fbpx
6+

Беседа с В.А.Корельским — многолетним сотрудником радиостанции «Голос Православия»

— Здравствуйте, дорогие радиослушатели. В эфире звучит программа «Встреча». У микрофона Жанна Сизова. Сегодня у нас в студии гость из Франции, парижанин с русскими корнями Валентин Анатольевич Корельский. Его родители эмигрировали в начале ХХ века в Париж. Там он родился, получил экономическое образование, работал представителем Парижского банка в России и Греции и в семидесятые годы познакомился с теми русскими эмигрантами, которые создали в Париже организацию «Голос Православия». Свою задачу участники «Голоса Православия» видели в том, чтобы познакомить других с глубинами христианской веры. Подробнее о себе, об эпохе, о «Голосе Православия» Валентин Анатольевич Корельский. Здравствуйте, Валентин Анатольевич. — Здравствуйте, здравствуйте. — Я знаю, что вы много лет носили, носите должность администратора «Голоса Православия». — В моей жизни «Голос Православия» возник немножко позже, чем вообще сама организация возникла. Она возникла в 79 году. В то время я даже не знал о существовании этой организации, я о ней узнал несколько лет спустя через отца Бориса Бобринского, с которым я был знаком уже много лет, можно сказать с детства. Я родился во Франции и всегда там жил за исключением 3 лет, которые я проживал в Москве как представитель Французского банка от 73 до 76 года, а в дальнейшем 5 лет провел с семьей в Греции в той же должности представителя Французского банка в Афинах. После возвращения из-за рубежа я впервые познакомился с деятельностью общества «Голос Православия» и был совершенно поражен важностью этого дела и убеждением тех сотрудников, которые в нем участвовали. — В чем вы видите важность «Голоса Православия»? — Как вам сказал, я проживал 3 года в Москве и мог лично убедиться, насколько здесь трудно было православной церкви проповедовать религию и насколько мало структур занимаются катехизацией и проповедованием православной веры. Так что я чувствовал, что тут колоссальная потребность и духовный голод несколько десятков лет. И когда я обнаружил, что есть возможность духовного окормления через радио, я понял, что это имеет колоссальное значение, потому что радио могут слушать многие. Даже если мы знали уже тогда, что некоторые передачи глушат в Москве в частности, тем не менее, было известно, что уже многие люди слушают наши передачи и уже в те годы 85-86 мы получали некоторые письма от слушателей из России. — А были случаи, когда те люди, к которым вы обращались за пожертвованием, отказывали? — Сплошь и рядом. Я должен сказать, что положительный результат являлся примерно 20 % тех попыток, которые мы делали по разным направлениям. — Какова основная причина была? — Причина была та, что либо организация, к которой мы обращались, считала, что эта цель не соответствует ее деятельности, профилю, потому что многие организации считали более важным заниматься чисто гуманитарной помощью. Действительно, многие из них этим занимаются. Но вот наша роль была постараться объяснить и сказать, что подарить кассету с духовной передачей это не менее важно, чем подарить четверть масла. Другие организации просто говорили, что у них все средства уже использованы и что эти средства скорее идут к снижению, и что они не могут принять на себя новые обязанности. Мы к очень многим организациям обращались и во многих странах, но результат все-таки был положительный, потому что пятая часть все-таки отвечала на нашу просьбу. — Валентин Анатольевич, а можно ли говорить о том, как развивались вложения, пожертвования на протяжении вот этого периода двадцати лет. Отчего они зависели, были ли какие-то внешние факторы, которые влияли на пожертвования, допустим, отношения между Францией и Россией, углубление знания православия во Франции? Вот есть какие-то внешние факторы, от которых зависит финансовая сторона? — Есть такие внешние факторы, но они появились позже. В те годы, о которых я говорил, 1985 года и до 90 года настроение пожертвователей скорее было направлено в хорошую сторону. Большой интерес по отношению к тем событиям, которые происходят в России, был интерес к Православной церкви как таковой во всех странах, чувствовалось желание помочь этому делу, поскольку многие все-таки сознавали, что радиопередачи это очень эффективное средство ознакомления веры христианской. Некоторые обратные мнения появились после перемен, которые произошли в России в 90-ые годы. Потому что некоторые люди, в частности, начальство крупных христианских организаций на Западе, считали, что поскольку Русская Православная Церковь живет в более свободных условиях в России, то она сама имеет возможность обеспечить материальную базу для развития катехизации и других церковных деятельностей. Тогда нам пришлось объяснять, что это на самом деле совсем не так, в том смысле, что возрождающаяся церковь православная в России имеет столько нужд, что они ни в коей степени не могли бы нам помогать. И что с другой стороны наша работа отличается от местной работы Православной Церкви в России, поскольку она не поддавалась никаким внешним тенденциям, либо политическим, либо каким-то идеологическим, и что наш опыт Православия на Западе имеет ценность сам по себе, поскольку он сохранил свободную и независимую деятельность, возможность выражаться. Иначе говоря, на Западе Русская Православная Церковь всегда жила в совершенно независимых условиях и развивалась в полной свободе. Эти условия вместе с тем духовным богатством, которое было перевезено из России во Францию благодаря блестящим людям, которые переехали во Францию и которые создали Православный институт, это создало уникальную школу, которая богато развивалась, очень плодотворно действовала. — Ваша семья православная? — Да-да-да. Мои родители оба русские и оба православные, и моя супруга также православная. — Она француженка или русская? — Нет, она русская, так же как я, и ее родители оба русские православные, и у нас двое детей, они тоже, конечно, православные. Дочь, уже теперь ей 41 год, она очень глубоко верующая; и сын сорокалетний. Ну он, конечно, как молодые люди менее как-то глубоко чувствует и менее выражает, все же я считаю, что он – серьезный верующий и надеюсь, что со временем эта вера у него разовьется. Они, правда, женаты оба с католиками. Дочь замужем за французом-католиком, сын женат на венесуэльянке-католичке, но в обоих случаях их супруги очень охотно и очень положительно относятся к православной вере, с удовольствием ходят в православную церковь вместе со всей семьей и с обеих сторон дети крещены в православии. — С каким чувством Вы уезжаете из России? — Это другая область. Это потребовало бы длинного разговора. В двух словах… это, конечно, очень сложный вопрос. То, что очень положительно, и я уверен, это главное впечатление, которое у меня останется, раскрытие, можно сказать, такой активной группы людей, которые сотрудничают в «Граде Петрове» с нашим обществом. Для нас это было действительно раскрытием, потому что мы знаем, насколько трудно здесь во все эти годы было людям получить духовное образование и духовные убеждения. А все люди, которых мы здесь встретили, наоборот, нам показались не только глубоко убежденными, но даже, может быть, более крепкими верующими, чем мы сами. То есть у вас, видимо, эта вера свежая, может быть, поэтому она выглядит сильнее. И вот это как раз раскрытие для нас оно очень радостное и вдохновляющее. — Это был Валентин Анатольевич Корельский, парижанин с русскими корнями, бывший представитель Парижского банка в России и Греции, ныне администратор парижской организации «Голос Православия», образованной русскими эмигрантами. Православие на Западе имеет огромную ценность, потому что там развивалось в полной свободе, поддерживаемое теми духовными богатствами, которые были перевезены из России. На этом программа «Встреча» завершается. Передачу подготовила и провела журналист Жанна Сизова. До свидания. До следующей встречи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх

Рейтинг@Mail.ru