fbpx
6+

«Христианин – это человек, настигнутый Радостью». Программа «Словарь» о слове «радость».

М.Михайлова: Здравствуйте, дорогие братья и сестры. С вами радио «Град Петров», программа «Словарь», ее ведущая Марина Михайлова. И сегодня мы хотим поговорить о слове «радость». Это немножечко нарушает наш порядок, потому что мы с вами пока находимся в пятом дне творения. Но надо думать, что радость – это то понятие, которое является стержнем библейского повествования. Потому что Библия – это очень радостная книга. А поскольку наши коллеги из журнала «Живая Вода» заказали нам передачу о радости, то мы решили ее сделать с участием священника Михаила Бравермана и Александра Крупинина. Здравствуйте, отец Михаил, здравствуйте, Саша.

Свящ.М.Браверман: Здравствуйте, Марина, здравствуйте, дорогие радиослушатели.

А.Крупинин: Добрый вечер.

М.Михайлова: Я очень рада, что мы сегодня втроем собрались поговорить о радости, потому что, как мне кажется, радость – это ведь некое фундаментальное состояние христианина. Вот как Вы думаете, отец Михаил?

Свящ.М.Браверман: Я думаю, это то состояние, к которому мы обязаны и призваны стремиться. Но, к сожалению, жизнь зачастую совершенно иная; жизнь безрадостная, жизнь в слезах, в несчастьях, и человек должен это преодолеть. Более того, мы изначально поставлены не в ту ситуацию, не в те жизненные условия, в которых должны были существовать. Потому что человек когда-то был сотворен Господом Богом для того, чтобы находится в раю и там иметь живое богообщение. Но оказавшись на земле, будучи подверженными смертности, болезням, страданиям, мы можем не унывать, потому что мы со Христом Богом. Потому что Господь посетил этот мир, и вся наша жизнь может быть дорогой ко Христу. Поэтому Апостол и говорит: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь и за все благодарите». Радость – это не данность, это то, к чему мы должны прийти. И причина радости, в первую очередь, в Господе Боге, а потом – в осознании того, что мы живем, и это тоже дар от Бога. И что Господь помимо основы веры даровал нам близких, даровал видеть рассвет, видеть закат, даровал плакать и в том числе плакать о себе, и в том числе плакать и о Нем? И печаль по этому миру ведет к унынию, ведет к погибели. А печаль по Богу соделывает спасение. Так говорит Священное Писание Нового Завета.

М.Михайлова: То есть получается, что радость – это плод некоего духовного усилия, духовного пути.

Свящ.М.Браверман: Не обязательно. Ведь радость может быть как вещь немотивированная, как она возникает у ребенка. Радость – это правильное, естественное состояние человека в раю. И это состояние человек может переживать, конечно, и здесь на Земле. И должен переживать, потому что для этого много причин.

М.Михайлова: Саша, Вы часто радуетесь?

А.Крупинин: Ну, должен сказать, что да. Я довольно часто радуюсь. Особенно с тех пор, как я стал воцерковляться и попал вот на эту благословенную радиостанцию работать, мое постоянное состояние довольно близко вот к этому состоянию радости. Я конечно не могу сказать, что я полностью соответствую словам апостола, которые сейчас приводил отец Михаил, «постоянно радуйтесь и все время молитесь». Но, во всяком случае, к этому есть определенное стремление.

М.Михайлова: Вот я вчера поняла, еще раз пересматривая, перечитывая некоторые евангельские отрывки, что радость евангельская – это прежде всего радость о раскаявшемся грешнике. Вот это слово появляется во всех историях, когда мы видим возвращение человека к Богу. Скажем, отец в притче о блудном сыне говорит: «О том следует радоваться, что брат твой обретен живым».

Свящ.М.Браверман: Это наша земная радость. В Евангелии есть радость божественная. Радость от того, что Христос Бог с учениками и Он с нами. Радость от того, что, несмотря на страшные события, предшествующие смерти, Господь эту смерть победил. Это самая главная радость. Но когда мы думаем о себе, то, конечно, чтобы быть со Христом и иметь полноту радости, мы проходим путь очищения, покаяния, путь работы над собой.

М.Михайлова: Но я даже не о том говорю, что мы чувствуем в этой ситуации, а об отношении Бога к человеку и к миру в целом, Он его называет в Священном Писании этим словом «радость». Когда Господь творил мир, Он радовался. Он смотрел на этот мир и говорил: «Это хорошо». То есть Бог радуется о мире и о человеке. И это дает нам возможность жить в радости.

А.Крупинин: Ну вот пришествие Господа Иисуса Христа и является как бы возобновлением этой радости.

Свящ.М.Браверман: Да, возвращением…

А.Крупинин: Той радости, которая была изначально в Раю, которая была утеряна в связи с отпадением человека от Бога. Вот эта радость возвращается. Не зря же Евангелие, если переводить с греческого языка… Ну иногда его переводят как «Добрая весть», «Благая весть». Иногда переводят «Радостная весть». И мне кажется, именно «Радостная весть» – это наиболее правильный перевод. Потому что добрая весть может быть доброй, но никому не интересной. А вот радостная весть, здесь есть и субъективный фактор в этом слове. То есть она вызывает у тех, кто ее узнает, радость. И это радость о спасении человека.

М.Михайлова: То есть мы установили, что радость – это очень даже христианское состояние и, более того, радость имеет божественный источник. И в этом смысле мне кажется, что очень важно, говоря о радости, провести такое даже филологическое разграничение радости как такой духовной радости, и, скажем, комфорта или такой безудержной веселости.

Свящ.М.Браверман: Вы уже заранее заявили, что мы говорим о радости как о понятии духовном. Хотя, естественно, и люди неверующие, люди, которые не знают Бога, радуются. Это естественно. Потому что и дар жизни у нас от Бога. Не все об этом знают. И просто когда мы верим во Христа, мы всю нашу жизнь сверяем с нашей верой. И естественно, радость мы принимаем не как просто безудержное веселье, а как очень глубокую вещь, как радость о Боге и радость о человеке, о наших ближних. Радость о себе, что несмотря на нашу немощь, нам возвещено Евангелие, то есть радостная весть.

А.Крупинин: Я думаю, что даже радость и неверующих людей, людей, которые не знают Евангелия…

М.Михайлова: Качественно разная…

А.Крупинин: Качественно, может быть, не такая уж и разная. Она все равно идет из того же источника.

Свящ.М.Браверман: Конечно, все дары от Господа Бога.

М.Михайлова: Конечно, но мы прекрасно понимаем, что я хочу сказать. Иногда мы радуемся, то есть мы испытываем состояние блаженства, покоя. Мы действительно входим в этот райский сад. И вот мы на берегу реки, текущей молоком и медом. А иногда бывает, что человек испытывает некоторое возбуждение, подъем, ну такую, как ему кажется, веселость.

Свящ.М.Браверман: Психофизическую реакцию.

М.Михайлова: Да, психофизическую… А после этого наступает какая-то пустота и печаль.

Свящ.М.Браверман: А помните, Иоанн Шаховской когда-то написал, что самая критическая ситуация в жизни неверующего человека – когда он счастлив, он не знает, кого за это благодарить.

М.Михайлова: Да, так это же цитата из, между прочим, Владимира Набокова. Он говорит – как прекрасен мир, хотел бы благодарить, да некого. Но мы-то знаем, Кого.

А.Крупинин: Нет, ну на самом деле бывают такие состояния. Вот, самый простой примитивный пример – состояние опьянения. Вот опьянение и похмелье, которое возникает после этого опьянения. Не обязательно – это физическое похмелье. Бывает и похмелье просто чисто психологическое.

М.Михайлова: Это еще хуже даже.

А.Крупинин: Когда человек на следующий день, просто ему кажется, что вот он вел себя неприятно, все было неправильно, ему неудобно смотреть на тех людей, с которыми он общался. И вот такая радость искусственная, в конечном счете. Я слышал от одного священника нашей епархии, который говорил, что он очень любит богослужение. Потому что богослужение, он говорил, это чувство эйфории без последующего похмелья.

М.Михайлова: Несколько рискованно.

А.Крупинин: Да, может быть смелое такое сравнение.

Свящ.М.Браверман: Нет, потому что действительно алкоголь является вещью, которая искусственно дарит радость. А нельзя быть счастливым «с черного хода», в обход Божьих заповедей. И, конечно, вслед за обманом себя возникает и осознание опустошенности.

М.Михайлова: И потом, если понаблюдать за тем, как люди переносят это состояние; если уж мы в такой русской традиции заговорили об этом.

Свящ.М.Браверман: О замене радости.

М.Михайлова: О замене, о ее суррогате таком, самом доступном. То тогда оказывается, что это состояние выявляет… Ну все говорят, «что у трезвого на уме, то у пьяного на языке». Ведь бывают люди, которые удивительно хороши в состоянии вот некоторого легкого эйфорического алкогольного опьянения. Они делаются добры, открыты, веселы, как-то очень кротки. И не вызывают раздражения. А есть другие люди, которые вдруг становятся тяжелыми, неприятными, темными, какими-то агрессивными. Да, то есть это же тоже такое состояние, когда человек утрачивает сознательный контроль над собой. И в этом смысле оно очень рискованно, как мне кажется. Тогда как радость духовная, радость евангельская, сколько я могу о ней судить, это наоборот полнота проявления всех способностей. Это не частичная потеря разума, а наоборот: ты сохраняешь и разум, и твое сердце цветет, и твое тело ликует. И вот человек находится в каком-то полном расцвете. Не подавлены некоторые функции, и за счет этого он испытывает облегчение. А наоборот Господь его поднимает вот до какой-то точки…

Свящ.М.Браверман: Да, но это бывает не всегда, а жизнь состоит из будней.

М.Михайлова: Вот это тоже отдельная тема. Давайте мы еще вернемся к этой теме – радость как такое обнаружение истины человека. Потому что ведь если говорить о том, что мы в радости возвращаемся в Рай, то тогда получается, что мы возвращаемся к какому-то человеческому состоянию, не поврежденному грехом.

Свящ.М.Браверман: Марина, я бы сказал, что Вы все говорите об идеальной ситуации. А я бы сказал так, что наша жизнь состоит из труда, прежде всего. Мы действительно каждый день трудимся. Трудимся физически, трудимся духовно, трудимся в семье, хотя бы. И трудясь, мы исполняем свое какое-то человеческое предназначение.

А.Крупинин: Но я не думаю, что труд как таковой мешает радости.

М.Михайлова: Я тоже не думаю.

Свящ.М.Браверман: Нет, просто радость приходит как результат того, что мы трудимся. Священник на своем месте, радиоведущий на своем месте, исполняем какое-то свое служение. В этом радость повседневная.

Свящ.М.Браверман: Радость – это же не просто праздность, состояние ничегонеделания. Радость – это результат нашего труда.

М.Михайлова: Безусловно, я бы с этим согласилась.

А.Крупинин: Ну, и, в первую очередь, я думаю, что радость – это результат нашей веры. То есть, в тот момент, когда мы верим… Вера тоже ведь, бывает, испытывает состояние, так сказать, подъема и состояние спада в жизни. Наша вера не идеальна.

Свящ.М.Браверман: Человек – существо не идеальное действительно, не статичное.

А.Крупинин: В те моменты, когда наша вера сильна, радость наша велика. А в то время, когда у нас возникает уныние, – это говорит о том, что наша вера, значит, ослабела.

М.Михайлова: Да. Давайте мы послушаем вопрос нашего слушателя, а затем вернемся. Здравствуйте, слушаем Вас внимательно.

Слушательница: Добрый вечер. Меня зовут Татьяна. Я вот слушаю вас, и я полностью, полностью с вами согласна о том, что радость, она как результат, наверное, воцерковления человека, должна обязательно воцариться в его душе. Вот такая радость, соединение с Богом, тишина, покой, любовь ко всему. Ну вот у меня лично мой такой вопрос и мои собственно такие ощущения и переживания. Эту радость я должна ощутить сама, она должна во мне появиться. Вот только что Александр говорил, что моменты такой радости и, в то же время, таких кризисов каких-то наступают в душе. Ровного, вероятно, такого состояния не бывает. Потому как, наверное, его только подвижники святые могли достигнуть. И, тем не менее, не могу я сказать, что меня вот эта радость очень часто посещает. Я знаю, что это результат, результат какой-то моей работы. И вот я хочу спросить все-таки: как сказать, я должна трудиться, я должна искать это в себе. Может быть, это мои характерные какие-то особенности, может быть, какие-то обстоятельства вокруг. Но вот нет этого состояния тишины и покоя, хотя я прекрасно осознаю, что оно должно быть, обязательно должно быть. Откуда оно должно взяться? Почему его нет на душе? Простите за длинный вопрос.

М.Михайлова: Да, спасибо, Татьяна. Это как раз тот вопрос, который я хотела задать моим уважаемым собеседникам. Что может сделать человек для того, чтобы вот эта радость, покой, это состояние пребывания в Боге возникло внутри?

