fbpx
6+

«Это же Размахнин!»

Программа Екатерины Степановой

«Русский Север»

Информационное обозрение. Выпуск 103

Эфир 7 февраля 2019 г., 16.25

 

Завершается наша экскурсия по 6-й выставке проекта компании «НорНикель» «Освоение Севера. Тысяча лет успеха», которая проходит в Пермской художественной галерее. В последнем зале мы можем увидеть, главным образом, изобразительный ряд, который раскрывает перед нами Пермь конца XIX – начала XX веков. Здесь представлены и какие-то характерные портреты горожан, и жанровые сценки, и пейзажи.

 

О выставке «Предчувствие Севера. Пермский путь» рассказывает ее куратор, Президент Пермской художественной галереи Надежда Владимировна Беляева.

 

«И, наконец, мы подходим к городу Перми. И вот подлинный Указ Екатерины II о даровании Перми статуса города. Екатерина, Татищев, Де Генин – для нас это знаковые персоны. Здесь и портрет главы Перми. И редкий пейзаж, который мы нашли в Петербурге. Когда-то эта картина была опубликована – черно-белая фотография в книгах, не очень хорошего качества. И вот в 1987 году мы были в Эрмитаже на совещании, и вдруг Евгений Богатырев, директор Пушкинского музея, говорит мне: «Послушай-ка, тут рядом в антикварном магазине чего-то с Пермью связанное есть. Хочешь посмотреть?». Я туда. Мы с ним рванули туда в перерыв. А антикварный около Русского музея. Достают картину, и я ахаю «это же Размахнин!». Где, откуда? В какой-то частной коллекции был. Вот так вещи на тебя выходят, просто фантастика. Ну, я сказала «Это нам. Берем, берем».

 

Ну а дальше просто какие-то городские типы, городские сюжеты. У нас выставка по 17-й год. А выставка это всегда впечатление. Ты выносишь впечатление для того, чтобы потом что-то узнать, самому прикоснуться к материалу. Это было бы идеально. И вот у нас никак не находилась точка – завершающая точка для выставки, какой-то знаковой вещи не было. И я подумала, ведь история-то продолжается. В путеводителе «Кама» 19-какого-то начального года рассказывается и какие-то места есть замечательные на Урале, и что если бы наши знали, то ездили бы сюда, а не в Ниццу куда-то, – представляете, история как повторяется, – и ездили бы сюда, потому что здесь не хуже Швейцарии места, и говорится «Это только начало. За Уралом великое большое будущее». И вот отталкиваясь от этой фразы мы и вводим посетителя в XX век, перешагиваем к середине XX века, ставим этого «Рабочего» металлургического, потому что Урал это опорный край державы, имея в виду, что продолжаются строительства, заводы работают, гудят в этом замечательном, спокойном, вечном ландшафте, который тоже показан на одной из картин XX века. Т.е. мы не ставим точку. Выставка это не иллюстрированная история, это не иллюстрация к истории, а это выборочный взгляд человека XX века. Человек выбирает какие-то важные моменты, на что-то взгляд падает, и этому конца нет, и вы сами можете продолжить выбирать эти картины.

 

Очень жаль, что большой материал не вошел в выставку, просто невозможно все вместить. Но Пермь это и чайная империя. Вот сейчас многие удивятся, но здесь были купцы Любимовы и Григушины, которые возили чай из Китая, привозили сюда, и отсюда он распределялся по всей России. Кроме того, они купили себе там чайные плантации, они выращивали чай. Т.е. Кунгур – это 150 км от Перми – это чайная столица России. Пермь это первый пароход, Пермь это первый фосфорный завод, Пермский край это родина Попова, изобретателя радио, Пермь это изобретение электросварки, уроженец Кунгура К.Т.Хлебников шестнадцать лет руководил Аляской. И Аляску-то продали вместе с архивами, и только в Перми сохранился архив Аляски, потому что Хлебников передал родному Кунгуру архив свой, какую-то коллекцию. После революции как-то это все рассеялось, но библиотека его осталась, и архив его сейчас здесь у нас. Т.е. никогда Пермь не была медвежьим углом. Были и торговые пути, международный контакты, дальше территория расширялась, преобразовывалась. И если на севере, добывая соль, вырубили леса, и там сейчас болота, то у нас тоже вырубали леса, промышленность требовала, но Софья Владимировна Строганова этим вопросом озадачилась. Она послала Теплоухова учиться в Европу, смотреть, понимать, и Теплоухов создал систему восстановления лесов, которая действует и актуальна до сих пор.

 

Ну, казалось бы, чем мы особенные. Ведь каждая территория может сказать «а мы тут первые, и тут». Но, мне кажется, если мы все и будем говорить и помнить о своей истории – «мы тут первые, а мы тут» – то это и будет тебя держать на этой земле. Целевая аудитория – это молодежь, как мне кажется, которая должна понять богатую свою историю и задать себе вопрос: мне нужно уехать или эту историю сделать здесь для своих детей».

 

 

Выставка и в самом деле заканчивается многоточием после 1917 года. И это очень хорошо, иначе она была бы похожа на советский учебник «Истории СССР с древнейших времен до наших дней». XX век слишком отличается от всей предыдущей русской истории, чтобы, с одной стороны, беззаботно связывать его с прошлым, а с другой – подробно излагать все те катастрофические изменения, которые он принес. Все-таки главная цель выставки была показать пути на Север через Пермские земли, и это устроителям удалось.

 

Мы завершили рассказ о выставке «Предчувствие Севера. Пермский путь», но у нас осталась еще одна традиционная тема – это музейная энциклопедия Севера, т.е. каталог выставки. У Пермской выставки, как и у других, вышел свой отдельный том, и о нем мы поговорим в нашем следующем выпуске.

 

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru