6+

«Говоря о победе, нужно понимать, какой ценой она завоевана»

«Щедрая среда»

Лекторий в поддержку радио «Град Петров»

 

Юлия Зораховна Кантор, доктор исторических наук

Блокада Ленинграда: кто не забыт и что не забыто

 

13 сентября 2017 г.

АУДИО – Даниил Варламов

ФОТО – Екатерина Степанова

ВИДЕО – Анастасия Луговкина

 

В конференц-зале радио «Град Петров» прошла очередная встреча проекта «Щедрая среда». Юлия Кантор выступила с лекцией на тему «Блокада Ленинграда: кто не забыт и что не забыто». В ходе своего выступления известный историк и общественный деятель затронула малоизвестные вопросы сложной темы.

 

Когда и из каких источников ленинградцы узнали, что город взят во вражеское кольцо?
Только ли немецкой была блокада Ленинграда?
Как проходила эвакуация заводов, музеев и других учреждений из северной столицы?
Как складывалась жизнь ленинградцев в эвакуации?
Почему до сих пор не известно количество жертв блокады и какие документы об этом обнаружены в последние годы?
Что пишут в дневниках ленинградцы — взрослые и дети — о блокадной повседневности?
В каких отношениях находились горожане и власти?
Как нацистское командование группы армий «Север» характеризовало поведение горожан?
Где хранились музейные экспонаты, не эвакуированные из города на Неве?
Где и когда впервые была исполнена Ленинградская симфония Шостаковича?
Когда началось восстановление дворцов-музеев пригородов Ленинграда?
Какова сегодня судьба музея обороны и блокады Ленинграда, открывшегося во время войны?

 

Юлия Кантор:

«У нас нечасто об этом вспоминают, но ведь блокада-то была не только немецко-фашистская! Она была немецко-финская. Это принципиальная вещь. Из-за того, что Финляндия вышла из войны в 1944 году, и было заключено мирное соглашение, тема забывается. Но надо понимать, что Ленинград со всех сторон окружали две воюющие против него армии — Вермахт и финская армия.

По официальным данным, на момент начала блокады в Ленинграде было около полумиллиона беженцев. Важное уточнение — не на начало войны, а на начало блокады. В течение двух с небольшим месяцев — с 22 июня по 8 сентября — в город приехало множество беженцев из Ленинградской области. Я напомню, что в то время в состав Ленинградской области входили также современные Псковская и Новгородская область. Плюс в Ленинград шли те, кто бежал от нацистских войск из Прибалтики: Латвии, Литвы и Эстонии (в основном, конечно, из Эстонии — из Литвы и Латвии дольше идти). Кто-то спасался от финнов: Карельский перешеек, Выборг, то есть та территория, которая стала советской после знаменитой советско-финской войны 1939-1940 годов. Как вы понимаете, финская армия тоже довольно решительно наступала на восток, к Ленинграду, как минимум для того, чтобы отвоевать те территории, которые она отдала в 1940 году по итогам финской войны.

Знаете, когда впервые вышла «Блокадная книга» Даниила Гранина и Алеся Адамовича в неотцензурированном виде? В 2010 году. До того она выходила неоднократно, но с цензурными правками. Когда ее воссоздавали в 2010 году, слава Богу, нашли в личном архиве Гранина, в Центральном архиве литературы и искусства, частично в Партархиве, нашли все пометки цензоров. На самом деле, эта книга была первой послевоенной попыткой рассказать правду устами простого человека. По сравнению с тем, что к 2010 году было известно о блокаде, в том числе и опубликованного в виде дневниковых записей ленинградцев, мемуаров, опросов и интервью, которые проводил Институт истории РАН, то, что было опубликовано Граниным и Адамовичем, не было сенсацией. Как раз наоборот — это было ощущение того, до чего же боялась власть тогда, если даже такие вещи, которые сегодня никого не удивят, были вычеркнуты из книги. Это было очень показательно из-за того, что всегда, на протяжении многих послеблокадных лет, правда о блокаде находилась под гнетом цензуры, в том числе и вопросы о том, сколько же погибло в Ленинграде. Дело в том, что была настойчивая доминанта — рассказывать о блокаде через героизм и через то, что сейчас называют глорификацией.

Это правда — но не вся правда! Когда говоришь о победе, надо понимать, какой ценой она завоевана, какой мукой она выстрадана. Иначе не оценишь самого масштаба события».

 

 

Другие темы:

 

— смертность от холода; выбора между отоплением детских больниц и сохранением городских парков не стояло;

 

— смертность от перенапряжения из-за необходимости добывать питьевую воду; а были ли другие варианты?

 

— смертность из-за надрыва на работах по уборке города в конце и после блокады: ленинградцы продолжали спасать город от эпидемий ценой своих жизней;

 

—  обеспечение сырьем оборонных предприятий – неизученный вопрос;

 

— судьба музея блокады (что происходит с музеем сегодня и почему лучше бы называть музей «Музей блокады и обороны», чем «Музей обороны и блокады»).

 

Юлия Кантор: «Сейчас идет выставка в здании Конюшенного ведомства, где представлены проекты музея блокады.  Каждый может прийти и оставить свое мнение».

 

Полностью – слушайте в файле АУДИО полностью и смотрите и слушайте в ВИДЕО.

 

 

АУДИО полностью

 

ФОТО


 

ВИДЕО

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru