fbpx
6+

Память жива у живых

Репортаж Екатерины Степановой

К 100-летию «Декрета о красном терроре»

5 сентября 2018 г.

Санкт-Петербург, Заячий остров, Петропавловская крепость

АУДИО + ТЕКСТ + ФОТО

 

Когда-то в одной из наших программ мы обращали внимание на то, что 2017-м годом и столетием революционных событий не заканчивается, а лишь только начинается череда трагических юбилеев. И год от года их будет становиться все больше и больше. Вероятно, нам просто необходимо снова пережить хотя бы в душе, в памяти всю эту кровавую вакханалию, чтобы извлечь хоть какие-то уроки истории. Одна из таких трагических дат – это 5 сентября, 100-летие со дня принятия новой советской властью Декрета о красном терроре.

 

 

В этот день в Петербурге у Головкина бастиона Петропавловской крепости на берегу Кронверкского пролива, около места, где были обнаружены массовые захоронения 1917-1921 годов, состоялось возложение цветов в память о жертвах красного террора.

 

Сотрудниками Музея истории Петербурга была проведена исследовательская работа по установлению имен погибших людей, поиску документов и выяснению обстоятельств их гибели. Об этом рассказывает ученый секретарь Музея истории Санкт-Петербурга к.и.н. Ирина Карпенко:

 

«Может быть, многие помнят о том, что восемь лет назад в Петропавловской крепости произошла печальная история, когда случайно были вскрыты массовые захоронения, о которых никто не знал. И на протяжении восьми лет Музей истории Петербурга занимался тем, что проводил раскопки, искал средства для того, чтобы привлечь специалистов, которые могут провести антропологические экспертизы, для того, чтобы организовать хранилище этих костей, и занимался изучением архивных материалов, пытаясь сопоставить медицинские данные вместе с нашими партнерами медиками и материалы, которые найдены в архивах о людях, которые пропали с 1917 по 1921 год в городе Петрограде. Сейчас мы уже можем сказать, что несколько людей, которых мы идентифицировали совершенно точно, погибли в 1918 году у стен Головкина бастиона. Погибли они, поскольку были взяты в качестве заложников в период, когда большевиками была оглашена политика красного террора.

 

 

У этих стен погибли люди не только во время красного террора. Здесь, видимо, были захоронены юнкера, которые 29 октября 1917 года подняли восстание. Они были заключенными в тюрьме Трубецкого бастиона. Здесь их расстреляли и, видимо, небольшую часть здесь же и похоронили.

 

Возможно, у этих стен были похоронены участники Кронштадтского восстания 1921 года. Мы не можем это подтвердить на сто процентов, на сегодняшний момент это гипотеза.

 

Но в день, когда мы вспоминаем печальную дату в нашей истории – день начала красного террора, когда большевики объявили эту политику, Музей принял решение, что он проведет такую памятную акцию именно чтобы вспомнить, что в нашей истории, в истории Петропавловской крепости есть печальная страница, есть история, связанная с гибелью 190 человек. И мы просто хотим, не зная их имен очень часто, мы хотим вспомнить, что они погибли именно здесь.

 

 

Наконец-то путем очень долгой и настоятельной работы произошло очень важное событие. Принято решение – не нами принято решение – принято решение рабочей группой по увековечиванию памяти жертв политических репрессий (есть в Санкт-Петербурге такая рабочая группа) и городские власти, видимо, это решение поддержат, о том, что останки людей, которые погибли здесь в Петропавловской крепости, будут захоронены на кладбище Памяти жертв 9-го января. Это в Обухово. Это историческое кладбище, которое появилось еще при Александре III (бывшее Преображенское кладбище – прим. ред.). Кстати говоря – это такой казус истории – оказывается, там похоронены узники Петропавловской крепости, например, Желябов и Перовская, они там. И вот на этом старом петербургском, ленинградском кладбище, мы очень надеемся, что достаточно скоро найдут покой те люди, которые погибли здесь в Петропавловской крепости. А изучение того, как они здесь оказались, кто это был, не остановится, потому что антропологи соберут – почти уже собрали – банк данных, необходимых для идентификации, а историки продолжат исследование архивов. Это может затянуться на десятилетия, но самое главное, что материал, который позволит идентифицировать людей, он будет собран. И мое личное мнение, что мы не имеем морального права, если антропологи работу закончат, хранить эти останки, ожидая чего-то. Не уверена я, что мы назовем имена когда-нибудь всех 190 человек, но придать их земле, дать им обрести покой, это наша задача.

 


 

Что касается каких-то мемориальных знаков. Памятник, памятная доска, мемориальная доска – это вопрос, который должен обсуждаться на уровне города. Город устанавливает памятники, не музей. Мы, музей, самовольно ничего вешать не можем. Мы по-другому вспоминаем этих людей. Мы открыли выставку, она до сих пор работает в Трубецком бастионе, экскурсоводы вспоминают об этой истории, вот сегодня мы вспоминаем этих погибших. Но я думаю, что через несколько лет, может быть в следующем году – это уже зависит не от нас, это зависит от городского правительства – появится какой-то памятный знак. Он будет находиться на памятнике архитектуры или рядом с памятником архитектуры, поэтому это должен быть очень качественный, профессионально сделанный архитектурный проект. Это не должно делаться в спешке, чтобы быстро повесить что-то в память об этом событии. Повторюсь, об этом событии обязательно рассказывают те гиды, которые водят экскурсии по Петропавловской крепости. Т.е. это уже часть нашей истории».

 


 

Комментарий к событию дала д.и.н. Юлия Кантор:

 

«Сегодняшняя акция памяти (я бы назвала это акцией памяти) можно так сказать, что приурочена и посвящена юридическому началу красного террора, т.е. юридическому его провозглашению, что никак не опровергает того, что де-факто террор, начатый большевиками после Октябрьского переворота, не был до того, до 5 сентября 1918 года. Просто в этот день вышло постановление, когда большевики, так сказать, в кавычках, конечно, легализовали этот террор. Так вот то, что делает Музей уже на протяжении многих лет, обнаружив на своей территории, которая сто лет назад была тюрьмой и местом расстрелов, это замечательное дело, именно музейно-историческое дело, общественное дело по увековечиванию памяти жертв Гражданской войны.

 

Красный террор – часть Гражданской войны, начавшейся в 1917 году. Именно потому очень логично, что на венке мы видим именно эту надпись «Жертвам Гражданской войны». Там очень разные люди. И на территории Петропавловской крепости помимо тех 190 останков, которые найдены и часть которых уже идентифицирована, сидели в ожидании приговора и были расстреляны люди очень разные, в том числе и случайные. Именно жертвы Гражданской войны. Поэтому Музей делает очень правильную акцию, устанавливая венок на том месте, где эта трагедия произошла. И она происходила не одномоментно, а в течение большого количества времени».

 

 

Почтить память жертв красного террора пришло немало людей. Мы обратились к некоторым из них с вопросом: «Почему вы сегодня здесь?».

 

«Я услышала по радио, что такая будет отмечена дата – столетие. Пришла. Я житель Петроградского района. Обыкновенный человек. Мои предки были крестьяне. Мой дед был в лагерях, а потом пришел и сразу умер».

 

«Я даже косвенное отношение имею к сегодняшнему событию, потому что много лет работал в Петропавловской крепости и свидетель начала раскопок. Даже некоторое участие принимали работники Музея в том, чтобы эти останки вынуть, сохранить. Помогали археологам. Вообще тема Гражданской войны меня интересует. Я ею занимаюсь как историк-любитель. Конечно, у меня резко отрицательное отношение к этим событиям. Это безобразие, что людей, инвалидов войны расстреливали, которые и так пострадали. Затронута тема Гражданской войны, но эти люди не брали оружие и не шли против новой власти. А их просто хватали за то, что человек воевал на Первой Мировой войне. Разве это вина? Это заслуга человека, а его за это убили. Форменное безобразие, и все многие какие-то положительные черты советской власти сводит на нет вот это зверство».

 


 

«Я здесь сегодня, потому что мне эта тема близка и с очень раннего возраста. Когда мне было восемь лет, в мой дом пришли сотрудники и арестовали брата моей матери, помощника машиниста паровоза Николая Михайловича Художилова. Потом мы стояли – я тогда не знал про Ахматову, про «Реквием» – стояли с бабушкой в очередях на Шпалерной. Потом было «без права переписки». И уже в 90-е годы я узнал, что он был расстрелян 20 декабря 1937 года.

Я довольно много узнал о своих далеких предках разных веточек, и я могу сказать, что 26 моих родственников стали жертвами этого неправедного, несправедливого режима, который установился после Октябрьского переворота. В том числе 6 расстреляно. Мой дед, награжденный Георгиевским оружием и орденом Святого Георгия, отличившийся в русско-японской войне, в Первой Мировой войне, потерявший руку, отправлен на лечение в Крым, с приходом античеловека злодея Бела Куны был расстрелян. Он ни одной пули не выстрелил в новую власть, никак о себе не заявлял, что он против. Я могу рассказать о всех 26-ти.

Здесь нет моих предков, но эта тема мне близка. Это величайшее античеловеческое, антинародное преступление, которое надо помнить, которое надо никогда не допустить, и которое здесь, конечно, должно быть отмечено соответствующим мемориальным знаком, который разрешит ЮНЕСКО».

 


 

Удивляет, конечно, какая-то невнятная и бесхребетная позиция нашего государства, которое должно квалифицировать подобные злодеяния. Ведь у стен Петропавловской крепости погибли заложники террора. Т.е. переводя на наше время, это такие же заложники террористов, которые погибли в Беслане, на «Норд-Осте» и в других случаях, когда заложников захватывают и убивают, требуя чего-то взамен. И сегодня подобные случаи однозначно квалифицируются как злодеяния. Безусловно, подобная историческая безграмотность государства не может не удручать.

 

На радио «Град Петров» подготовлено большое количество передач, посвященных этому трагическому периоду в нашей истории. И хотим обратить ваше внимание, что в наших архивах также есть подробные рассказы и об этом конкретном историческом сюжете – восстановлении имен 190 погибших человек, чьи останки найдены в Петропавловской крепости. Об этом подробно говорят в лекциях и беседах и Ирина Александровна Карпенко, и кандидат биологических наук Денис Валерьевич Пежемский, антрополог, который был привлечен как специалист высочайшего класса. Он проводил различные экспертизы, которые помогли установить имена 16 человек.

 

Слушайте повторения в нашем эфире, читайте на нашем сайте, скачивайте на «Сервисе скачиваний». Такие истории не должны оставаться в забвении.

 

Аудио, фото – Екатерина Степанова.

Фото раскопок — dp.ru, mr7.ru

 

См. также:

«Здесь не только жертвы красного террора, но и жертвы гражданской войны»

В рамках лектория в поддержку радио «Град Петров» – «Щедрая среда» состоялась лекция ученого секретаря Государственного музея истории Санкт-Петербурга Ирины Карпенко: «Петропавловская крепость. Узники 1917-1918 годов: пропавшие и выжившие». 8 ноября 2017 г. АУДИО + ФОТО + ВИДЕО

«К этим останкам трудно отнестись сухо-профессионально»

«Не все ямы на текущий момент найдены». В программе «Встреча» антрополог Денис Пежемский рассказывает о своей работе по исследованию останков из расстрельных ям, найденных у стен Петропавловской крепости. Эфир 24 ноября 2017 г. АУДИО

Расстрельные ямы у Петропавловской крепости – итоги раскопок

Слушайте интервью с ученым секретарем Государственного музея истории Петербурга Ириной Карпенко 22 и 29 июля 2017 г.

«Люди помнят о ГУЛАГе»

«Заключенные делали утюги». В программе «Радиоэкскурсии» принимают участие директор Пермского мемориального комплекса политических репрессий Наталья Семакова и научный куратор музея Юлия Кантор. 9 декабря 2016 г. АУДИО

5 сентября — день издания Декрета о красном терроре

Несколько передач на нашем сайте и в эфире к трагической дате начала красного террора. АУДИО + ТЕКСТ

День памяти жертв политических репрессий (2016)

Два репортажа о мероприятиях 30 октября 2016 года: на Левашовском мемориальном кладбище побывала Елена Мырзина, у Соловецкого камня итоги дня подводила Светлана Ставнийчук. АУДИО

Уроки XX века: право на память – право на противоядие

В рубрике «Уроки истории» вышел материал Екатерины Степановой о телемосте Петербург-Пермь к 70-летию постановления ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград». Историки и руководители музеев говорили также о роли узников ГУЛАГа в Великой Отечественной войне. АУДИО + ТЕКСТ

Музей истории политических репрессий «Пермь-36»

ГУЛАГ как объект культурного наследия. Радиоэкскурсия Екатерины Степановой. АУДИО + ФОТО

День памяти жертв ленинского и сталинского террора

День памяти жертв политических репрессий. Репортаж Елены Мырзиной. 30 октября 2017 г. АУДИО + ФОТО

Преодолен ли коммунистический террор?

Репортаж Ксении Богдановой
«Преодолен ли коммунистический террор?»
Доклад вице-президента фонда «Возвращение» Даниила Петрова

Преодолён ли коммунистический террор? (пробелы законодательства)

В программе «Встреча» обсуждается предложение вице-президента фонда «Возвращение», кандидата юридических наук Даниила Петрова — дополнить Закон о реабилитации, ввести понятие «жертв коммунистического террора», преодолеть многочисленные, как метастазы запущенной раковой опухоли, последствия красного террора. АУДИО

Храм в святом месте

Святейший Патриарх Кирилл посетил крупнейший в СССР расстрельный могильник времен Большого террора — Левашовский, рядом с которым освятил храм Всех Святых в земле Санкт-Петербургской просиявших. Репортаж Даниила Варламова. 12 мая 2018 г. АУДИО

«Цель – избавить эту тему от мистификаций»

В рамках лектория в поддержку радио «Град Петров» – «Щедрая среда» состоялась презентация документального фильма «Расстрелы на Ржевском полигоне: от Красного до Большого террора» и встреча с авторами – режиссером Кириллом Хейфецем и одним из участником съемок поисковиком Павлом Крюковым. 11 октября 2017 г. Репортаж Даниила Варламова. АУДИО + ВИДЕО

«И только сейчас мы начинаем кое-что вспоминать»

Репортаж Светланы Ставнийчук о панихиде в месте расстрелов 1920-1930 годов – урочище Койранкангас 15 октября 2016 г. АУДИО

Койранкангас

Панихиды в закрытой части Ржевского полигона – урочище Койранкангас, месте расстрелов 20-30 годов XX века. Ретроспектива репортажей 2010 — 2015. АУДИО

Наверх

Рейтинг@Mail.ru