начнем с камней

Информационное обозрение «Русский Север». Выпуск 69

Программа Екатерины Степановой

Эфир 6 июня 2018 г., 10.45

 

Мы много времени уделяем выставке проекта компании «НорНикель» «Освоение Севера. Тысяча лет успеха», которая проходит в Выборге и называется «Помни о Севере». Она продлится до 25 июля. И у всех есть возможность съездить в Выборг и познакомиться с выставкой и с городом. Летом есть такая возможность, тем более, что выставка уникальная. Она рассказывает не только о самом севере, о целом регионе северных областей, но и город достоин всяческого внимания и уважения, и уделили этому достаточно времени в наших выпусках.

 

В прошлый раз мы упомянули о том, что выставка в буквальном смысле открывается камнями. Для нашего города, эта тема особенно интересна, потому что почти весь город из этого местного камня выстроен, наши гранитные набережные. И наши знаменитые гигантские камни привезены, может быть не собственно из Выборга, но именно с Карельского перешейка. Выборг оказался известным промысловым городом в смысле добычи камня, т.е. камень, оказывается, очень ценное полезное ископаемое.

 

Рассказывает куратор экспозиции, ученый секретарь Выборгского музея-заповедника Юлия Мошник:

 

«Я уточню – город выстроен из Выборгского гранита. Да, камень оказался более чем полезным ископаемым. И на выставке можно увидеть камни самые разные – и строительные, и поделочные камни, которые добываются не только на Выборгской земле. Мы все-таки решили охватить более широко от Выборга, как раз до побережья Белого моря, Хибины у нас представлены немного. Но в основном все-таки минералы местные, потому что Выборгская земля она богата очень и Выборгская земля это как раз та земля, которая обеспечила Петербург надежными поставками строительных материалов. И когда мы говорим про главные памятники, архитектурные памятники, архитектурные сооружения Петербурга, и когда мы говорим про то что, мы видим обязательно, гуляя по Петербургу, петербургские набережные, это все граниты, добытые в окрестностях Выборга, не очень далеко от него, или в окрестностях Сортавала, т.е. на территории северного Приладожья.

 

Месторождения открыты были еще в XVIII столетии. И первое самое, наверно, привлекательное, необычное месторождение это Рускеальские мраморные ломки, которые дали материал для архитектурных памятников конца XVIII и потом уже до Исаакиевского собора. Мрамор добывался в Рускеале, и, конечно, у нас образцы рускеальских мраморов представлены. Они разные мраморы. У нас на выставке один только образец, но всячески рекомендую не только на выставке у нас побывать. Рускеала – это цент притяжения в Приладожье. Последние несколько лет это стремительно развивающийся экскурсионный маршрут. И там прокладываются все новые и новые пути. Замечательные энтузиасты там работают и вкладывают и силы, и душу, и средства немалые. Конечно, люди, которые приходят туда и смотрят на эти чудеса, на огромные мраморные стены, каньоны, пещеры, они не уходят оттуда разочарованными.

 

— Значит, не при Петре I были открыты все эти месторождения камней?

 

Нет, не при Петре. Петр больше интересовался другими вещами. Он больше интересовался месторождениями железа, поэтому Олонецкий край, Олонецкая Карелия – у нас, кстати сказать, на выставке это тоже представлено – так вот вообще все развитие Олонецкой губернии оно связано с искусством обработки железной руды, с Петровскими заводами, которые в начале XVIII века появлялись один за другим. Там и крестьяне умели сами добывать железо совершенно кустарным образом. Но потом научились это делать и заводских условиях. Потом, конечно, количество заводов поуменьшилось, но зато они укрупнились, и развитие Петрозаводска, оно связано как раз с этой военной начала XVIII века.

 

А вот добыча камня, она началась уже позднее, и пик ее приходится на начало XIX века.

 

— Если бы Петр знал, какие залежи у него тут прямо под боком, вряд ли бы он наверно так настойчиво требовал приносить булыжники в город – все эти его знаменитые указы о том, что все должны принести по булыжнику и т.д.

 

И не знал, и возможностей тогда особых не было для того, чтобы перевозить такие огромные запасы камней. К началу XIX века эти возможности появились. Появились дороги и появились способы транспортировки больших каменных блоков водным путем, и этими возможностями стали пользоваться.

 

Один из первых ранних примеров использования именно выборгского камня связан со строительством Казанского собора. В 1804 году по Выборгской губернии проехал с обследованием Василий Михайлович Севергин, знаменитый минеролог, который в Выборге, конкретно в парке Монрепо, как он писал, сделал немаловажное в минералогии открытие – он обнаружил местную разновидность гранита. Гранита с большими блоками полевого шпата, с овоидами, которые легко разрушаются, но, тем не менее, красивы и при полировке могут быть весьма прочными, и блоки этого камня столь велики, запасы его столь обширны, что использовать в строительстве Петербурга этот камень Севергин рекомендовал. И вот на сооружение внутренних колонн Казанского собора пошли пятьдесят шесть колонн, добытых на территории имения Монрепо.

 

Позднее выборгские граниты стали использоваться уже при строительстве Исаакиевского собора. Это ломка, которая находилась на территории рядышком совсем с нынешней границей с Финляндией. Это Питтерлакская так называемая каменная ломка, которая была освоена в 1819 году. Совершенно замечательная история ее освоения. Петербургские купцы бились за право добывать там камень, потому что очень было выгодно. Привлекали местных крестьян. Там были различные судебные разбирательства между теми, кто претендовал на то, чтобы быть главным добытчиком камня для Исаакиевского собора. И вот очередное обострение этих тяжб случилось, когда был получен заказ на добычу камня для Александрийской колонны. И в Выборге сохранились документы, в большом количестве документы, рассказывающие об истории этих самых Питтерлакских ломок: хозяйственные документы, документы судебного характера, документы, касающиеся права собственности, объяснения, каковы же способы добычи камня и для Исаакиевского собора, и для Александрийской колонны.

 

Надо сказать, что сам Огюст Монферран на ломку приезжал, он осматривал монолиты, которые могут быть добыты, обсуждал способы добычи, каким образом ломать, что именно ему нужно, давал ценнейшие указания. Наверно, многие знают, что и по строительству Исаакиевского собора, и по установке Александровской колонны были изготовлены графические листы, которые все этапы добычи камня, перевозки камня, подготовки, обтески, установки колонн, они показывают, иллюстрируют. И один графический лист тоже можно увидеть на нашей выставке. Тут я должна поблагодарить Государственный Музей истории Петербурга, который дал нам такую возможность. Вообще у нас на выставке есть предметы не только из коллекции нашего музея, и я чрезвычайно признательна тем нашим музейным коллегам, которые соучаствовали в подготовке выставки, об этом мы, наверно, в других передачах еще поговорим. Но вот лист из альбома Монферрана, лист, на котором изображены Питтерлакские ломки, он на выставке есть, и каждый, кто приходит, может в деталях рассмотреть, каким же образом строились всевозможные механизмы, для того, чтобы откалывать каменный блок, чтобы не повредить, чтобы не образовалось трещин. Это была очень сложная, кропотливая, медленная работа и весьма дорогостоящая. И даже до сих пор и сейчас это кажется совершенно невероятным даже для современных технологий то, насколько быстро удалось и добыть, и перевезти, и, что самое удивительное, установить Александровскую колонну. Это просто чудеса механики!».

 

Есть еще несколько удивительных камней, которые представлены на выставке, но мы поговорим о них уже в нашем следующем выпуске.

 

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

 


Наверх

Рейтинг@Mail.ru