fbpx
6+

«Кунсткамера – единственное сохранившееся в Петербурге здание, связанное с именем Ломоносова»

Программа Екатерины Степановой

«Русский Север»

Информационное обозрение. Выпуск 44

Эфир 29 ноября в 10.45

АУДИО + ТЕКСТ

 

17 ноября 2017 г. в Петропавловской крепости состоялось представление каталога выставки «Карты земель Российского Севера: реальность и мифы» — второго тома музейной истории освоения Севера, проекта, инициированного российской компанией «НорНикель». Как и первая книга, вторая прекрасно издана и с иллюстрациями отличного качества. В части, посвященной каталогу выставки, все карты представлены в полном размере, так что можно составить о них впечатление именно как о произведении искусства. Конечно, это не оригинальный размер, иначе том вышел бы неподъемным, но задача книги не атлас издать, а составить о картах представление. Для этого отдельные фрагменты карт увеличены, и можно их рассмотреть детально.

 

А тематическая часть – это пиршество для любителей литературы о путешествиях. Одни названия чего стоят: «Ледяной купол мира» о циркумполярных картах, «Зеркало мореплавания» о навигационных картах, «Сквозь льды и торосы» о географических открытиях. Целая глава посвящена Михаилу Васильевичу Ломоносову. Ведь одна из уникальнейших карт, представленных на выставке, создана под непосредственным руководством Михаила Васильевича. И его вклад в российскую географическую науку, в картографию на должности главы Географического департамента вряд ли возможно переоценить. Глава эта называется «Колумбы росские… Географическое изучение России в эпоху М.В. Ломоносова». Автор – главный хранитель Всероссийского музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН, к.ф.н. Наталья Павловна Копанева. Запись беседы с ней мы и предлагаем вашему вниманию.

 

 

«У Академии наук было два здания. Это здание Кунсткамеры, которое сохранилось, и где были музей и библиотека. И мы совершенно точно знаем, что здесь был Ломоносов, потому что он был читателем библиотеки. И он совершенно точно был в Кунсткамере, потому что он описал часть минералогического кабинета, который хранился в Кунсткамере как музее. К тому же обсерватория. И мы знаем, что Ломоносов занимался астрономическими наблюдениями.  Может быть меньше в нашей обсерватории, но инструменты, которые хранились в здании Кунсткамеры, использовались и усовершенствовались Ломоносовым.

А второе здание, которое было зданием Академии наук, было на месте нынешнего Зоологического музея. Это так называемый бывший дворец Прасковьи Федоровны, невестки Петра I, и когда она скончалась, то здание было передано Академии наук. В этом здании была Конференция, т.е. зал, где собирались первые академики, были департаменты, в том числе Географический департамент, в котором работал Ломоносов, были физические мастерские, где создавались научные инструменты (измерительные, астрономические), которыми пользовался Ломоносов. Поэтому, действительно, это место, где мы находимся на Васильевском острове, здание Кунсткамеры, пожалуй, единственное место в Петербурге, которое сохранилось и связано с именем Ломоносова. Потому что химическая лаборатория, которая была построена на 1-й линии Васильевского острова его трудами, не сохранилась, усадьба Ломоносова на Мойке не сохранилась. Поэтому неслучайно, конечно, Музей Ломоносова был создан в здании Кунсткамеры.

 

Михаил Васильевич Ломоносов был сторонником регламентов. Если мы посмотрим в сохранившихся отрывках его бумаг, какой он видел Академию наук, мы везде будем читать о том, как настойчиво Ломоносов говорил о том, что Академии нужен свой регламент, Университету нужен свой регламент, каждому департаменту нужен свой регламент. С точки зрения организации науки, научной работы, обязательно должен быть регламент, и работа эта должна быть документально прописана. Это важно было для Ломоносова. С этой точки зрения, если мы почитаем бумаги, которые Ломоносов писал, в частности, документы, которые касаются Географического департамента, мы можем сказать, что Ломоносов был замечательным организатором. И если бы он, например, — пофантазируем – ну не президентом Академии, а вице-президентом Академии наук был, то, наверное, возможно, Академия наук получила бы – я не могу сказать, что она по-другому развивалась бы, нет – она получила бы дополнительный рывок в своем развитии.

 

 

Вот, например, Географический департамент, который нас сегодня интересует. Основная задача, которая стояла перед членами Географического департамента – исправить атлас Российской империи, который был создан и издан в Академии наук в 1745 году. Там были ошибки. Это признавалось сразу же после выхода атласа, и сейчас, конечно, историки картографии об этом пишут, но при этом признают значение и важность этого атласа не только для истории картографии и географии. Мы понимаем, что географическая карта – это фактическое закрепление, юридическое закрепление границ государства. Поэтому, конечно, это было очень важно. И вот что предлагает Михаил Васильевич Ломоносов для того, чтобы провести и организовать работу по исправлению Российского атласа. И мы видим, насколько четко и логично, и продуманно он предлагает шаги.

 

Первое, что нужно, это собрать и изучить все, что есть в Географическом департаменте: рукописи по описанию земель, карты рукописные и изданные, изданные не только в России, но и за рубежом. Т.е., если говорить современным языком, первое, что предложил Ломоносов, это изучить всю ту источниковедческую базу, которая до него уже была собрана в Географическом департаменте. И там было собрано много всего, потому что, если мы вспомним предшественника Ломоносова, французского астронома, петербургского академика Жозефа Николя Делиля, то мы вспомним и о том, что Делиль предлагал, и он действительно собрал массу вот такого источниковедческого материала по истории и описанию карт и географии Российской империи. Он получил массу документов, не только того, что было в Академии – в Академии не так много было – а из Сената. Это документы государственного значения. И все это было в Географическом департаменте. Михаил Васильевич говорит, что мы все это еще раз должны изучить.

 

Второе, что мы должны сделать, это отправить запросы в губернии Российской империи с тем, чтобы нам ответили на целый ряд вопросов. Там было сначала девять вопросов, потом тринадцать. Ломоносов предлагал отправить это через Сенат в губернии для того, чтобы опросить горожан и «лучших крестьян», как он писал. Вот он всегда крестьян упоминал в таких своих проектах. И через Синод тоже отправить. И мы знаем, что это была не первая попытка такого опроса, мы должны помнить о Василии Никитиче Татищеве. Ну вот, был разослан этот опросник через Сенат. И сюда поступали ответы, и ответы эти сейчас хранятся в Санкт-петербургском филиале архива РАН, они изучаются, изучались и, наверно, требуют еще изучения какого-то. Через Синод не было получено ответов, или мы не знаем просто, не выявлено еще, эти документы неизвестны.

 

И третье, что предлагал Михаил Васильевич Ломоносов, это обучить геодезистов и отправить их на место, чтобы произвести съемку на местности, измерения. Вот три очень логично выстроенных продуманных проекта, которые, как Михаил Васильевич считал, необходимо осуществить для того, чтобы исправить Российский атлас. Т.е., с точки зрения организации процесса, думаю, что здесь вряд ли можно назвать в это время кого-то равного Михаилу Васильевичу».

 

Личность Ломоносова настолько масштабна, что в рамках одного короткого обозрения рассказать о нем трудно, а ограничиться общими, всем известными фразами, нам бы не хотелось. Поэтому мы продолжим беседу с главным хранителем Кунсткамеры Натальей Павловной Копаневой в следующем выпуске.

 

Аудио, фото Екатерина Степанова.

 

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru