fbpx
6+

История эрмитажных витрин

«Время Эрмитажа»

Витрины и образ музея

Эфир 3 февраля 2018 г.

 

Для чего мы посещаем музеи? Странный вопрос, ответите вы. Для того, чтобы увидеть то, что в них показывают: экспонаты, какие-то памятники, целые экспозиции. И это правда. Кто-то добавит, что, если музеем является какой-то дворец, особняк, памятник архитектуры, то мы еще посещаем музей, чтобы полюбоваться интерьерами, может быть ощутить и прочувствовать атмосферу пространства, подивиться какими-то элементами внутреннего убранства. Примерно таким будет предполагаемый ответ.

 

Сегодня мы предлагаем вам посмотреть на витрины. «А, ну как же, как же, конечно, мы всегда внимательно изучаем то, что в них представлено». Однако, мы предлагаем сегодня обратить внимание на сами витрины на экспонаты, произведения искусства и памятники эпохи. Точнее, памятники разных эпох. Ведь именно витринам, которым мы редко уделяем достаточно внимания, посвящена постоянная экспозиция в Реставрационно-хранительском центре Эрмитажа «Старая Деревня».

 

Татьяна Борисовна Семенова

 

Рассказывает старший научный сотрудник Отдела западноевропейского прикладного искусства, куратор экспозиции Татьяна Борисовна Семенова:

 

«Прямо скажем, экспозиция необычная для публики. Ну что такое витрины? Тем более, пустые витрины. Но я должна сказать, что это необыкновенная коллекция, которая специально не создавалась. Она появилась сама собою. И более того, она отражает довольно глубокие какие-то процессы и культуры в целом, и истории. Потому что витрины Эрмитажа, такого музея, который является частью нашей истории и культуры, дают возможность почувствовать, что сам по себе Эрмитаж уже со всем своим содержимым, со всеми зданиями, со всей историей становится глобальным произведением культуры. И на примере витрин мы можем проникнуть и увидеть историю этого явления – Эрмитажа, музея – в качестве внутреннего пространства. Потому что Эрмитаж формирует пространство и вокруг себя, и внутри, конечно. И мы, когда попадаем в это пространство, мы получаем возможность действительно в одно мгновение видеть вечность. Как ни странно, пустые витрины дают возможность это увидеть. И экспозицию мы строили для того, чтобы сформировать это впечатление.

 

Мы показываем витрины вместе с изображениями тех залов в те времена, когда эти витрины существовали. Они отражали определенную концепцию и музея, и общества одновременно. Мне кажется, очень эффектно получились большие постеры, они выстроены по хронологии. Например, изображение Овального зала времен Екатерины II. Того зала, который уже исчез, его нет, потому что здания перестраивались. И мы с вами видим тот Эрмитаж, куда был ограниченный доступ, когда он еще не был публичным музеем. Конечно вся обстановка, весь антураж был исключительно художественный.

 

Постепенно Эрмитаж меняется. Превращается в публичный музей при Николае I. Но при этом, несмотря на то, что это стал публичный музей, он все-таки сохранил статус Императорского музея, поэтому вот, пожалуйста, перед вами витрины, которые украшены золоченой бронзой. Но при этом эта золоченая бронза имеет определенную именно музейную символику – торец украшен изображением гения времени. Казалось бы, да, витрина всего лишь служебная мебель. А внизу вазон с неугасающем пламенем культуры, можно так сказать. Надо сказать, что во времена Николая I, конечно, Эрмитаж представлял собой нечто совершенно грандиозное.

 

Проходят времена. Демократизации общества. Музей развивается. И вот уже вторая половина XIX века. Но это еще XIX век. И вот в другой части экспозиции вы видите, что витрины становятся все проще и проще. Они как бы уходят на второй план. Там представлены витрины и советского периода, но совсем немножечко. И я должна сказать, что XXI век – здесь нет, конечно, образцов XXI века – но мы знаем уже по нашим современным экспозициям, что такое витрина. Мы, по сути дела, ее не замечаем. Она превращается в прозрачную пленку, мы ее не видим, и она, в общем-то, начинает выполнять роль гаджета, чтобы представить нам именно только экспонат. Это уже совершенно другие времена.

 

Ну а на этой экспозиции можно совершить экскурс в историю.

 

Надо сказать, что Николай I тоже поступил очень рационально и очень разумно. Он, когда готовил Новый Эрмитаж к открытию, он использовал и витрины, которые были и при Александре I, и здесь мы можем увидеть эти александровские витрины. И Галерея драгоценностей при нем появилась. И здесь также есть витрины из этой Галереи. А ведь первоначально они из Алмазной комнаты Екатерины II. Т.е., все это было задействовано, и поэтому Императорский Эрмитаж он действительно выглядел очень достойно.

 

А как отбирали сюда, в хранение витрины? На самом деле по самому такому рациональном принципу: если витрины нужны в Эрмитаже, они там так и используются. Но, конечно, их время от времени модернизировали. Современные условия и требования очень жесткие: и безопасность, и противопожарная безопасность и т.д. и т.д. И сохранять старые витрины там, в Большом Эрмитаже сложно. Здесь у нас образцы, которые отреставрированы в первоначальном виде. В Эрмитаже есть две генеральные линии, как строит экспозиции. Отдел Античного мира пошел по линии копирования старых витрин для того, чтобы не разрушать первоначальную образную структуру залов. Мне кажется, что это очень разумно. Вторая часть, например, Отдел Востока на третьем этаже Зимнего дворца, где уже довольно абстрактные интерьеры, там уже исключительно суперсовременные технологии, суперсовременные витрины. Я могу немного сказать про современные витрины. Например, витрина для Пазырыкского ковра – это очень сложная технология. Там вообще в подвальном помещении стоит установка, чтобы поддерживать климат-контроль, а мы с вами видим просто ковер за стеклом. Все.

 

Ну и редкий случай с экспозицией Отдела нумизматики, когда они имели возможности использовать те витрины, которые создавались исключительно для их коллекции. В Античном отделе они тоже стараются так выдерживать. И редчайший зал у нас, это Двадцатиколонный зал, который вообще не изменил со времен Николая I свою образность. Там абсолютно подлинное все – и архитектурное решение, и витрины, и коллекции именно те, которые там находились. Такой исключительный зал. Т.е. можно представить как выглядел музей при Николае I.

 

Первые витрины делались еще при Екатерине II, и делались ее придворным мебельным мастером Мейером. Потом это стал делать Гамбс, который перенял эту функцию придворного мебельщика. А потом уже много стало фирм, которые конкурировали между собой. Но первоначально это Мейер и Гамбс. И это были очень дорогие вещи.

 

В центре экспозиции на подиуме витрины не только музейные, но и частные. Они не музейного характера. Потому что витрины использовались в частных апартаментах для хранения драгоценностей. И ставили их в туалетных комнатах, в опочивальнях. Часть витрин из личных апартаментов Зимнего дворца, а часть витрин поступила после революции, и они, соответственно, из личных апартаментов каких-то других дворцов или особняков. Но на самом деле это довольно сложный вопрос. Потому что сразу после революции мебельная обстановка из личных покоев, особенно та, которая относилась к Николаю II, не считалась художественными произведениями. Вообще не считалась коллекцией. Это было принято на хозяйственный инвентарь, на хозяйственный учет. Поэтому эрмитажные коллекции имеют очень сложную запутанную историю. И музеефикация происходит до настоящего дня. До последней минуты еще идет музеефикация. Я не знаю, помните ли вы, но в больших картинных залах Нового Эрмитажа – они и сейчас обставлены креслами и стульями золочеными резными – так вот публика располагалась с большим комфортом на мебели, чтобы любоваться живописью. Эта традиция была заложена Николаем I, который именно так обставил свой Эрмитаж. Мебель эта была создана Росси и Монферраном для жилых покоев Зимнего дворца. Но Николай I именно этой мебелью обставил музей. И до 90-х годов XX века публика продолжала пользоваться этой мебелью для отдыха. А она уникальная. Ну вот Перестройку ее уже начали музеефицировать».

 

Как вы, вероятно, обратили внимание, в наших передачах мы иногда рассказывает и об истории витрин, и об их прежнем использовании, как это было в рассказе об Отделе нумизматики и об Отделе античного мира. Но в такой полноте, их, конечно можно рассмотреть только в большом пространстве, где уже ничто от самих витрин не отвлекает. А они прекрасны, эти витрины. И даже более сдержанные, более функциональные витрины начала XX века смотрятся очень стильно, очень хорошо.

 

Экспозиция витрин занимает огромный зал, и даже самые большие из них можно осмотреть со всех сторон. Нам очень понравилось, что можно увидеть всю динамику изменения стилей, конструкций, отделки витрин от XVIII столетия до начала XX века. Очень интересно! И как знать, может быть, лет через пятьдесят современные витрины тоже будут представлены на экспозиции как произведения искусства, но уже искусства конструкторского, мастерства высоких технологий.

 

Увидеть этот парад витрин можно в Реставрационно-хранительском центре Эрмитажа «Старая Деревня», предварительно записавшись на посещение по телефону. Он указан на сайте Государственного Эрмитажа, как и часы работы.

 

Аудио, фото – Екатерина Степанова

 


 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru