fbpx
6+

«Блюсти себя – и блюсти главу змиеву, видеть отверстую змиеву пасть и угрозу поражения». Философ и филолог В.Семенцов о слове «поражать» в программе «Словарь».

М.Михайлова: Здравствуйте, дорогие радиослушатели! В эфире радио «Град Петров» программа «Словарь» и ее ведущая Марина Михайлова. И сегодня мы с вами будем говорить о слове, которое содержится в 15 стихе 3-й главы книги Бытия. Я позволю себе напомнить вам это место: «И сказал Господь змею: за то, что ты сделал это, проклят ты пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми. Ты будешь ходить на чреве твоем и будешь есть прах во все дни жизни твоей; и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее. Он будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту». Вот о слове «поражать» мы сегодня будем говорить с филологом, педагогом Василием Васильевичем Семенцовым. Здравствуйте, Василий Васильевич!

В.Семенцов: Здравствуйте, возлюбленные о Христе братья и сестры, дорогие радиослушатели! Я рад снова приветствовать вас в прямом эфире православного радио «Град Петров».

М.Михайлова: Василий Васильевич, вот это слово, которое в русском переводе звучит как «поражать». Вы говорите, что в старославянском переводе, в церковнославянском источнике – там немножечко другой глагол.

В.Семенцов: Да, в Елизаветинской Библии, скажем так, там не просто «немножечко другое». Мы уже и ранее с Вами говорили об опасностях переводов, в том числе даже и самых выверенных переводов, но и здесь такая опасность кроется. Потому что когда мы просто говорим – «поражать» и «жалить» – мы теряем связь, во-первых, с Новым Заветом, а, во-вторых, связь с самими собой. Потому что в том тексте, который я называю оригинальным, церковнославянским текстом, который не был переведен с латинских текстов, а был переведен либо с древнееврейского или с древнегреческого языка, там используется другое слово – «блюсти», то есть сказано в этом же стихе, что люди будут блюсти голову змея и его потомства, ехидны, а ехидны, змеи будут блюсти пяту людей.

М.Михайлова: То есть получается, что вместо двух разных глаголов – один, глагол «блюсти». Это очень важно и интересно.

В.Семенцов: Да, и то же самое мы встречаем в Новом Завете, в Евангелии, когда Христос говорит Своим ученикам, апостолам и нам с вами, говорит слова, не понятые вначале: «Блюдитеся (то есть блюдите себя) от кваса фарисейска и саддукейска».

М.Михайлова: То есть берегите себя.

В.Семенцов: Да, и это тот же самый глагол. И после этого вновь звучит слово «змеи, ехидны», потому что обращаясь к фарисеям и саддукеям, Он говорит: «змеи и порождения ехидны, лицемеры». Вот кто такие змеи, порождения ехидны, и вот этот квас-то фарисейский и саддукейский как раз это та глава змиева, который призван каждый христианин, каждый Божий человек блюсти.

М.Михайлова: То есть беречься, отстраняться…

В.Семенцов: «Бдеть», «блюсти» – это однокоренные слова, то есть «бдительный» и «блюститель», или «наблюдатель», мы знаем, то есть человек, который смотрит. Ведь, вспомните, мы всегда, когда какая-нибудь опасность, мы говорим: «Смотри! Гляди в оба!» И в то же время мы знаем слово «соблюдать». И когда мы спрашиваем святых отцов, когда мы обращаемся к Священному Преданию: а что делать-то? Да соблюдать. Со-блюдать. Соблюдать заповедь, а заповедь такова: «Блюдите себя от кваса фарисейска и саддукейска». Это в Новом Завете, а ветхозаветная заповедь: «Блюди главу змиеву», которая будет блюсти и твою пяту. То есть будет за тобой идти по пятам, и если ты нарушишь заповедь, если ты внутренне извратишься и перестанешь заповеди соблюдать, а обратишься к фарисейству и саддукейству, то, к сожалению, очень часто бывает лицемерие, это каждодневная, как Вы понимаете, проблема, и думаю, что каждого человека это затрагивает, и вот здесь-то то, что обетовано апостолам и христианам – помните 90-й псалом, это еще в Псалтири, а потом и Господь сказал, что змеи-то вас будут жалить и не ужалят, никакой яд вам будет не опасен. Вы помните, что случилось с апостолом Павлом, когда ехидна ему в руку вцепилась, он ее просто взял и отбросил в костер, хотя его уже все похоронили, потому что видели, что эта змея – страшный аспид, там действительно в средиземноморском регионе такие змеи водятся, они маленькие как кусочек хвороста, а вцепятся – и все, и конец человеку. И вот это обетование – «на аспида и василиска наступиши, и попреши льва и змия», это возможно только в том случае, когда человек не лицемерит и блюдет себя, соблюдает заповеди, и, соответственно, тогда не предает Христа в сердце своем. Не фарисействует и не саддукействует.

М.Михайлова: Мне бы хотелось еще вот что отметить. Вот я Вас слушаю и вижу, что некоторая направленность этих глаголов совершенно различна, потому что если мы берем «поражать» и «жалить», то тогда это как бы укол…

В.Семенцов: Действительно, там глагол «колоть» присутствует, и этимологически древнейший образ глагола «разить» и «колоть» – отсюда «клати», «кляти», «прокляти». Это все восходит к одному корнесловному образу, образцу опасности, и жало сюда же – оно тоже человека колет…

М.Михайлова: Конечно, но посмотрите, какая разница принципиальная: в русском переводе мы имеем дело с наносимым ударом, тогда как церковнославянский текст дает нам совершенно другую стратегию действия: сохраняйте себя, не совершайте некое агрессивное действие, направленное вовне, а обратите свой внимательный взор и будьте осторожны…

В.Семенцов: Да, будьте осторожны, потому что, Вы знаете, действительно, «посреде хожу сетей многих», и действительно, и аспид, и василиск, и рыкающий лев, они не только под ногами, эти ловушки кругом. И если человек перестает быть бдительным, то есть блюсти себя и соблюдать то, что ему заповедано, теряет свой жизненный путь, сбивается с пути, то колоть будет все равно его каждая ядовитая колючка. По лесу начнут ходить люди, и если чуть-чуть заблудятся, с тропинки сойдут – невозможно там не уколоться и не поцарапаться. Вопрос только в том – есть иммунитет-то? Есть возможность, соблюдая эту осторожность и внутреннюю чистоту, остаться христианином и тогда не за-разиться. Кстати, «поразить», «заразить» – только приставки разные. Ведь свое идет к своему. То есть если человека больше тянет к лицемерию, к богоборчеству, то – как грубо, конечно, к народе говорится, – свинья всегда грязь найдет… Хотя говорят и так: зараза к заразе не пристает, и вот этим руководствовались многие люди: да что там мне эти заповеди, я лучше буду среди тех, кто жарит грешников на костре, чем среди тех, кого жарят. И в итоге пускаются во все тяжкие и считают, что смерть лучше жизни. Вот это страшно, это иллюзия такой виртуальной неуязвимости и вседозволенности человека, когда человек отказывается не только от на-блюдения, то есть закрывает глаза на все опасности, от со-блюдения заповедей, он просто отказывается блюсти себя, то есть видеть то, что он уже лезет в пасть к этому змею.

М.Михайлова: То есть он теряет чувство самосохранения, иначе говоря. Потому что «блюсти» – это же хранить…

В.Семенцов: Да, и настаивает на том, что он прав, и что величайший дар, который ему дан, – жизнь, причем жизнь, искупленная Крестной жертвой Христа, жизнь вечная – что эта жизнь ничего не стоит и мы видим сейчас такие совершенно страшные вещи. Вот я сегодня, не готовясь к нашей передаче, а просматривая в Интернете очередные новости, наткнулся на такую совершенно ужасающую для себя новость, что, с одной стороны, в Китае сейчас принято строго, на уровне правительства, решение электрошоком лечить подростков от Интернет-зависимости…

М.Михайлова: Ужас!

В.Семенцов: …а, с другой стороны, там около четырех миллионов игроков в эти он-лайн компьютерные игры, и есть уже смертные случаи, когда по трое суток играют, не отрываясь, в эти виртуальные игры и от истощения умирают эти подростки. То есть это форма сумасшествия, несоблюдения психогигиены, она как раз и действительно поражает сейчас своей вседозволенностью, своей распространенностью. И я хочу обратить внимание наших уважаемых слушателей, и наше с Вами внимание на то, что этот единый глагол, который имеет совершенно один смысл – «по-разить». После того, как человек перестал блюсти себя и стал уязвимым для жала змеина, тогда его разит, жалит этот страшный бич, и он гибнет от этого поражения. Разить, резать, раскалывать на части – это все один этимон, один корень, древнейший, кстати, корень. Но мы знаем еще и такие производные этого корня, как «образить», и «образ», оказывается, тоже к глаголу «резать» и «разить» восходит. «Образить» – это придать форму. Если вы не будете проникать в самую сердцевину молодого деревца и раскалывать его на части, а будете это деревце ображать, преображать, прививать его, то оно станет культурным, принесет достойный плод, и это совершенно необходимо для превращения дичка в культурное растение. Но совершенно другое, когда человек ищет в виртуальном мире развлечений и химер компьютерных то, что его поразит, поразительные впечатления. Понимаете, мы же говорим, что не только поразила человека молния, и он упал; но человек говорит: меня поразила эта мысль, меня поразила эта картина, меня поразила эта компьютерная игра…

М.Михайлова: Вы считаете, что это негативное все-таки значение всегда?

В.Семенцов: Он-то думает, что позитивное. Он-то ищет, что поострее. Это несоблюдение психогигиены. Понимаете, вообще подростку свойственно играть со смертью – все эти адреналины, экстремальные виды спорта. Действительно, поразительные вещи они там совершают, кувыркаясь через голову на этих досках, но ведь сколько случаев не просто ломаных рук, и ног, и шей, а сколько летальных исходов. Об этом почему-то никто не говорит, потому что можно только предположить, что, наверное, эта индустрия приносит хорошие деньги, и ее хотят рекламировать совершенно однозначно. Те же самые игры, с той же опасностью для человеческой души, а еще и с большей опасностью происходят в компьютерных играх, хотя вроде бы с телом человеческим ничего не происходит. Он поражает свое сердце, самое сердце.

М.Михайлова: И это, кстати, очень плохо, что с физикой ничего не происходит, потому что возникает то самое тело без органов, когда человек перестает соприкасаться с миром, с действительностью…

В.Семенцов: Да, и он начинает себе врать, и начинает жить во лжи. А что такое врать? Лицемерить. Он начинает делать вид, что у него все очень хорошо. И чтобы этот вид можно было делать с какой-то помощью, он обращается уже не просто к каким-то играм компьютерным, а он к виртуальной жизни обращается. Он себе заводит в компьютере банковские счета, семьи заводит, делает там карьеру. И в итоге он уходит совсем. Вот это выражение «уйти из жизни» для меня совершенно очевидно, что тот, кто уходит из жизни при помощи пистолета или при помощи компьютера – это тот, кто по-настоящему уходит из жизни, то есть совершает страшный, смертный грех, нарушает все заповеди и не соблюдает то, что ему предписано, к чему он призван. И в результате попадает, действительно, в пасть уязвившего его змия.

М.Михайлова: Василий Васильевич, Вы обратили внимание на то, что поражать – это всегда разрушать, раскалывать…

В.Семенцов: …после того, как человек перестает блюсти. Когда он теряет осторожность. Потому что человек, соблюдающий заповеди, блюдущий себя, человек, не теряющий себя, не теряющий бдительность, бдительный – ведь «бдеть» и «блюсти» слова одного корня, этот человек, по определению, поражен быть не может, потому что только после потери себя, только после его заблуждения можно разить этого человека. Только после того, когда он отбросит щит, отбросит доспехи, поднимет руки вверх и скажет: ну, разите меня теперь.

М.Михайлова: Но может ли быть так, что Господь поражает? Потому что мы вспоминали с Вами сегодня апостола Павла. Вот эта удивительная встреча…

В.Семенцов: А Вы вспомните еще тогда и слово «язва», «уязвить». Мы же видим и в Священном Писании, и в Священном Предании совершенно диковинное, в первый раз меня действительно поразило это сочетание слов – «уязвлен любовью».

М.Михайлова: Да. То, что жжет, горит в душе…

В.Семенцов: Понимаете, жжет, горит, уязвляет и поражает, но когда в сердце твое проникает благодать, то это не проклятие, а благословение. Это привитие, потому что мы только что говорили про деревце и прививку. А как же я привью культуру, привью любовь, не поразив? Понимаете. И вот когда человек борется с Господом и с каменным сердцем отражает тот поток любви и благодати, который направлен в его сердце для того, чтобы он преобразился… Помните: «Почему вы не слышите слова Моего, почему вы не видите, Кто перед вами?» Да потому что «ваши сердца окаменели, вы стали слепыми и глухими». Это слова Христа, а до этих слов были еще и пророчества пророка Исайи, и Псалтирь о том, что окаменено сердце у народа. И вот когда для Господа человеческое сердце превращается в камень, тогда Господь-то его и поражает, и чудотворит. А человек остается равнодушным. И тогда к нему не прививается культура, не прививается, не пробуждается, потому что только умягченное, как воск умягченное сердце, как учат нас святые отцы, может воспринять это поражение, эту печать Господню. Произвести впечатление можно только на мягкое вещество, которое сохранит форму той печати, которая запечатлевает его.

М.Михайлова: Согласна. Но если продолжать это размышление и связать его с тем, что Вы уже говорили, что «разить», «образ», «выражение», «поразить» – это все слова из одной семьи, там один корень.

В.Семенцов: Да, они от одного этимона, от одного образца отношений происходят, я проверял это по словарям, уважаемые слушатели, тут выдумок никаких нет. М.Михайлова: Да, это даже понятно, если подумать над этими словами чуть глубже. Потому что мы ведь всегда скользим по поверхности, и, мне кажется, что наша передача «Словарь», она как раз имеет своей целью некоторую остановку внимания на отдельном слове…

В.Семенцов: Можно я чуть-чуть поправлю: остановку-то вряд ли, а вот обращение внимания, потому что мы отворачиваемся, не обращаем внимания на истину. Мы поворачиваемся спиной к ней, и невозможно видеть спиной. А вот когда человек обращается вновь, обращает свое внимание – ведь это внутрь внимание, в глубину сердца его, когда он обращает его на истину и на слово Божие, вот тогда у него открывается сердце для уязвления любовью, для внутреннего преображения, и для умягчения, и для преодоления своего внутреннего фарисейства, саддукейства, жестокосердия. Ведь как камень жесткое сердце может быть. И тогда человек обретает вновь не только страх Божий, но обретает и ту благодать, которую мы называем блаженством и исполнением заповеди любви, заповедей Христовых.

М.Михайлова: Согласна. Но я тоже намеренно употребила именно это слово, потому что мне кажется, что один из пороков современности, современного человека – это такой скользящий взгляд, который не способен ни на чем остановиться ни на минуту.

В.Семенцов: Поверхностный взгляд, конечно.

М.Михайлова: И поэтому мы все время ищем новых и новых впечатлений, а вот впечатлений-то как раз и не происходит, потому что, как Вы говорите, должно быть соприкосновение глубокое. Нужно нажать на ткань или на бумагу для того, чтобы произошло впечатление. Но это невозможно, если мы все время скользим по поверхности все дальше и дальше. То есть получается, что у нас какой-то смазанный след в душе от реальности…

В.Семенцов: И что самое интересное, что этот смазанный след… Я, честно говоря, эту загадку для себя не разгадал, но язычниками, древними греками это было описано в очень ярком образе, я имею «Илиаду» Гомера, – Ахиллесову пяту. Вот ту самую пяту, которую блюдет змей. То есть он не ищет человеческого сердца, этот змей; ему достаточно того, чтобы сердце было каменным ко Господу, чтобы человек был жестокосердным. И не будет змей камень грызть, он знает, что пяточка-то мягкая. И он пойдет по следу этого ожесточенного, заблудившегося человека, и найдет его ахиллесову пяту.

М.Михайлова: Да, уязвимое место…

В.Семенцов: И тогда обязательно это проклятие и совершится. Конечно, по ухищрениям змея, лицемера, фарисея, но и по вине этого человека, который, прямо скажем, подставился.

М.Михайлова: У нас есть звонок. Здравствуйте, мы слушаем Вас.

Слушательница: Добрый вечер! Василий Васильевич, вот такой вопрос. Я звоню из области. У моей приятельницы с внуком такая проблема, мы решили, что это из-за компьютера. Он даже себе вены режет. Что делать, я не знаю. Я ей сказала: иди в храм к иконе «Взыскание погибших». Что делать? Этот внук уже неуправляемый совершенно, и никто ничего не может сделать. Такая беда…

В.Семенцов: Это действительно очень большая беда, иначе бы об этом я бы и не говорил. Вы не представились, простите.

Слушательница: Меня зовут Зинаида, а моя приятельница София, у нее внук Юрий.

В.Семенцов: Очень хорошо, что Вы позвонили, дорогая моя, потому что мы сейчас попросим всех наших слушателей-христиан усердно помолиться за раба Божьего Юрия, а скорее всего – Георгия. И, конечно же, Георгий Победоносец – небесный покровитель, который поражает змия в главу. И, надеемся, этот святой своим заступничеством с Божьей помощью может побороть зло, потому что с силами нечистыми человеку одному воевать просто невозможно, особенно ребенку, подростку, без Божьей помощи. Помните, как сказано Христом: без Меня не можете творити ничего. И вот когда мы пытаемся чужую беду сами руками развести, такая получается ерунда. Я надеюсь, что Вы не подозреваете меня в том, что я сейчас скажу: сейчас поеду к Вашему Юре, за две минуты какими-то пассами его загипнотизирую и спасу – это ведь все от лукаваго. Мы должны усердно молиться, и я надеюсь, что наши радиослушатели откликнутся и особенно усердно помолятся за раба Божьего Георгия, за больного, страждущего и за мать его Софию. И, конечно, дерзновенной молитвой, основанной на вере, можно и горы свернуть, и камни раздробить, и умягчить их как воск.

М.Михайлова: И я бы немножечко дополнила то, что говорит Василий Васильевич, потому что, дорогая и уважаемая Зинаида, у нас на радио уже бывала Валентина Владимировна Новикова, которая создала Центр независимости. И компьютерная зависимость имеет ту же самую природу, что наркотическая или алкогольная. Всегда мы имеем дело с человеком уязвленным, у которого было некое слабое место, и именно в это место поражает его страсть, которая потом становится зависимостью. Поэтому на нашем сайте можно найти телефоны, адрес Школы независимости Валентины Новиковой, и вот я думаю, что Вам имеет смысл туда тоже обратиться, потому что она дает некоторые советы по поводу того, как вести себя с человеком, подверженным вот такой страсти.

В.Семенцов: И здесь я хочу еще раз обратить наше с Вами внимание на то, что здесь неслучайно фигурирует пята, потому что действительно уже после того, как человек считает себя неуязвимым, спасенным, когда все вроде бы для него пройдено, но вот именно – в спину, в пяту, в самый неожиданный момент он оказывается уязвленным, отравленным, проклятым, и начинает это свое проклятие как свое желание, и начинает следовать тому страшному гибельному пути, который – вот я уже другую печать вспоминаю, прикровенную печать Антихриста – «ведь я сам так хотел», то есть человек думает, что это его собственный выбор. Это он хочет играть на компьютере, он не одержим этой злой силой, лукавой и лицемерной, а он свободен, как человек думает. Ведь, к сожалению, работая и с наркозависимыми, и со страдающими другими зависимостями людьми, я видел это очень часто, когда уже почти в последней стадии, а иногда и в последней стадии своей зависимости, уже, прямо скажем, перед смертью, уже будучи инвалидом, человек все еще верит этому лицемерному змею, все еще сам лицемерит, все еще врет сам себе: «Я здоров, я свободен, я справлюсь, да мне никто не нужен».

М.Михайлова: Да, к сожалению, это так.

В.Семенцов: И вот это-то гибельно.

М.Михайлова: Мы в прошлый раз говорили о слове «обольстить», «обольщение». И вот неслучайно всякий раз, когда появляется сатана, мы имеем дело с лицемерием, обольщением – то есть разными формами лжи.

В.Семенцов: Да, здесь Вы еще раз обратитесь к тем строкам, которые мы сегодня смотрели, Вы увидите в самом начале процитированного Вами отрывка 15 стиха однокоренное со словом «поражать» слово «вражда». Помните: «Положу вражду между тобою и между женою». Там тоже ж-з чередуются. И хотя я здесь немножечко пойду вразнобой с этимологическими словарями, которые не дают такого прямого внутреннего действия – в сердце разити, в пяту разити, но в то же время мы при внимательном этимологическом исследовании видим, что очень во многих современных языках это идет издревле. Этот образ «вражды» совпадает в русском втором полногласии с «ворожба»: как «врата» – «ворота», «враг» – «ворог». И что он делает? Ворожит. Вот эта ворожба, чародейство, создание иллюзорного впечатления, что ложь – это правда, что черное – это белое, что зло – это добро и так далее, это и есть главное оружие врага рода человеческого, губителя всех людей. Лукавого – его так и называют лукавым.

М.Михайлова: И, кстати сказать, вражда – это тоже плод его вмешательства в нашу жизнь…

В.Семенцов: И человек, отравленный его ложью, думает, что он прав, он думает, что он действительно без Божьей помощи и, страшно сказать, без Христа, не соблюдая заповеди, может быть совершенно здоровым, самостоятельным и жить, как он думает, счастливо. То есть это страшнейшее именно заблуждение обманутого, уязвленного лукавством и ворожбой – в том числе и компьютерной ворожбой, рекламной ворожбой, телевизионной ворожбой, ворожбой различных лжехристов и лживых проповедников, которых сейчас развелось, как и было предсказано в Апокалипсисе, – человека. И вот не питаться иллюзиями, а питаться словом Божьим – это единственное спасение.

М.Михайлова: Вот об этом говорил Патриарх на встрече с молодежью недавно. Удивительная была встреча, очень хорошая. Я думаю, что наши слушатели уже знают, слышали репортаж нашего корреспондента Александра Ратникова. И Патриарх несколько раз сказал о том, что не нужно позволять вторгаться чуждым силам в наш разум, не нужно позволять никому – ни средствам массовой информации, ни каким-то другим инстанциям – ограничивать нашу свободу.

В.Семенцов: Очень интересно, что Вы вспомнили это слово – разум, потому что ведь первый корень, а ведь это слово с тремя корнями древнейшими, а первый корень «раз», и он как раз тоже от слова «разить» – «различать», «разделять», «разить», «разрезать». Разум – это главное оружие человека, это различение, выбор, разделять доброго от злого, разрезать эти пути, раз уж попал в эти путы, но те, кто подводным плаванием занимались, знают, что если у тебя нет ножа с собой, лучше к сетям не подплывать, потому что погибнешь. То есть запутался ты, попал в сети лукаваго – «хожду посреде сетей многих», так разумом своим разумей, разрезай злые связи, губительные связи, рази. «Ваше дело – вязать и решить», говорил Господь Своим апостолам, и говорит Он нам сейчас, в том числе и взрослым, воспитывающим своих детей. Поэтому если мать – я к этому страшному примеру вернусь – если она вовремя разрешила, не соблюдая заповеди, делать что хочешь своему ребенку, нырять в этот компьютер и там гибнуть, плавая в этих сетях лукаваго, но сейчас нужно наоборот – нужно обязать все-таки соблюдать заповеди и разрешить от этой зависимости, и пока ребенок маленький, пока он во власти родителей, пока он еще в подростковом, несовершеннолетнем возрасте, конечно, нужно проявлять волю. Но, конечно, здесь нужна мера, это делать нужно обязательно с Божьей помощью, наверное, с помощью духовника, мудрого духовного наставника, потому что этот человек, если он глубоко поражен и уязвлен, он может или сам погибнуть, или погубить других…

М.Михайлова: Конечно, очень важно при этом сохранять какие-то отношения, не впадать в состояние вражды.

В.Семенцов: Да, в состояние вражды со своим ребенком, но нужно состояние вражды с лукавым, с грехом, с тем орудием зла, которое губит твоего ребенка, при этом сохраняя с ребенком связь и выполняя свои родительские обязанности. А самая главная родительская обязанность – любить ребенка, особенно больного ребенка. Он тем более нуждается в нашей любви.

М.Михайлова: Василий Васильевич, все-таки я бы хотела закончить свою мысль по поводу связи «образа» и «поражения». Потому что богословие говорит о том, что образ Божий – это неизгладимая печать в глубине человеческого существа. Что бы ни делали злые силы для того, чтобы эту печать изгладить, это невозможно. То есть в каждом из нас есть тот самый образ, который неотъемлем от нас. Но в то же время и из-за того, что нас поражают в пяту, и из-за того, что мы сами ведем жизнь теплохладную, и бездуховную, и не ориентированную к горнему, мы обрастаем как будто такой коростой, и этот образ Божий может быть закрыт наслоениями. Не кажется ли Вам, что иногда Господь должен поразить, расколоть эту коросту?

В.Семенцов: Да, конечно, и больше того – именно поразить, чтобы разрешить от этих связей и исправить поруганное и оскверненное. Потому что мы все «образ» и «образ» говорим, а есть прекрасное древнее церковнославянское слово «образец», и, конечно же, образец никуда не девается. Помните, как в книге Бытия сказано: «по образу и подобию». И если о человеке не говорят, обращаясь к нему как к преподобному – «Ваше Преподобие», и если человек уподобляется иным, лживым образцам, образцам лжи, каким-то печатям, впечатлениям лукавым, иллюзорным, ложным, то тогда его внутренний образец, который составляет его человеческую суть, вступает в противоречие с тем, что он сам над собой творит, и с тем, кому он уподобляется, в кого он облекается, – в зверя или в булыжник, если сердце каменное, или в дерево – помните, как мы в детстве друг друга дразнили?

М.Михайлова: Дубина.

В.Семенцов: Да, и дубиной, и собакой, и свиньей – как угодно. Человек всем может быть, потому что он венец творения. И камнем может быть. Вот эти восточные единоборства – они камни из своих рук делают, кирпичи ломают. То есть может-то он может, но к чему он призван? И если он уподобляется чему-либо или кому-либо, противоречащему своему внутреннему образцу, тогда ему же самому становится очень больно. Потому что образец, действительно, поругаем не бывает, он неизменен и он сверхпрочен. И если бы лукавый мог этот образец разрушить, давно бы уже мы бы с Вами не разговаривали, а хрюкали или лаяли. И если это так, то – вот Вы сами вспомнили апостола Павла: «Трудно тебе идти против рожна». И это самое «рожно» того же самого корня, что и «разить», и «образ», и «образец», и «образовывать» человека. То есть если человек уподобляется своему внутреннему образцу, он… Вот есть поговорка – какого рожна еще надо? Ведь есть у него образец, и он радуется. И его уподобление из раба делает сына, создает сына по обетованию Божию и по милости Божией. Крестной жертвой Христа искупленный человек из раба становится сыном, потому что ему дарована Богом молитва «Отче наш»…

М.Михайлова: И это, как мне кажется, источник нашей надежды, потому что в каких бы мы ни были обстояниях и трудностях – я все не могу забыть нашу слушательницу, – есть у нас надежда на то, что этот неотъемлемый образец может развернуть человека от смерти к жизни в любой момент.

В.Семенцов: «Да обратитися и живу быти ему». Все-таки нужно обратить свое внимание на то, что человек враждует с Отцом своим Небесным, а своего губителя принимает за друга.

М.Михайлова: Конечно, без воли человека ничего в его жизни ни изменится. Но у нас есть звонок. Слушаем Вас, здравствуйте!

Слушательница: Здравствуйте, это Валентина. Я хочу задать такой вопрос. Если человека поражает сильная любовь или страсть к другому человеку, как с этим бороться? Как от этого избавиться? Или, скажем, человек очень любит театр. Это то же самое, что, скажем, тот же наркотик. Как человек с этим должен бороться? Как может он бороться?

В.Семенцов: Спасибо. Вы знаете, здесь кроме заповедей – и десяти заповедей, и первой заповеди, ничего и в голову не приходит. Потому что если человек нарушает первую заповедь, да и заодно и вторую сразу же, и любя театр и другого человека больше, чем Отца своего Небесного, больше, чем Господа, Который все ему дает и Который есть любовь, Имя Которого – Любовь, без Которого никакая любовь в принципе не возможна. Конечно же, эта способность богоподобна – способность человека любить, но она обращается в то, что неслучайно сейчас уважаемая Валентина перечислила через запятую – «любовь, страсть», а какая разница? Потому что, здесь любовь и превращается в страсть, и тогда уже начинается кумирня, и многобожие, обоготворение, обожение – а мы сейчас говорим «обожание», но это именно в основе своей «обожение». И вот этот обожение человека, язычество, кумирня, да и театр с его масками. Конечно, и театр – это хорошо, но если это превышает любовь человека к Богу, то вот тут лукавство и есть. И за всеми этими масками как раз жало змиево и яд проникает в человеческое сердце, от которого сердце каменеет – «каталепси» по-гречески, и уже любить Господа перестает, потому что каменное сердце не боголюбиво. И если человек плачет по себе, плачет по другим людям, или плачет от каких-то глубоких театральных впечатлений, но нет у него блаженного плача о Господе, то его слезы превращаются в слезы ненависти к Богу и в страшный яд. Для него самого, прежде всего.

М.Михайлова: Я бы только сказала еще о том, что если речь идет о другом человеке, то мы можем помочь, наверное, только одним – молитвой. Потому что Сам Господь предоставляет каждому из нас свободу…

В.Семенцов: И в то же время я хочу Вам напомнить, и сейчас эти случаи так учащаются, и так часто приходится о них слышать, когда теряя кого-то из близких, или театрального актера любимого, или певца – вспомните, когда Цой погиб, сколько тогда подростков покончило с собой, это шок был для всех взрослых тогда. И человек начинает ведь Бога винить во всем этом. То есть страсть к другим, нарушение первых двух заповедей, обращается ненавистью к Богу, а это уже гибель, гибель человека.

М.Михайлова: Вот у нас еще есть звонок. Слушаем Вас внимательно.

Слушательница: Добрый вечер, это Анна. Как относиться к тому, что в современных детских рассказах и мультфильмах часто встречается образ доброй змеи? Ведь змея есть творение злое по Библии. Боюсь, что таким образом можно приучить зло принимать за добро. В этом мистика такая есть.

В.Семенцов: Вы знаете, мистика в этом есть, но опять же, Вы уж простите меня за занудство и цитаты, но это все в голове и в сердце: когда Христос посылал Своих апостолов по двое на служение, и нас, когда Господь посылает на проповедь – как соль земли, Он говорит: «Будьте мудры яко змии, и цели яко голуби». Главное – вот эту цельность сохранить.

Слушательница: То есть эти рассказы можно читать?

В.Семенцов: Если там нет зла и лукавства, понимаете. Я не только о мультфильмах, я и о художественных фильмах сужу только по одному критерию – а какой плод остается в сердце после этого мультфильма или фильма? Если есть эта опасность – посмотрите сами, и если есть после фильма, или после книги, кстати говоря, если есть чувство ненависти и желание кого-нибудь убить, плохого, нехорошего – это значит, что эти и фильмы, и книги от лукаваго. А если есть чувство любви и чувство благодарности Богу за то, какая красота, какая благодать, и вот это пушкинское «над вымыслом слезами обольюсь», – это вдохновение о Господе. И тогда это настоящее произведение искусства, и в нем ничего страшного нет, если сердце умягчается и уязвляется любовью к Богу-Творцу всех и благодарностью к тем людям, которые, уподобляясь Творцу, во славу Божию сотворили такие прекрасные произведения. Потому что ведь и змея-то тоже прекрасна как любая тварь Божия. Она и грациозна, и красива.

М.Михайлова: Ну что же, у нас, к сожалению, остается уже две минуточки, и поэтому, может быть, какое-то завершающее слово, Василий Васильевич, об этом удивительном глаголе «поражать»? Поражать, проникать, нарушать целостность…

В.Семенцов: Я все о своем – как учитель. Поражающая способность современных образов и средств массовой информации, средств воздействия на человеческую психику, душу, а через душу и на дух человека, на само сердце человека, на самую сердцевину человека, она возрастает многократно. И это было предсказано нам древними. И вот в этой обстановке блюсти себя, соблюдать психогигиену, и блюсти главу змиеву, видеть эту главу змиеву, отверстую змиеву пасть и угрозу поражения тебя в пяту, когда ты согрешил, когда ты пал и не очистился… Вот видение всего этого – это осторожность, это соблюдение заповедей, наблюдательность человека, обращение внимания на то, насколько он живет по заповедям или насколько он грешен, нечист, и поэтому уязвим, вот это единственное спасение. Другого я не вижу, и я искренне желаю всем нашим слушателям и нам с Вами спастись, спасти своих детей соблюдением заповедей. Это самое важное.

М.Михайлова: Спасибо, Василий Васильевич, я Вам бесконечно благодарна за эту связь, которую Вы установили сегодня между «поражением» и «соблюдением». Будем помнить об этом. Дорогие слушатели, сегодня у нас в гостях был Василий Васильевич Семенцов, филолог, философ, педагог. До свидания!

В.Семенцов: До свидания! Всего доброго!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru