fbpx
6+

Девиз Колчака: «Я служу»

Колчак и Николай II среди высших флотских начальников

 

Программа Марины Лобановой

«Встреча»

Гости: сотрудник Центра «Белое Дело» Аркадий Гуманюк (руководитель проекта по установке мемориальной доски адмиралу А.В. Колчаку), а также Василий Григорьев и Александр Литягин

Тема: решение Смольнинского районного суда по поводу мемориальной доски А.В. Колчаку

18 февраля 2017 г., 21:00

 

Марина Лобанова:

Суд над адмиралом Колчаком – самое знаковое событие столетия 17-го года. Можно проводить много разных мероприятий, а у нас в Петербурге – судят Колчака. Суд первой инстанции вынес решение, что Колчак является человеком, которому нельзя повесить мемориальную доску. Поэтому уже установленную доску нужно демонтировать.

Суд постановил, что истцы правы в том, что мемориальная доска Колчаку нарушает их конституционное право чтить своих предков. А поскольку их предки считали Колчака своим врагом… Событие важное: в 2017 году судят саму личность адмирала А.В.Колчака.

 

Аркадий Гуманюк:

Я уточню. Суд указал, что якобы Правительство Петербурга, сотрудники Администрации Петербурга не знали всех обстоятельств биографии А.В.Колчака. То есть суд обвинил Совет по мемориальным доскам в незнании истории своей страны. Все эти события входят в школьную программу.

 

Марина Лобанова:

На суде мы услышали эмоциональное заявление истцов: «Колчак – вообще ничем не выдающаяся личность». Вот на таких основаниях…

 

Александр Литягин:

Для меня кажется странной позиция, что одним – можно чтить своих предков, другим – нельзя. Это – раскол общества, причем капитальный. Это постановление суда фактически девальвирует все усилия строить наше общество после краха советского государства, а судья фактически возвращается к советским критериям, она просто сделала выбор: мы – наследники советской власти и только.

 

 

Марина Лобанова:

Я была на суде, встретила там слушательницу радио В.И.Орловой, а в день памяти Колчака мы ходили к дому Колчака возлагать цветы вместе со слушательнице Т.В.Львовой. Многие слушатели поддерживают мемориальную доску Колчаку и просят обязательно отстаивать ее.

 

Василий Григорьев:

Мне удивительно, что в Иркутске, Омске, Владивостоке, Екатеринбурге есть памятные знаки в честь адмирала Колчака, остров его имени в Карском море (название острова – остров Колчак – возвращено в 2005 году), а в нашем городе, который – родной для Александра Васильевича, почему-то нельзя увековечить память. Хотя он здесь родился, он здесь учился, он здесь сформировался как личность, он здесь жил.

Я не специалист в юриспруденции, но мне совершенно непонятна привязка суда к решению Забайкальского военного округа. Это решение – якобы это решение суда по делу Колчака. Но историками уже доказано, что Колчак был подвергнут репрессиям без суда и без нормального следствия (1920 г.). Пост-фактум решение суда Забайкальского военного округа (1999 г.) ничего в этом факте не меняет. Даже те знаменитые допросы Колчака, которые проводились – их никак нельзя отнести к нормальным следственным действиям.

В принципе Колчак не нуждается ни в какой реабилитации, потому что он был убит без суда и следствия. Так же, как и Царская семья.

 

 

Аркадий Гуманюк:

Странно то, что после решения суда в их пользу, всё равно – пошли ее портить, пачкать…

 

Марина Лобанова:

Не просто пошли портить, а в день убийства пошли. Вы знаете, это ведь действия против живого человека. Колчак для них – живой. И они так его ненавидят. И ненавидят как живого.

А мне особенно «понравилось» в решении суда, что тех лиц, которым установлены мемориальные доски, каждый гражданин РФ обязан почитать. Обязан. Каждый.

 

Александр Литягин:

Слушайте, а, может, надо вот это решение исполнять? Тогда будет ясно, готовы ли все и каждый почитать Ленина и других, кому во множестве установлены мемориальные доски и памятники. Тогда, может, что-то изменится.

 

 

Василий Григорьев:

Я специально изучал деятельность А.В. Колчака как полярного исследователя, как океанолога. А вот эти товарищи, которые подали в суд, они и тут его считают недостойным мемориализации. Их выводы – абсолютно абсурдны.

Многие выдающиеся отечественные ученые, например, академик Лисицын, выступают в поддержку памяти А.В. Колчака. И даже ссылаются на его работу «Лед Карского и Сибирского морей». Я напомню, Колчак получил после экспедиции 1903 года золотую Константиновскую медаль. Примерно в это же время такую медаль получили полярные исследователи Ф. Нансен и Н. Норденшельд. Как же можно было назвать Колчака «заурядным полярным исследователем»? Вот это мне не понятно. И не понятно, как суд принял сторону, у которой – вот такого уровня аргументы – «заурядный полярный исследователь».

 

 

Аркадий Гуманюк:

Эти люди, действительно, в меньшинстве. Я же считаю, что споры о мемориальной доске – это нормально, это общественная дискуссия, и хорошо, что сегодня это возможно.

 

Марина Лобанова:

А вам не кажется, что это дискуссия, спор, судебный спор – с хулиганами (которые портят доску уже третий раз)?

 

Василий Григорьев:

Мне не хотелось бы думать, что это спор с хулиганами, тогда это маргинализация общества.

Что хочется отметить в А.В. Колчаке: девиз его жизни – «Я служу». После окончания своей полярной экспедиции, когда он прибыл в Иркутск, у него было полное право не ехать на фронт, здоровье его было подорвано, ему нужны был отдых и лечение, и он мог бы провести какое-то время с семьей, но ему один день только потребовался на размышления – и он едет исполнять долг. Он так понимал это: «Я служу», – и так он и жил.

 

Александр Литягин:

Мемориальная доска Колчаку – это хороший повод каждому россиянину задуматься о своем выборе. Все-таки радует, что отношение к этой мемориальной доске неравнодушное. Мы ведь ходим мимо многих досок и не задумываемся. У нас в городе мемориальные доски висят на очень многих домах. И вот я недавно только стал на них засматриваться. Память Колчака примечательна тем, что мы мимо него не проходим. Значит, какая-то надежда у нас есть. Надежда на нашу способность к покаянию.

 

Марина Лобанова:

Спасибо адмиралу Колчаку, что и в этом вопросе он нас направил в 2017 году. Еще одна нам дана возможность – задуматься.

И еще один момент в решении суда – что мемориальный знак может устанавливаться только безупречному (безгрешному?) человеку. Видимо, в представлении кого-то, такой человек – Ленин, безупречный во всем, монолит. Но христианин знает – нет человека без греха. Ни одного. Вообще такого человека не бывает. Так что такая постановка вопроса – не христианская. А христианство – оно людей умудряет.

Будем ждать следующего этапа этого уникального суда 2017 года. Теперь ждем назначения даты судебного заседания после подачи апелляции.

 

Наверх

Рейтинг@Mail.ru