Свящ.М.Браверман: Понимаете, Марина, Вы начали говорить о таких редких состояниях. Действительно, состояниях радости как, может быть, следствия какого-то нашего причастия благодати Божьей. А жизнь состоит, опять же, не только из радости, а жизнь состоит из труда и из работы. И, на самом деле, это не должно противоречить в нашем осознании радости, радости нашей веры. Потому что человек может каждый день, каждую секунду воспринимать как подарок от Бога. И если человек помнит о Боге, он немножко забывает о себе, ему становится легче, ему действительно становится радостнее. И радостью надо воспринимать и покрывать все наши трудности, все наши скорби, все наши неудачи, наши слезы. Вообще, без слез невозможно учиться радоваться. Только вот в осознании, что жизнь наша действительно наполнена, что мы можем и плакать о вещах достойных слез, что мы можем переживать, сопереживать другим людям, мы можем научиться радоваться. Поэтому надо успокоиться и не бежать из того состояния, может быть, скорбного, в котором мы когда-то пребываем, состояния, духовного, может быть, дискомфорта. Надо его нести как свой крест. Потому что жизнь – это, конечно, несение креста. Но в несении креста нет скорби только, а есть радость, что Господь с нами, что Он помогает нам нести этот крест, и что наш путь – это не путь в никуда. Мы знаем, зачем пришли в этот мир, знаем, зачем мы живем, знаем, к чему мы идем. Мы идем к победе над смертью, к Воскресению, мы идем ко Христу Богу. И ведь в Евангелии воскресению Христа Спасителя предшествуют его крестные страдания. И только вот осознав всю боль, всю тьму, все несчастье, которое обрушилось на землю в эти страшные дни, мы можем понять, что такое радость, что такое свет Христова Воскресения. Поэтому, конечно, надо воспринимать каждый день своей жизни как радость. Надо осознать, что мы такие, какие мы есть.

М.Михайлова: Между прочим, принятие себя как человека, который призван и возлюблен Богом, потому что если Господь дает нам веру, то это уже знак того, что мы Ему не чужие, это тоже источник величайшей радости, как мне кажется.

А.Крупинин: Да, я совершенно согласен с этим. Но я бы хотел просто добавить именно слушательнице Татьяне, которая нам позвонила. Она говорит, вот, что я знаю, что должна быть у меня радость, а радости у меня нет. Ну, может быть, совет такой. Не нужно считать, что что-то быть должно непременно. А раз этого нет, значит это какая-то ее неполноценность. Потому что у каждого человека свой путь, и он не всегда бывает прямым, вернее всегда бывает не прямым. И не нужно полагать, что если что-то такое вдруг не получается или не так получается, то это ее какая-то неполноценность как христианки. Вот я что хотел сказать. Потому что и монахи… Вот мне вспоминается архимандрит Софроний Сахаров, который пишет, что он видел Божественный свет, а потом десятилетиями этот Божественный свет не приходил. И он страдал, молился… Понимаете? Главное, я бы еще посоветовал не забывать о посещении богослужений и участии в таинствах, потому что это очень, конечно, приближает человека к Богу. Таинство Святого Причастия.

М.Михайлова: У нас еще есть звоночек. Добрый вечер. Слушаем Вас внимательно.

Слушатель: Здравствуйте, батюшка. Раб Божий Виктор. Скажите пожалуйста, как надо вести себя новообращенным, чтобы из радости не впасть в прелесть?

Свящ.М.Браверман: Спасибо за вопрос, Виктор. Первая наша мысль, первое наше чувство, когда нас посещают какие-то, может быть, духовные необычные состояния, должно быть: «Не прелесть, не обман ли это?» Если такая мысль приходит, значит все должно быть хорошо. Просто не надо бояться своей неопытности. Когда мы только приходим в Церковь, а такая ситуация сейчас, что очень много людей в зрелом возрасте приходит в Церковь, не надо смущаться своего незнания. Надо просто стремиться узнавать, стремиться действительно знать, по возможности, ту полноту учения о Боге, которое нам предлагает Церковь, постепенно врастать в церковную жизнь, и знать, что, конечно, если мы молимся, если мы участвуем в Богослужении, то Господь таинственно управляет и направляет нашу жизнь. Единственное, что может нас привести к ошибкам, это наша самоуверенность, которая возникает на фоне, может быть, нашей гордыни, нашего тщеславия, от которых, конечно, мы как люди не свободны. Но вот это за собой надо знать. И поэтому оценивать себя очень трезво. Бывает, что люди имеют о себе совсем не реальное представление. И, конечно, такое расхождение между, с одной стороны, реальной жизнью, которой живет человек, и завышенным отношением к себе, конечно, приводит людей к заболеваниям духовным, душевным. Но и это тоже не страшно, если человек понимает, что с ним происходит, и может изменить свою жизнь. А изменение нашей жизни – это покаяние. Это не что-то, что мы должны делать время от времени, а покаяние – это и есть непрерывный процесс самосозерцания, самопознания, критического отношения к себе и испрашивания Божьей помощи и Божьего прощения.

М.Михайлова: Я, может быть, хотела только добавить, что радость, как мне кажется, это очень трезвенное состояние. Вот как раз не эйфорическое, а это состояние, когда мир вдруг предстает в своей такой «тяжелой» красоте. Вот то, что вложено в него Богом, открывается перед нами. И как раз радость предполагает очень собранное, простое и серьезное, я бы сказала, отношение к жизни. Вот это как раз не поиск эйфорического опьянения, а такая радостная погруженность в реальность как дар Божий. Вот Господь дает нам этот мир, этих людей, эти пейзажи. Вот мы сейчас ехали через мост – такая красота! И в большой простоте… Вот это радость, да? Мир как подарок.

А.Крупинин: Тогда человеку свойственно как бы больше смотреть на себя. И смотреть, как говорится, не на окружающий мир и тем более не на Бога, а на себя. И выискивать причины радости или наоборот уныния в самом себе. Как вот отец Александр Шмеман говорит, что надо смотреть не на себя, а на Христа. И даже для достижения смирения нужно не столько смотреть на себя, а смотреть на Христа, и тогда человек смиряется. А если человек начинает очень много смотреть на себя, то это смирение такое похожее на гордыню возникает.

Свящ.М.Браверман: К сожалению, такая установка взгляда только на самого себя и оценивание Бога через себя действительно встречается часто. И, к сожалению, даже на исповеди бывает, что человека его грехи интересуют больше, чем то прощение, которое дарует нам таинство покаяния и Господь. Это правда. Но это наше самолюбие, это наша эгоистичность, которую каждый из нас призван в себе изживать.

М.Михайлова: Вот еще у нас есть звонок. Здравствуйте, слушаем Вас внимательно.

Слушатель: Добрый вечер. Раб Божий Игорь. Вот сейчас разговор идет о радости. Это очень хорошее ощущение, когда радость. Я вообще крестился уже в зрелом возрасте. И вот я вспоминаю то время, когда я был вообще далек от Церкви. И вы знаете, вот обломовщина очень часто окружала: не хочется ничего делать. А потом начинаешь себя накачивать. Вот сейчас у молодежи это тоже очень часто видно. Они накачивают какие-то искусственные возбудители. И вы правильно сказали, что это все отходит и наступает расплата: еще хуже человек себя чувствует. И я смотрю на это… Вот я сейчас церковный человек. И вы знаете, у меня в душе сейчас, как сказал монах из фильма «Остров», мир. Очень часто меня посещает вот это вот состояние, когда я рад. Но я тоже боюсь впасть в прелесть. И поэтому я очень внимательно слежу за этим. Думаю, если мне это дается, то, значит, я должен как-то это отрабатывать, понимаете? И вот ощущая это, вы знаете, иной раз удивляюсь: откуда у меня силы берутся? То есть, я как бы еще активней становлюсь. Вот тут, видимо, все-таки как-то взаимосвязано. Потому что это очень хорошее чувство. Но если его так воспринимать, как будто оно должно обязательно прийти, тогда ничего хорошего не будет – оно быстро уйдет. Но если ты начинаешь отрабатывать его, как-то благодарить за это Господа, конечно, тогда совсем по-другому это все воспринимается и надолго это остается. Спасибо вам большое.

Свящ.М.Браверман: Спасибо. Дай Бог вам радостного настроения. И, конечно, то, что нам дает Господь, те дары, которые нам Господь даровал, мы должны употреблять на пользу. Либо духовно работать над собой, либо делиться радостью с другими людьми. Ведь когда, скажем, наши прихожане приходят в больницу, они идут туда неся радость. Это их христианское служение: своей радостью поделиться с теми людьми, которые в скорби. Не то, что прийти к больному человеку и сказать: «Знаешь, как хорошо?» А просто посострадать человеку – это на самом деле тоже реализовать полноту своей жизни, полноту своей веры, полноту, значит, своей радости.

А.Крупинин: Да. Но я, все-таки, должен сказать, что радость дается Богом по благодати. То есть здесь не нужно перебирать. Потому что говорят: «Мне дают, и я должен вернуть обязательно».

Свящ.М.Браверман: Нет, мы же отдаем не потому, что у нас отношения с Богом: «ты мне – я тебе».

А.Крупинин: Да, я как раз говорил, чтобы не получилось вот такого.

Свящ.М.Браверман: От избытка сердца. Человек говорит от избытка сил. Человек должен совершать свои дела. И есть еще понятие ответственности: «Что я должен делать с даром? Что я должен сделать со своей жизнью?»

М.Михайлова: И, кстати сказать, вот то, что вы говорили, отец Михаил, что мы должны трудиться, должны совершать некое усилие каждый день. Вот для меня, например, это источник радости, если честно.

Свящ.М.Браверман: Конечно. Слава Богу.

М.Михайлова: Хотя, у всех с работой по-разному отношения складываются. Но, тем не менее, я всегда иду на работу и думаю, что вот опять. А потом оказывается, что все хорошо, что это все настоящее дело. И ты понимаешь, что это благословение тоже.

А.Крупинин: Если эта работа действительно подходит для Вас.

М.Михайлова: Но я же не в банке работаю. Не деньги считаю.

А.Крупинин: Вот в том-то и дело. А бывает, что человек работает… занимается тем, чем он в общем заниматься не должен был бы. И не для него эта работа. Это, конечно, тяжелое состояние. А когда ты чувствуешь, что ты на своем месте, что ты делаешь это так, что это хорошо все получается, как должно быть, – это, конечно, большое удовольствие и радость.

М.Михайлова: Опять же, если человек как-то просто и ответственно относится к своей жизни, то он может устроить повседневность как радость. Вот в повседневности открывается источник радости. Ты утром выходишь – видишь своих детей. И ты думаешь: «Как хорошо!» Пришел на работу. Тут что-то делать надо. Думаешь: «Как здорово!» Вышел на улицу – там снег идет. Какое счастье! Ведь это зависит от нашего состояния в чем-то.

А.Крупинин: От того, как мы настроились.

Свящ.М.Браверман: Это зависит от нашего взгляда на жизнь. Человек несчастлив или счастлив не потому, что у одного в жизни все хорошо: хорошая работа, воспитанные дети и добрая жена. А у другого все наоборот. Человек счастлив или несчастлив в зависимости от своего взгляда на жизнь, на самого себя, на окружающих людей.

А.Крупинин: На самом деле очень сложно найти людей, у которых действительно и хорошая работа, и хорошая жена, и здоровые счастливые дети. У каждого человека есть какие-то… то, что называется «нести свой крест.» И так или иначе, что-то у каждого человека не так. Вопрос в том, как к этому относиться.

М.Михайлова: Спасибо. Вот у нас есть еще звонок. Добрый вечер. Говорите, пожалуйста.

Слушательница: Здравствуйте! Меня зовут Ирина. И я хотела бы тоже поучаствовать в разговоре. Я не сначала слушаю; может быть, уже высказывалось такое мнение. Но вот я хотела бы сказать такую вещь, что радость радости рознь конечно. И человеку свойственно искать этой радости в своей душе. Часто он хочет, желает ее. Но не всегда получается. И хочет какого-то результата своих трудов, который далеко не всегда приходит. Но я хотела такую мысль высказать, что радости вот этой, может быть, не всегда все-таки надо ждать. Сегодня была чудесная передача о сестричестве Андрея Критского. И там одна женщина-послушница сказала такую вещь, что ей радостно, когда кому-то хорошо. Не ей, а именно кому-то. Ей говорят, что ваш муж против, родственники не очень довольны, что вы ходите туда помогать. Она говорит: «Я без этого не могу» Почему? Она ответила очень просто. Потому что после того, не сразу, а после того, как поможешь тяжело больному человеку, поменяешь памперсы и так далее, идешь домой, и приходит в душе какая-то радость. Не потому, что тебе хорошо, а потому, что ему стало легче. И вот с этой стороны, наверное, все-таки вот эта радость должна доминировать, радость за кого-то. Не потому что тебе хорошо, а потому что хорошо кому-то.

Свящ.М.Браверман: Эта правильная радость, что мы не напрасно прожили день, что мы кому-то помогли, и наша жизнь, значит, имеет смысл.

Слушательница: Нет здесь акцент, простите, батюшка, не на «мы», а на то, что вот все-таки «кто-то». А «мы» как бы здесь уже остается совсем в тени. То, что мы прожили, это понятно. Мы должны это прожить. Это насколько я понимаю. Может быть я не права, простите меня грешную!

Свящ.М.Браверман: Нет, все так. Но ведь если мы говорим о Церкви, о нашей помощи людям, значит, мы понимаем, что человечество – это, в каком-то смысле единый организм.

Слушательница: Человечество да. А каждый на своем месте должен тихо делать свое дело и, как ни странно, не ждать результатов. Как мне сказали, не буду называть этого человека. Он говорил: «Ну как же так? Вот работаешь, работаешь над грехами, а результата нет». И радости-то никакой нет. Не ждите этой радости и не ждите результатов. Работайте Богу, насколько это возможно. Если это нужно, то оно придет. Если не придет – все равно. Бог ценит усилия, а не результат. Вот насколько я понимаю… До свидания.

Свящ.М.Браверман: Вы все правильно понимаете, верно говорите. Спасибо.

М.Михайлова: Можно я отвечу цитатой из отца Александра Шмемана. «Что потеряло христианство, прежде чем отшатнулся от него им вскормленный мир? Оно потеряло радость. Но опять-таки не как радость природную, не радость-оптимизм, не радость от земного счастья, а ту Божью радость, о которой Христос сказал, что никто не отнимет ее от нас. Только эта радость знает, что любовь Божья к человеку и к миру не жестокая. Знает же потому, что сама от того абсолютного счастья, которое создал нас Бог». И дальше отец Александр Шмеман размышляет о том, что современное христианство превратилось в некую безрадостную религию долга, ну такого как бы самообуздания, самоумерщвления. Тогда как на самом деле Господь нам сказал, что вот есть мир полный смысла, веры, любви, красоты, служения ближнему. И ведь это же драгоценность.

А.Крупинин: Разница между законническим подходом и подходом вот таким истинно христианским.

Свящ.М.Браверман: Можно не согласиться с отцом Александром, при всем нашем уважении к его светлой памяти. Потому что все книги отца Александра, кроме его дневников, являют силу радости христианства и силу его победы над миром.

М.Михайлова: И это правда. И это тоже так.

Свящ.М.Браверман: Просто у нас всегда есть искушения. Есть искушения фарисейством, законничеством. Конечно, в жизни каждого из нас, у всех нас.

М.Михайлова: Да, но мы сейчас говорим именно о том, что среди христиан бытует такое мнение, о котором только что Ирина говорила, что и не надо радоваться, и ни к чему. А вот ты исполняй свой долг и живи себе уныло. И, так сказать, терпи…

Свящ.М.Браверман: Мне кажется, Ирина такого не говорила. Ирина говорила о другом. О том, что мы действительно служим, работаем, что-то предпринимаем, потому что это само собой разумеется, потому что Господь повелел это делать. А результат, на самом деле, действительно уже только от Божьего благословения. От нас зависит трудиться.

М.Михайлова: Да. Вот у нас есть еще один звонок. Добрый вечер! Слушаем Вас.

Слушательница: Здравствуйте! Это Антонина. Вот вы говорите про радость. Конечно. Бывает дома не все хорошо. Идешь в церковь, помолишься, и ты идешь одушевленная, радостная. Вот акафист мы ходим петь – такая благодать, что не передать! Ты вот стоишь, поешь и такая радостная! Вот стоишь на панихиду поешь… В церковь сходить – это большая радость. И дома можно переделать все, и успеть и в церковь сходить. И получаешь радостную благодать. Спасибо вам большое!

Свящ.М.Браверман: Спасибо, Антонина! А я вот вспомнил об очень грустном человеке архимандрите Киприане Керне, одном из учителей сегодня вами цитируемого протопресвитера Александра Шмемана. О нем писатель Борис Зайцев написал, что ему было тяжело жить так, как иным тяжело восходить по лестнице. Но вот единственной его радостью в жизни было, по мнению писателя Зайцева, служение Литургии. Мы можем быть какими угодно грустными по своей природе, по тому, что нас сделала такими жизнь. Но действительно, приходя на богослужение, мы включены во вселенскую радость Церкви.

М.Михайлова: Да, мы находимся в этой радости богообщения.

А.Крупинин: Мне кажется, здесь очень важно, чтобы человек чувствовал присутствие Царствия Божия вот здесь, в этом мире. Иногда есть такое мнение, что вот сейчас мы живем в этом мире, а потом мы куда-то уйдем и там, может быть, мы получим по заслугам, может быть, не получим. Неизвестно. А это Царство присутствует здесь. Никакого другого-то мира нет.

Свящ.М.Браверман: Нет, есть только одна правда – христианская жизнь. Но здесь на Земле Церковь называется Церковью воинствующей. Мы подвизаемся на путях служения Богу.

А.Крупинин: Я хочу два слова сказать по поводу такого совершенно замечательного, известного каждому христианину текста, которому мы, может быть, не придаем такого значения. Мы его слушаем один раз в год, каждый год. И говорит святитель Иоанн Златоуст: «Приобщитесь же все к радости Господа вашего первый и последний и получите свою плату. Подвижники и нерадивые, празднуйте сей день. Постившиеся и непостившиеся, наслаждайтесь сегодня. Стол накрыт, тучный телец подан, насыщайтесь все. Пусть не один человек не боится смерти – смерть Спасителя освободила нас». Вот это источник радости.

Свящ.М.Браверман: Конечно. Но осталось еще прожить жизнь достойно и войти в радость.

М.Михайлова: А вот у нас еще есть звонок. Слушаем Вас внимательно.

Слушатель: Добрый вечер. Меня зовут Евгений. Вопрос, может быть, немножко филологического свойства. Вот я просто не сначала слушал, и поэтому, может быть, не все сейчас в лад скажу. Я слышал уже такие слова «счастье», «несчастье». И это все связывалось со словом «радость». Я правильно понял?

А.Крупинин: Нет, вроде слово «счастье» не разу не прозвучало.

М.Михайлова: Ну это было в цитате…

Слушатель: Вот благополучие, счастье, благосостояние, совершенное удовольствие – это все имеет отношение к радости?

М.Михайлова: Я думаю, что не совсем. Потому что радость, как мы ее определили с самого начала, мы попытались как раз ее отграничить от всякого рода переживаний благополучия, безопасности, удовольствия, наслаждения.

Слушатель: Совершенное удовольствие не имеет отношения к радости?

А.Крупинин: Вопрос такой чисто теоретического плана.

Свящ.М.Браверман: Филологического, я бы сказал, значения. Вам, Марина, как филологу надо ответить.

Слушатель: Вот слова, которые словарь Ильиченко соотносит со словом «блаженство». И я вот в связи с этим прошу вас сопоставить два понятия: радость и блаженство. Я понимаю, что вы сразу догадываетесь: «Блаженны нищие духом. Блаженны плачущие. Блаженны изгнанные за правду». Вот как с этим нам быть? Спасибо большое.

М.Михайлова: Спасибо Вам.

А.Крупинин: Я прошу прощения. В тех же заповедях блаженства говорится: «Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша плата на небесах».

Свящ.М.Браверман: Словом «блаженство» переведено греческое слово «макариус» – «счастье».

М.Михайлова: Я думаю, что эти слова могут быть восприняты как один семантический круг.

Свящ.М.Браверман: «Счастье» – хорошее слово. Это радость, которая сейчас должна быть здесь.

М.Михайлова: И счастье как участие вот в этом таинстве мира и другого человека. И, между прочим, вот те слова, с которых отец Михаил начал: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите». Вот как мне кажется, связь между радостью, благодарением и молитвой, она какая-то очень существенная. Потому что мой, может быть небольшой, опыт церковной жизни показывает, что радостен тот человек, кому открыто пространство молитвы, богообщения, и кто умеет благодарить. Вот не выстраивать какие-то претензии своей судьбе или обиды на Бога. Или какие-то постоянные проводить упражнения по всяческому самоунижению. А вот благодарить за то, что есть. Не сокрушаться о том, чего нет, а говорить: «Господи, благодарю Тебя за все!» И этот человек неизбежно входит в радость.

Свящ.М.Браверман: Дело в том, что когда мы можем Бога благодарить, мы понимаем, что даже жизнь, которую нам Господь даровал, – это подарок. И можно вспомнить слова апостола Павла, который говорит, что любящим Бога все содействует ко благу. Все не только радостно, а может быть даже то, что скорбно или тяжело содействует, все равно ко благу. Если мы любим Бога, продолжает апостол, то есть, если мы помним, что Бог есть любовь, и в ответ хотим эту любовь выразить благодарением, прославлением Бога.

М.Михайлова: Да. То есть получается, что радость – это состояние вовсе не обязательно безоблачно блаженное, ну в смысле «веселенькое» такое, а это состояние глубокого принятия своей жизни как дара Божия.

Свящ.М.Браверман: Состояние труда, духовного трезвения.

А.Крупинин: Я думаю, что вот эти три момента, о которых вы говорили, они на самом деле у Апостола Павла синонимичны. То есть имеется в виду, что молиться, радоваться и благодарить – это в общем-то по сути дела одно и то же. Это находиться, значит, в общении с Богом, в единстве с Богом. В этом и есть радость.

М.Михайлова: Да, и я помню, что одна из замечательных книг Клайва Стейплза Льюиса так и называется «Настигнутый Радостью». Вот христианин – это человек, настигнутый радостью. И, если я не ошибаюсь, то тот же Льюис сказал, что мир создан радостью и к ней придет. И в этом смысле радость есть начало и конец, альфа и омега, наш Господь.

Свящ.М.Браверман: Но пока мы еще находимся в пути.

М.Михайлова: Находимся. Но мы знаем, куда мы идем. Спасибо вам, мои дорогие собеседники. Сегодня с вами была программа «Словарь», отец Михаил Браверман и Александр Крупинин. Мы размышляли о слове «радость». Спасибо всем, кто сегодня был с нами. И до следующих встреч. До свидания!

А.Крупинин: Всего доброго.

Свящ.М.Браверман: Спасибо. До свидания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru